ссср 2.0

Размер шрифта: - +

Глава 3. Подготовка

Машина подъезжает к площади Дзержинского, до 1926 года называвшейся Лубянка, а ныне носящей имя основателя ВЧК, предшествовавшего НКВД, Народному Комиссариату Внутренних Дел, – это одно из многих названий грозной советской секретной службы. Главное управление занимает внушительное необарочное здание XIX века, являющееся пейзажной доминантой. Антанас и Лидия заходят в здание с солдатами, их обыскивают охранники. Спустя некоторое время ожидания, им наконец разрешают пройти в кабинет Лаврентия Берии, народного комиссара внутренних дел. Одно только имя Берии пугает врагов. Известный как сталинский палач во время Большого Террора 1930-х, Берия ответственен и за многие другие преступления против человечества, о чем не сразу догадаешься, глядя на его добродушное лицо в очках с круглыми линзами.

– Лидия и Антанас, мои дорогие. Присаживайтесь, пожалуйста. Чай, кофе? – предлагает Беря.

– Не хотим отнимать ваше время, товарищ Берия, – говорит Лидия, как обычно, стараясь держаться на расстоянии от этого человека.

– Как хотите… – отвечает комиссар, фальшиво улыбаясь.

– Товарищ Сталин поручил нам доставить этих солдат к вам для подготовки, – сообщает Антанас.

– Ах, вы наверно Букейханов, Литвин и Серафимов, ветераны битвы за Берлин, которые без оружия и в наручниках разрушили целую советскую авиабазу! – поражается комиссар.

«Кошмар! Такое ощущение, что Левитан объявил по радио об инциденте. Все сразу узнали о катастрофе!» – думает Лидия, имея в виду знаменитого советского диктора. 

– Да, это мы, – говорит Виктор, не зная, позор это или слава.

– Так знайте, что здесь ваша слава ничем вам не поможет! Никакие героические подвиги в траншеях вас не спасут, если хотите выжить, будучи личной охраной товарища Генерального Секретаря! – восклицает Берия, изменившись в лице, сильно отличаясь теперь от мирного и спокойного человека, которым он выглядел несколько секунд назад. – Вы должны быть хладнокровными и расчетливыми, рассуждать как настоящие психопаты в мрачном мире кремлевского закулисья. Пытки, обманы, конспирация станут обычными словами для вас. Все под подозрением, никому нельзя доверять!

Пораженные резким изменением настроения комиссара, парни внимательно его слушают, понимая, что подготовка, которая их ждет, будет совсем не такой легкой, как им казалось.

– Посмотрите на себя! – показывает Берия на большое зеркало на стене. – Если, повторяю, если вы сможете вернуться живыми в этот кабинет, вы уже не будете такими же парнями, каких видите сейчас! Вы будете жестокими, кровожадными бойцами, всегда готовыми к любым трудностям и переменам, станете живучими, неустающими и безжалостными! – говорит комиссар пророческим голосом. 

Солдаты видят, как мужчина кричит и машет руками, будто ополоумев, и думают, представляет ли он ужасы, через которые они прошли в Великой Отечественной войне. Нет более жестокой и кровавой подготовки, чем эта. Уставший от шарманки комиссара, Лев перебивает его:

– Понятно, товарищ народный комиссар, где будет тренировка, здесь?

– Что такое? Куда спешите, товарищ Литвин? Я еще не начал объяснять! – кричит комиссар. – Как я вам говорил…

Берия молниеносно приближается к белорусу, с маленьким острым ножом, который он скрывал в рукаве пиджака. К его удивлению, Лев предугадывает это движение и хватает нападающего за кулак, сжимающий холодное оружие, приставляя его к горлу, одновременно скручивая другую руку противника за спиной, и толкает его на стол, к которому он прижат, обездвиженный, с ножом приставленным собственной рукой к своему же горлу. Все это действие занимает не более трех секунд, под пораженными взглядами Лидии и Антанаса.

– Довольно… солдат…! – произносит Берия.

Лев отпускает его, но прежде вынимает нож из руки комиссара, который оправляется от испуга, разминая руки и хрустя больной шеей. Пораженный унизительной сценой, начальник грозной советской секретной службы пытается сделать вид, что так и должно было быть:

– Весьма неплохо, солдат! Я нарочно медленно приблизился, и позволил контратаку, чтобы посмотреть на Вашу реакцию, и, должен сказать, она не так уж плоха… – говорит комиссар, пытаясь уменьшить свой позор перед гостями. – Однако, нет предела совершенству! Агенты Кайсина и Чюрленис, можете быть свободны. Теперь я позабочусь о них. Парни, за мной!

Солдаты следуют за комиссаром, который провожает их на нижний этаж, где видна акустическая изоляция и мишени на стенах. 

– Товарищ Исаев, этих солдат прислал сам товарищ Сталин для подготовки секретных агентов, здесь, у тебя. Примерно через месяц будет парад в честь Дня победы, и он хочет включить их в свою личную охрану. 

– Вас понял, товарищ Берия, – отвечает страшный бородатый мужчина, большой и сильный, с повязкой на глазу – редкое дело в НКВД.

– Удачи, парни! – говорит комиссар, быстро удаляясь, как будто опасаясь гиганта.



Патерсон Франко

Отредактировано: 28.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться