ссср 2.0

Размер шрифта: - +

Глава 8. Битва за Кремль

Сабина пробирается наощупь по темному коридору, ориентируясь на светящуюся точку вдалеке. Приближаясь, храбрая репортер начинает различать тени и голоса Сталина и его солдат, и вспоминает о гвардейце, который заметил ее на станции метро, его взгляд, окутанный тайной, как и все, связанное с этой бандой. Захваченная мыслями, девушка случайно наступает на кусок штукатурки, упавший давным-давно с протекавшего потолка. Солдаты сразу же оборачиваются, направляя оружие в сторону шума. Тимур, который шел последним в группе, осторожно приближается, за ним следует Виктор, освещая путь своей зажигалкой из фюрербункера. Сабина съеживается от ужаса.

– Кто ты?

Понимая, что спастись бегством не удастся, девушка сдается.

– Не убивайте меня, пожалуйста! Я безоружная, я здесь одна, и никто об этом не знает! – восклицает Сабина, поднимая дрожащие руки вверх.

– Я помню эту девушку, – говорит Тимур, опуская автомат.

– Ты ее знаешь? Откуда? – удивляется Виктор.

– Она была в метро... Это гражданская, нам ничего не угрожает, – отвечает гвардеец, вспоминая испуганное лицо девушки во время перестрелки в метро.

Репортер все еще дрожит, охваченная страхом.

– Не бойся, мы тебя не обидим, – успокаивает ее Тимур, протягивая руку.

Узнав глаза гвардейца, слабо освещенные зажигалкой, девушка тихо следует за ним, и вдруг ее наполняет необъяснимое спокойствие, идущее от крепкой руки незнакомца. Виктор убеждается, что за гостьей никто не следует, и встревоженно подходит к ней:

 – Как ты здесь оказалась? И зачем? Давно нас преследуешь?

– Примерно с начала инцидента в метро… Я видела, как вы все зашли в ту… беседку, и подумала, что, наверное, здесь есть секретный ход, – объясняет девушка. – Я с Российского канала телевидения, вот мой бейдж!

Гвардеец смотрит на карточку, не особо понимая, что это значит.

– Товарищ Сталин, как поступим с незваной гостьей? – спрашивает Виктор.

Советский вождь задумчиво поглаживает усы.

– Возьмем ее в заложники, если будет хорошо себя вести. И учтите, в случае обнаружения других преследователей, ее голова полетит первой! – предупреждает Сталин, чьи приказы редко имели переносный смысл.

Тимур не сдерживается и спрашивает:

– Так что ты говорила... «Российский канал теле-чего-то там»...?

– Ты не слышал о Российском канале? – пугается репортер. – С какой луны ты свалился?

Заметив серьезные выражения лиц гвардейца и его товарищей, Сабина оставляет иронию и отвечает:

– Ну... Это телевизионный канал, один из крупнейших в России. Я делала репортаж о вашем прибытии, это очень важное событие!

– Значит, ты шпионка?! – настороженно поворачивается к ней Владимир.

– Шпионка? Нет! То есть, я... Я репортер. Понимаете? Журналистка! – объясняет Сабина, опасаясь реакции гвардейцев.

– Хмм... журналистка, – рассуждает Сталин, двигаясь по коридору. – Я должен был догадаться. Любите вы совать нос, куда не просят! Но пускай... Найдется тебе применение, когда выберемся на поверхность. Поможешь донести до народа сообщение о нашей миссии!

– О какой миссии?

– Пора вернуть эту страну обратно на правильный путь. Пришло время для новой социалистической революции! – пророческим голосом восклицает Сталин.

Сабина решила бы, что эти ребята сбежали из дурдома, если бы не невероятные способности, продемонстрированные ими с самого начала появления в Москве, несколько часов назад. Это, несомненно, хорошо подготовленные солдаты, возможно, лучшие воины в мире, и их лидер полон решимости, достойной настоящего Сталина.

– Кстати, может, ты объяснишь нам, что произошло в этой стране за последние годы? – предлагает Тимур.

– То есть? После выборов президента в 2012 году? – уточняет Сабина.

– Президента? – удивляется Сталин. – Лучше объяснить все с самого начала, допустим, с предполагаемого конца Советского союза.

Репортер изумленно выслушивает эту просьбу. Неужели это настолько радикальные коммунисты, что они предпочли проигнорировать распад СССР в 1991 году? Но зачем тогда задавать такой вопрос? Может, провели долгое время в заточении, изолированные от внешнего мира?

– Значит, так... – начинает репортер, не зная, с чего начать. – О чем вы уже слышали?

– Мало о чем. Мы видели коллаборационистский флаг вместо красного, – объясняет Виктор.

– И еще карту России и стран СГН или СНГ… не помню точно, – добавляет Владимир.

– Один бездомный сказал нам о распаде СССР, – комментирует Ярослав.



Патерсон Франко

Отредактировано: 28.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться