Срок давности любви

Глава 9

Наверно, одним из самых счастливых моментов в жизни Гордея был тогда, когда он узнал, что Акулина ждет ребенка. Молодой человек не скрывал своей гордости и, сидя рядом с казачкой и нежно поглаживая ее по животу, взахлеб строил радужные перспективы их первенца (как он сам решил, сына):
- Когда ему исполнится пять, я посажу его в седло. Я украду для него самого быстрого коня. Ей Богу, он будет лучшим наездником в станице… Да что в станице! На всей Кубани! А потом я подарю ему шашку, настоящую казачью шашку…
- Милый, - мягко прервала возлюбленного казачка, - может, сначала решим, как назовем нашего мальчика.
- Акулина, знаешь… - замялся атаман. – Я уже давно решил… В общем, я уже выбрал имя для нашего с тобой сына.
- Выбрал? – удивленно вскинула брови девушка. – Ты что, раньше уже думал об этом?
- Конечно, думал. Вспомни, мы вед жили вместе почти пять лет до войны. У нас вполне мог родиться ребенок, и не один.
- Так какое же имя ты выбрал?
- Федя, - отвечал Гордей. – Только ты не подумай, что это из-за Фериды. Просто имя мне это очень нравится. Федор Гордеевич. Ну, скажи, че не звучит, а? Скажи же, славное имя… Или ты хотела другое?
- Нет… В самом деле, доброе имя для казака. Федор… Федя… Федечка… Феденька… Мне нравится! – радостно заключила Акулина.
- Вот и замечательно, - с облегчением вздохнул Гордей. Честно говоря, он очень боялся, что Акулина обидится из-за того, что он дин выбрал имя для сына.
- Гордей… А если будет дочка?
- Дочка? – рассеянно переспросил атаман. – Ну, дочка так дочка. Ей я буду рад не меньше, чем сыну.
Тут Гордей слукавил: конечно же, он ждал сына и тешил себя надеждой, что если даже первой родится девочка, то потом уж точно мальчик.
- А как мы ее назовем?
- Ну, родная… - неопределенно пожал плечами казак. – Я выбрал имя для сына, теперь ты выбирай для дочки. По-моему, честно.
- А я знаю, какое имя хочу… Хочу такое, чтоб было двойное: и мужское, и женское.
- Зачем это? – со смехом спросил Гордей. – Чтоб она на пацана была похожа?
- Милый, я так хочу… И уже даже придумала!
- Ну, я, в общем, не против. Так что, Александра?
- Нет.
- Евгения?
- Нет, - игриво повторила казачка, хитро улыбаясь.
- Погоди, я угадаю… Валентина?
Девушка отрицательно покачала головой, и ее улыбка растянулась еще шире.
- Антонина? – через пару секунд повторил попытку Гордей.
- Нет.
- Мирослава-Владислава?
Нет, снова мимо!
- Что ж за имя такое ты придумала? Что, Василиса? Ольга? Георгия? Романа? Григория? Степанида?
- Нет, не угадал!
- Ладно, сдаюсь, - наконец сказал атаман. – Ну, что за имя такое?
- Богдана.
- Богдана… - медленно проговорил Гордей, как будто пробуя слово на вкус. – Слушай, а ведь гарное имя. Прям для дочки атамана разбойников… Нет, я серьезно. Богдана… Богдана Гордеевна. Звучно, гордо и красиво.
На этом счастливые моменты для Гордея не закончились. Спустя три месяца после этого разговора Ферида призналась мужу, что беременна. Если Акулина сразу же сообщила возлюбленному радостную новость, как только поняла, что ждет ребенка, то черкешенка тянула вплоть до тех пор, пока Гордей не заметил ее растущий живот.
- Ты почему мне сразу не сказала? – первое, что спросил ошеломленный будущий отец, узнав, что жена скоро подарит ему ребенка.
- Потому…потому что я боялась сглазить. Ну, понимаешь, маленький срок… все, что угодно, могло случиться. А если бы я потеряла ребенка?
- Не говори глупости… - оборвал ее Гордей. – Боже, как же я рад! Милая моя, хорошая! … И сколько нам осталось ждать?
- Четыре месяца, - немного смутившись, отвечала она.
Гордей быстро прикинул в голове, что Акулине осталось столько же. «Ну и ладно, - подумал атаман. – Вот посмотрим, который родится раньше».
- Ферида, красавица моя… А скажи, кого ты больше хочешь? Мальчика или девочку?
- Девочку, - почти шепотом произнесла черкешенка, потупив взор.
- А чего ты так скромно говоришь?
- Просто… вдруг ты хочешь мальчика.
- Милая моя, это не от моего желания зависит, кто у нас родится. Как Бог пошлет.
- Гордей… Я хотела попросить тебя придумать имя для дочки.
- Меня? – изумленно спросил казак. – А чего сама не придумаешь?
- Ну, ведь у ребенка должно быть русское имя, а не черкесское, да?
- Конечно, - утвердительно кивнул Гордей.
- Вот… А я не могу выбрать их русских имен – они для меня все одинаковые.
- Ладно… Пускай будет… Богдана.
- Богдана? А что значит это имя?
- Значит, «Богом данная». Тебе нравится?
- Да, - искренне отвечала Ферида. – А если будет мальчик?
- Мальчик, говоришь… Ну, ежели мальчик, то Богдан.
В тот же день Гордей пересказал Порфирию разговор с женой.
- Ну и дурак же ты! – не удержался старый разбойник, выслушав до конца своего молодого друга. – А если у них у обеих девочки родятся? Что, будет у тебя две дочки Богданы?!
- Не ворчи, Порфирий, - отмахнулся атаман. – Знаешь, мне кажется, у меня будет два сына.
- Когда кажется, креститься надо.
- Да я серьезно… Представляешь, Богдан и Федя. Знаешь, как я хочу… Я хочу, чтобы Богдан был вылитый я. Чтоб я на него как в зеркало смотрел. Чтоб он был сильным, смелым, решительным… чтоб он стал достойным продолжением нашего атаманского рода. А Федя… Я хочу, чтобы он был лучше мня, лучше во всем. Чтоб он был добрее, честнее, терпимее. Знаю, за мной водится много грехов. Порой я бываю эгоистичным, злым, подчас даже жестоким. Так вот, я хочу, чтобы Федя взял от меня только хорошее, чтобы он был светлее меня.
- Знаешь, Гордей, - хмурясь, сказал Порфирий, - мне кажется, что ты для Федора желаешь лучшей доли, чем для Богдана.
- Понимаешь, старина… Ведь получается, я чем-то обделяю Федю. Моим наследником будет Богдан, а не Федя всего лишь потому, что я женился на Фериде, а не на Акулине. Феде выпадет расти без отца… по крайней мере, без законного отца.
- Гордей, а ты уверен, что будешь любить обоих детей одинаково?
- Конечно! Они же оба будут моими кровиночками. Клянусь, ни один из них для меня не будет дороже второго. Я отдам каждому их них столько отцовской любви, сколько смогу, и гордиться ими буду одинаково… И будут оба удалыми атаманами: Богдан – разбойничьим, а Федя – казачьим…



Ирина Литвинова

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться