Сталь и песок

Размер шрифта: - +

40

ГЛАВА 40
   Третий день в пустыне, отдавался во всем теле ноющей болью. Казалось что на все места, на куда приходится вес полулежащего тела, стерты до крови, и на них посыпали солью.
    Косяк болезненно поморщился. Пытаясь достать языком до чесавшейся ноздри, ощутил соленый привкус пота.
   - Череп я не пойму, нафига мы на себя натягиваем эту соплятину, - скучающим голосом поинтересовался Косяк, - ведь толку от нее никакого. 
   - Толк есть, - просмотрев показания  систем обнаружения, вздохнул Череп, - Это псевдо живая ткань с бактериями, поедающими твои выделения. 
   С интонацией профессора объясняющего простую арифметику на пальцах, Череп на всякий случай добавил.
 -  По замыслу конструкторов, она должны тебя обеспечить чувством комфорта и уюта, по крайней мере, пока колонии микроорганизмов живы.... 
   - По моему эта колония переела, перепила и сдохла, - скривился Косяк, - и судя по запаху... как минимум неделю назад. 
   В внутреннем эфире, раздалось хрюканье Дыбы. Скучающий вместе со всеми механик, уже налюбовался окружающими песками до зевоты, решил подключиться к разговору. Слово за слово и в во внутреннем эфире воцарилась привычная перепалка, где каждый изгалялся в словесной акробатике. 
   Тяжело вздохнув, Череп посмотрел на проекцию. На оперативном просторе высвечивались только зеленые контуры его машин. В полном составе девять машин засели на гребнях самого большого кратера в южном полушарии. 
      Подставляя под остатки песчаной бури стальные бока, машины не подвижно сидели в осадном положении. Прижимаясь к песку горы металла становились волнорезами на пути пустившихся в невольное путешествие барханов.  Накатывая песчаными волнами, пески укрывали машины почти по самую макушку. И если экипаж не успевал стряхнуть  налипший песок, гора вырастала и при следующем  песчаном вале машину уносило или в котлован, или стягивало наружу. 
        Из-за того, что какая-нибудь машина нарушала четкий контур совмещенных полей обнаружения, схематичная проекция кратера искажалась, и в образовавшийся провал можно было загнать незамеченным  целое соединение тяжелых машин. Приходилось увеличивать дальность всех систем, но и это чревато большой задержкой поступления данных, и все равно приводило к неверной картине.  
     Череп искусал все губы. Люди устали и машины все чаще срывались со своих постов. Сержанты виновато рапортовали, но с каждым разом задержки вывода  машин на исходный рубеж все увеличивались и увеличивались. 
   - Командир есть вопрос, - прозвучал усталый голос Лохматого, уже успевшего сорваться с вершины во второй раз, -  можешь дать канал, моем водителю и Дыбе? Пусть он его научит как не падать в этот долбаный кратер. 
   - Даю, - ответил Череп, только сейчас обратив внимание, что Дыба трепаться то трепится, но не забывает, то и дело, дергать машину во внешне казавшихся хаотичных рывках, - третий канал, двадцать пятая частота...
   -  И еще... Чего ты так вцепился в это кратер? Все просто колесят по секторам, а мы тут как придорожные маячки сидим. По уши в песке и таращимся на радары как идиоты.
   Накопившаяся усталость в голосе старшего сержанта, это уже тревожный сигнал. Даже сержанты уже устали Нужно возвращаться на заставу, дать хоть ночь нормально выспаться, пополнить запасы и обратно.
   Череп сильно сжал налившиеся свинцом веки. Вытаращив глаза, до замелькавших разноцветных кругов, протяжно вздохнул: 
   - Ну, это не вопрос, а целый диагноз... Карта сейчас перед тобой? Выведи всю южное полушарие. Вывел? А теперь найди мне хоть один крупный кратер с условием, что до всех застав, наших и арабов... оптимальное расстояние. Ну, так плюс, минус сотня, полторы километров? 
   Лохматый замолчал. Тихо бубня, заданные условия вводил в систему критерии поиска. Просмотрев ответы через пару минут отозвался:
   - Ну нашел -  три ...нет два. 
   - А теперь  разверни на склонах стационарные орудия, что бы простреливать все в округе на пятьдесят километров.
   Уже после продолжительной паузы, заполнивший эфир статикой, Лохматый то ли удивился, то ли ругнулся: 
   - Ну ты...,  чтоб мне век жрать один сухпай. Как ты допер!? 
   - Эх Лохматый, Лохматый - не весело улыбнулся Череп, - вот будь ты командиром.... Ты бы бросил войска сразу на укрепленные заставы? Без развернутой базы? Ведь боекомплект нужно где-то пополнять, передвижные ремонтные площадки где-то ставить, продовольственные блоки монтировать, а без командного пункта как? А где как ни здесь, это так удобно.... и в принципе безопасно. 
   Сосредоточенно засопев, Лохматый искал изъян в рассуждениях. В конце концов сдавшись, спросил:
   - Ну если так то почему же Объединенное Командование так распылило всех? Собрались бы здесь и ждали. 
   - А ты бы послушал простого лейтенанта, даже будь он командиром какого-то хотя и диверсионного отряда? Когда целая толпа штабных аналитиков твердит совсем другое?
   - Опять мышиная возня, - устало проговорил Лохматый, - И Удав тоже так думает?
   - Да нет...он то как раз и не возражал.
   Череп вспомнил каким раздраженным  был Удав, когда вызвал лейтенанта к себе. Метясь по кабинету разъяренным тигром, ругал на чем свет стоит столичных штабников. Во всю занятые возней за новые кресла  в объединенном штабе, офицеры не желали и слушать, что бы собрать воедино мощную группировку и сосредоточить ее на одном из вероятных мест высадки, пусть даже и с высокой степенью вероятности.  Основной стратегической доктриной считалось патрулирование и раннее обнаружение, с последующей переброской, развертыванием и стандартной атакой. 
   - Эх люди, люди даже при пожаре вцепились в чемоданы. Ладно командир, вместо меня Джигит, я на поспать часок другой, не возражаешь? 
   - Принял. Отдыхай. 
   То, что на проекции занимало дециметровую окружность, в реальности раскинулось  стокилометровый впадиной, своими пологими стенами, сделавшими кратер идеальным местом для возможной высадки. Идеальнее места для разворачивания плацдарма просто не найти. 
    Тяжело вздохнув, Череп прислушался к перепалке друзей. Ничего нового. В конце концов один сейчас потеряет терпение и пойдет стучаться в бронированную дверь стрелка. 
   Но проигнорировав очередную шпильку, да протяжно зевнув, Дыба спросил:
   - Череп ну что там у нас по плану?! 
   - Можешь пока отдохнуть, только  Милашке составь программку управление...
   - Вот и лады, - все я спать. Косяк будешь опять орать - язык на стволе бантиком завяжу.
   Прислушиваясь как Косяк, пытается не остаться в одиночестве, Череп отвлекся на зуммер вызова. В проекции появилось окошко с  изображение ветерана. Сержант задумчиво косился в сторону, а завидев командира, сказал: 
    - Командир тут какая-то штука появилась. На радарах пусто,  а на видео она крутится...
   Где-то внутри Черепа оборвалась струна ожидания. В сознании сразу же понеслись самые дурные предчувствия: " Неужели я все-таки пропустил?" 
   - Что там? - постарался придать обыденности голосу, Череп почувствовал как похолодела спина, - Шаша давай по порядку... 
   Прозванный за свой дефект речи, почти по имени, наемник смущенно сказал:
   - Пять минут назад, я заметил вспышку. Приборы молчали как ни в чем не бывало. Я уже подумал, что показалось. Но тут  эта штука..., - подбирая слова, сержант пытался показать руками как оно выглядит. Следуя указаниям Черепа начал описывать словами, - ну я видел только шар ну где-то метр в сечении, такой весь граненый. Ну вот... Он рядом с машиной показался. И сразу же начал как то раскладываться. Сейчас попробую его показать...
   Череп раздвинул окошко проекции во весь угол обзора. Сразу же в глаза ударил красный снегопад. Гоняемый ветром песок, от статики начал слипаться в причудливые хлопья, чем-то напоминающий снежинки, с бешеной скоростью разбивающиеся в глазок фиксатора. 
    Вот напор стих, и сквозь ручьи песка пробился виновник переполоха. В неспокойных потоках гранитной крошки и слипшихся от статики песчинок блеснул ртутный блик. Вместо шара, на пробивающихся лучах заблестел ограненный конус. В момент как проявился четкий фокус, верхняя часть конуса распустилась подобно цветку. Между разошедшимися лепестками показался пучок прутьев. 
   - Что показывают приборы, - спросил Череп.
   - Ничего. Только..., - изображение сержанта пропало, растворившись в полосах помех. 
   - Всем экипажам - тревога! - взорвался криком Череп. 
   Стянутая пружина ожидания развернулась в теле натянутыми жилами. Преодолевая скованность, двухдневного бездействия руки запорхали над сферами управления. Сенсоры под чуткими касаниями пальцев, окрашивались в зеленые цвета готовности. Генераторы загудели с нарастающим свистом, разгоняя по контурам потоки бешенной энергии. Способной привести в движение десятки тонн стали и превратить не большую скалу в горку оплавленного щебня. Спящий хищник, проснулся. 
   - Лохматый! Ты где ? Командиры машин где доклады?! - запоздало сообразив, Череп только заметил  что все его приказы растворяются  в потрескивании статики, - Вызывает командир, отозваться всем  кто меня слышит! 
   Пробуя все диапазоны частот, на которых его отряд использовал для связи, Череп понял, что это  была за неопознанная сфера. Успокоившись, стал раздумывать, что можно сделать при работе поля "немоты". На вооружении наемников, такие генераторы не прижились. Из-за громоздкости подавителей частот связи, такие установки  использовали использовать только стационарно - на заставах. И то от них страдали все. А получается, что первый сюрприз уже настал. Остается уповать на оптику, но при такой буре она может выручить только на малых расстояниях.
   - Дыба двигай по указанному маршруту, до ближайшей машины. Этот шар глушит всю нашу связь, и фиг его знает, какие еще нам приготовили сюрпризы.
   - Не боись Череп, не в первой....
   Проснувшаяся Милашка, рывком лишилась бурого налета. Рассекая водопад волнами отлетавшего песка, машина покатилась по склону. В условиях ограниченной видимости да без радаров, машина ползла с черепашьей скоростью. Избегая ударов с крупными препятствиями опасно подпрыгивала на протараненных мелких глыбах. 
   - Эй, Череп, что делать-то?  - растерянно спросил Косяк, - я вижу только на полсотни метров, и то Милашка, такую чушь городит, что я с двух метров в задницу слона не попаду. 
       Напряженно соображая, Череп всматривался вперед. Если все получится, то срезав, Дыба выскочит как раз напротив машины Лохматого, а там уже и на отике можно пообщаться. 
   - Не обращай внимание на приборы. Полагайся на собственные ощущения, - ответил Череп, хотя как это сделать на деле сам плохо представлял.
   Милашка закончила спуск и теперь вовсю катила по равнине.  И вскоре машина выбралась из котлована и задрала нос на склоне.  Едва не столкнувшись с присевшей в осадной положении сестрицей, в последний момент увильнула в сторону, но все равно вой ветра перекрыл скрежет стали. 
   - Эй, совсем очумели, - ворвался в эфир голос Лохматого.  Хотя больше чувствовалось облегчения, чем раздражение из-за помятой брони, - Командир. Связь не работает, а на оптике много не навоюешь, что будем делать?
   - Собирать отряд, ты на восток я на запад. Собираемся у скалы Трех пальцев, через..., - прикидывая сколько времени уйдет на то чтобы при такой видимости, собрать весь отряд, Череп  задумчиво примолк, -  ...гляди на карту. Ты собираешь все машины включительно с Фиксой,  и дуешь к ориентиру, если меня там не будет, то со своей половиной возвращаешься на заставу. А я уже со второй половиной вернусь самостоятельно. Вопросы? Тогда приступаем...
   И только спустя шесть часов, он заканчивал  доклад в кабинете Удава расширенному собранию офицеров всех служб. 
   - Таким образом считаю, что в данном районе противник собирается организовать высадку, - закончил Череп и  потянулся к сифону. 
   Давая себе время перевести дыхание, укрывшись ободком стакана, сам собирался мыслями. В первый раз ему приходится выступать перед такой плеядой командиров. 
      Занимая все сидячие места, кому не хватило места - подпирая стены, командиры соединений внимательно слушали молодого лейтенанта, сумевшего первым вычислить появления противника на планете. То что это именно высадка уже никто не сомневался. Выступивший перед этим разведчик, заявил, что их техника бессильна перед теми явлениями, которые происходят над четырьмя участками планеты. В аномальных зонах пропадает сам принцип электромагнитных волн. Информация со спутников тоже ни чего не дала. Перед тем как взорваться спутники успели передать только черное пятно вместо обычного рельефа. 
   - Кроме ваших предположений еще есть какие-то доказательства, что именно в этом кратере будет высадка? - спросил какой-то майор, по довольно скудному на шевроны рукаву, было видно штабной офицер, - что еще вам дает право так утверждать? 
   - Я не утверждаю, - устало ответил Череп. С каждым разом все острее реагирую на едкие подначки ужаленных штабистов, - я высказал свои идеи. А у вас есть другое объяснение аномалий?
   Майор не разборчиво пробурчал ответ.  Уткнувшись в терминал, с деланным равнодушием упорно застучал по клавиатуре.
   - И так господа, - взяв бразды правления в свои руки, со своего места поднялся Удав, - вы выслушали доклад офицера. А теперь приступим к постановке боевой задачи.  Силами четырех механизированных соединений, и при поддержке воздушного крыла необходимо произвести разведку боем....
   За прошедшие сорок минут, Череп  уже  не раз с ностальгией вспомнил времена, когда был простым сержантом. Сплошные потоки цифр, и слов все слилось в гипнотическую реку, в которой он поплыл и забылся...
   - Череп ты себя хорошо чувствуешь? - прозвучал над ухом обеспокоенный вопрос Удава. 
   Череп подскочил. В пустом кабинете, где еще стоял запах большого количества людей, кроме Удава, уже ни кого не было. 
   - Все хорошо мой полковник. Извините, просто... задумался.
   Всматриваясь в полопавшиеся сосуды глаз, плохо скрываемых контактными линзами, по темневшее от хронического недосыпа лицо,  и заострившиеся черты, Удав понимающе хмыкнул. Нажав пару клавиш, попросил о чем то адъютанта. 
   - Садись, посидим.
   - Извините, но приказ... мои люди.
   - Ничего с ними не случится, а вот тебе срочно нужно хорошего кофе, хотя вернее больше спать, - тяжело вздохнув указал место рядом с собой, - ну ни чего, на том свете отоспимся.
   Вошедший адъютант поставил поднос с двумя белыми чашечками. Подымающийся дымок, приятно защекотал ноздри горячим запахом. 
   - Настоящий. Лично Батя выделил из своих запасов, - Удав, по хозяйски пододвинул чашечку гостю, а сам низко наклонившись глубоко вдохнул, - ах, хорош.... Да ты пей, не стесняйся. 
   Череп аккуратно подняв чашечку, обжег губы. Почти вязкий кофе вцепился в полость рта, раскаленными клещами. Постепенно проникая все глубже вовнутрь, обжег нутро огнем.  По телу разлилась горячая волна бодрости. Чтобы не говорили, и сколько бы  заменителей не придумывали, а крепкий кофе всегда останется верным средством взбодрится. 
   - Ну как ? - хитро прищурившись, поинтересовался полковник. 
   - Спасибо,  - не понятно каким чутьем, но Череп понял, что светская беседа за чашечкой кофе, это только преддверье важного разговора, поэтому старался не очень расслабляться, - очень помогло. 
   - Ну коли помогло, тогда давай перейдем к серьезным вещам. Что ты думаешь о нашем плане, только давай без этого лепета, - передразнивая манеру речи молодого лейтенанта, Удав улыбнулся, -  Возможно, предполагаю, вероятно. Я тут просмотрел все архивы совещаний, и знаешь, что мне наковырял Усач? То о чем ты говоришь, обычно сбывается, в той или иной форме. 
   - Да не так уж и все... 
   - Я тебя не хвалю, - спокойно сказал Удав, - я тебе говорю как есть. У тебя очень высокая степень предсказания. Такой достоверности прогнозов добиваются только спецвычеслители, объеденные в аналитические кластеры. Поэтому давай на чистоту... выкладывай свои  соображения. 
   - Если откровенно. Мне кажется, что разведку нужно провести малыми силами. Максиму одним крылом, с полным комплектом пехоты. И все...
   Удав задумался, походив по кабинету, налил себе воды. 
   - Ну, а почему ...ты же не объяснил. 
   - Связь. Маленькую группу легче вывести из боя.  А без связи мы будем толпой. Ведь мы не знаем что там, а то, что противник превосходит нас технически это уже неоспоримый факт....
   Череп влетел в ангар, самым последним. Пехота уже рассаживалась по капсулам, а экипажи поблескивая обзорными стеклами гермошлемов, крутились возле машин, последний раз проверяя готовность машин к рейду. 
   Завидев спешащую фигуру лейтенанта, сержанты начали отдавать команды  экипажам. Как только Череп ступил на трап Милашки, все машины уже нагоняли рабочее давление  на ходовые, дожидаясь только разрешения диспетчера на выход. 
    Пробираясь по полуосвещенным коридорчикам переборок, Череп защелкнул гермошлем.  В уши сразу ворвался голос Косяка:
   - Командир тебя тут Лось уже обыскался. Кажется даже всплакнул.
   - Прям так и всплакнул? - бодро отозвался Череп, - а чего вообще хотел-то? Не говорил?. 
   - Да не то слово, - отвлекшись на защелкивание ремней, и подсоединение шлейфов Косяк весело продолжил, -  обрыдал мне весь комбез. Слезы радости прям ручьями били... Все уши оттоптал мне, рассказами о новых цацках. 
   Представив плачущую глыбу Лося, да еще  рыдающую на груди Косяка, Череп развеселился. То что пехоту вооружили новыми ракетными комплексами, Череп на совещании узнал. Приглашенный представитель Обеспечения, особо уделяя внимание мерам безопасности,  новое оружие еще не прошло все испытания, и можно было ожидать всего. 
    Все Косяк, тишина. Дыба - тронули! 
   Милашка сорвалась с места.  В лихом заносе, едва не задевая капсулой, свисающей подобно осиному брюшку, соседние машины, Милашка вылетела из ангара пулей. Следом потянулись остальные. Наполнившийся визгом колес, и дымкой  паленного каучука, ангар в считанные минуты опустел.
     Снаружи заставы, на обочине бетонной полосы, белым остовом проступающей сквозь тонкий налет песка, выстроились машины других соединений. Тускло отражая лучи яркого солнца, посеченная бурей броня, исходила размытым маревом. Нагретая броня, от легкого порыва случайного ветерка, украшалась осыпающимся серпантином свежеоблупившийся краски. Образуя под застывшими рядами бронированных машин, аккуратный  контур шелухи.  
      Отряд "бешенных", разметая брызги песка,  промчался по бетонной полосе. Следуя плану, отряд стремился во главу колонны, где должен рассыпаться передовым дозором, и обеспечить безопасность движения колонны. 
   - Я, Череп, вызываю Боцмана, - выходя общий эфир, Череп перешел на новую связь. 
    По заверениям главы Обеспечения, давшего команду монтировать на машинах фасетчатую шляпку гриба, устройства экспериментальной системы связи не возможно было заглушить. Излучаемые во все стороны не видимые связки лучей мощного светового излучения, пробивали плотные песчаные завесы, а если даже не находили адресата, оставались в памяти последней машины, выступающей ретранслятором  затем пробовали заново пока не происходила установка связи. 
   - Боцман на связи, - прозвучал сухой голос, командира объеденных соединений. Прибывший вместе со своим соединением с другой заставы, майор не горел желанием отвечать за успех операции, с мутными условиями боевой задачи, но подчиняясь приказу вышестоящих командиров принял командование. 
   - Я готов, передавайте маршрут движения, - четко отрапортовал Череп. 
   Что, что, а трепать нервы жилистому майору, единственному слушавшего его доклад на совещании как проповедь, Череп совсем не хотел. В короткие моменты вопросов и ответов по существу, между ними установилась симпатия, которая  давала надежды, что последний не такой уж и уставной вояка. И  в случаи опасности запросто сможет наплевать на личные амбиции, иерархию чинов да по-простому спросить мнение любого подчиненного, лишь бы общее дело не пострадало.
     Временно прикомандированный Боцман, судя по полосатому шеврону, участвующий почти во всех крупных  боях, стал возглавлять объединенную группировку, согласно приказу Бати. И по сути дела оказался единственным опытным офицером такого уровня по близости с высадкой. 
   - Внимание, общий канал  для командиров соединений, - скомандовал Боцман. 
   Дождавшись пока замигают индикаторы готовности всех командиров, голосом исключающим всякие возражения продолжил:
    - За маршрут движения отвечает Череп, он же и движется в авангарде. Конь - восточным крылом, Пыжик - западным. В таком клине двигаемся до минус пятьдесят километров. Там перестроение в единый фронт, но Череп ты остаешься в авангарде...
    Погасший огонек общего канала с Боцманом, оставил в груди хорошее чувство. Общие разговоры и рекомендации дождем сыпавшие на участников рейда со сторон штабников да со стен проекторов, порождали сумбур. А майор по простому расписал каждому командиру все по полочкам, четкий и понятный приказ это уже половина дела. 
   Вызывая Лохматого, Череп  забылся и в загоревшийся индикатор, произнес свои мысли вслух:
   - Как ни крути, а майор толковый вояка.  
   -  Это ты к чему? - усмехнулся Лохматый, - ты мне уже майора даешь ?! Вот уж не гадал...
   - Размечтался, могу предложить моментальный клей - раскатанную губу подклеить. - усмехнулся Череп, - Так что хватит кимарить, мы идем на острие. Расписывай стандартные связки парного патрулирования. Дистанция плюс десять, передача всей телеметрии на меня, по готовности доклад. 
   - Да все готовы командир, - серьезными голосом отозвался Лохматый. 
   - Ну тогда, генераторы на походный режим...
   Оставляя за собой клубы поднятого песка, машины разошлись веером. Как только машины скрылись за склонами барханов, на проекции замигали первые потоки данных. Обрабатывая полученные сигналы Милашка выстраивала единую картину окружавшей местности. Повторяя каждый изгиб барханов, каждый камешек осыпавшейся скалы, все фиксировалось и подвергалось обработке всеми видами радаров и детекторов масс. 
      По тактическому замыслу, отряд Черепа должен обеспечить разведку, а в случаи столкновения с упреждающим ударом противника, завязать бой, пока пылившая следом колонна не развернется из тела стальной гусеницы в сбалансированный клинок, огневой мощностью способный зажечь новое солнце... 
     Когда уже глаза стали слезиться от непрерывного вглядывание в медленно ползущий участок поверхности, Череп дернулся на тревожный зуммер - Милашка потеряла связь с машинами. 
   - Началось, - тихо ругнулся Череп. Запуская дополнительные тесты убедился что вся связь пропала, -  Косяк запускай зонды.
   - Что уже? - удивился стрелок,-  до кратера еще  с полсотни километров..
   - Без вопросов. Запускай.
   Установленный между ракетными бобинами нарост,  отличался рублеными формами и топорным креплениям. Из установленной в спешке коробки, вылупился металлический уродец. Выставляя лопасти, со скрежетом развернувшиеся в размах втрое превышающий метровый цилиндр, метеозонд принюхался к атмосфере. 
      Сработавшие двигатели, отработав крохотный запас топлива, подбросили зеркальный цилиндр ввысь. Подчиняясь заложенной программе переоборудованный метеозонд, на миг зависнув, заработал огромными лопастями и превратился в ретранслятор оптических лучей.  
   - Череп есть контакт. Наш пучеглазый дружок разлепил глазенки, - отрапортовался Косяк, - последний тест и он в твой. 
   - Принял, - переводя всею передачу данных на новый канал связи, Череп в первую очередь проверил связь с экипажами, -  проверка связи. Сержантам доложить обстановку. 
   С легкой заминкой, но связь заработала. Запустив еще несколько зондов Череп, добился что вся долина перед склоном кратера теперь покрывалась ретрансляторами. Принимая доклады сержантов, часть машин отстреливала капсулы десанта. С ходу высаживаясь "саранча" принялась за установку треног. Подготавливая укрепленный плацдарм для высадки основных сил, пехота выстраивала рубеж обороны. 
   - Череп, я смотрю ты стал большой шишкой - ворвался в эфир громыхающий голос. Возникая на проекции растянутым во все окошко лицом, Лось насмешливо улыбнулся, - чтобы с тобой поговорить пришлось чуть ли не записываться в очередь. 
   - Извини сейчас исправлю, - замотано проговорил Череп,  только сейчас заметив, что загруженная линия самостоятельно расставляла приоритет вызова, ставя необозначенные вызовы, строго после штатных переговоров с сержантами, - что у тебя?
   - Да у меня все нормально, дай мне еще пять минут, и я  выстрою такую линию... из любого гада  сделаем ракетного ежика. 
   Гыкнув  над своей шуткой Лось, внимательно выслушал наставления Черепа.  Поделив долину на секторы обстрела,  лейтенант уточнил координаты огневых точек: 
   - Вот от этого склона, до этого разлома убери автоматику, посади опытного оператора, - передав майору размеченную картинку Череп подкрашивал жирную линию маршрута, - ... после прибытия основной колоны, здесь пойдут машины.
   - Понял не дурак, - кивнул Лось, -  ну все тогда, в случае чего я свистну.
    Тем времени в долине закончились последние приготовления. Прекращая всю суету вокруг комплексов, пехота залегла между ракетными комплексами. Зияя ровными рядами жерл, готовых выплюнуть смертоносные жала, комплексы слегка подрагивали задранными носами. 
    Позади многослойной линии обороны, послышался вой генераторов. Прибыли основные силы. Не доезжая до засевших в осадное положение машин Черепа, основное крыло начала отстрел капсул.  Равнина снова наполнилась движением, но уже в тылу. 
   - Череп доложи обстановку - первым затребовал Боцман. 
   Перечисляя выполненные работы, передал на машину майора схемы первой линии обороны. Пометив предлагаемые участки прохода на склон, с волнением ждал оценки молчавшего майора.
   - Принял, - отозвался Боцман. Отвлекшись на внутренний рапорт, вернулся к ожидавшему Черепу со словами:
   - Все грамотно. Изменений не будет.  Жди команды и выдвигайся на вершину. Но без пехоты. Твое место займут мои орлы...
   -  Есть, - подобрался Череп.
   Застыв в ожидании, касанием руки передвигал машины своего подразделения по исходным позициям. Получая электронные указания командира, водители передвигались на указанное место. Разделив отряд на два когтя по пять машин, Череп с волнением ждал команды. 
   - Череп двигай, - раздался в ушах ровный голос Боцмана, следом уже добавил теплее, - удачи ... 
   - В турбину ее, - присказкой ветеранов отозвался Череп.
   Отзываясь на клич командира машины взвыли генераторами. Слегка засыпав залегшую пехоту песком, машины рванули вперед. 
      Выдерживая треугольный строй, два "когтя" одновременно вгрызлись в пологий склон. Одновременно выскочив на вершину, одна за другой машины останавливались, сливаясь в единый фронт. 
   - Косяк еще парочку зондов, - дал команду Череп, напряженно всматриваясь в показания анализатора. 
   - Что-то я не понял, - послышался растерянный голос Лохматого, - Командир у меня на анализаторе пусто, а тут... 
   Приборы молчали, но впадину стало не узнать.  Под ярким лучами солнца, впадина пестрела контрастом теней. До конца горизонта, долина вздыбилась полусферами. Утыканные ровными рядами гигантской грядки, застилали всю впадину геометрически ровными барханы. 
   - Херня какая-то - растеряно проговорил Косяк, - Череп по приборам чисто, но  мне здесь не нравится...
   В это время небо расколола вспышка. Беззвучно пронизывая звездное небо, черноту небосклона вспахал ослепительный болид. Заливая сиянием всю долину, шар потух на краю горизонта. Догнавший звук, пробился сквозь изоляции мощным рыком. Отдаваясь во всем теле затухающей вибрацией, дымовой след расселся порывом ветерка. 
   - Череп доложи обстановку, - ворвался требовательный голос Боцмана, - где телеметрия?!
   - Обстановку уточняю. Начинаю передачу, - среагировал Череп, запоздало включая передачу накопленной информации.
   Хлынувший поток изображений и показания приборов остудил начавшего было отчитывать Боцмана.  Озадаченно замолчав, майор приказал ждать новых вводных.
     Пытаясь понять, что же перед ним такое, Череп лихорадочно соображал. Попискивающие детекторы, бодро рапортовали, что все в норме, и даже не прореагировав на пролетевший болид, твердили, что внизу ничего нет. 
   - Командир чего делать будем? - запросил Лохматый, не долго думая, тут же  предложил свой вариант, - слушай, а может шандарахнем главным калибром? 
   - Ждем, что решат командиры, - Черепу самому не нравилось ожидание. Ведь они стояли прекрасными мишенями, и с каждой минутой давали все больше времени противнику, принять решение, - внимание! Всем в осаду, укрыться маскировкой! 
   Загудевшая гидравлика, сдвинула с места броневые листы. Заскрежетав освобожденными захватами, вметнув брызги песка машины  синхронно осели в осадное положение. Спустя миг, склон украсилась новыми барханами. 
   - Командир! На одинадцать часов движение! - ворвался голос Лохматого, - каков приказ?!
   - Изображение где!? 
   Запоздавшая картинка, открылась во всей красе.  Еще продолжал осыпаться гравий от разлетевшейся под весом машины скалы, а ближайшая сфера отреагировала на подкатившийся кусок мелким дрожанием. Из под осыпавшегося песка блеснул метал. По ушам ударил звук пронзительного скрежета. Последние остатки песка взметнулись от сокрушительного удара изнутри. Поверхность выгнулась острым углом. Не выдержав второго удара, сфера лопнула узором трещин. На солнце блеснул острый коготь, что накалившимся острием вспорол преграду словно картонную коробку.
     Из сферы показались мощные лапы, со скрежетом смявшие остатки металлического яйца, и вытащившие на свет разгибающееся тело. Словно проверяя работу механики мышц, сплюснутое яйцо головы осмотрело лапы увенчанные длинными когтями.
   - Чтобы мне всю жизнь в Цеху  гавно руками носить, если я понимаю что это, -  потрясенный шепот Косяка, совпал с присвистом Дыбы, - Череп что это за тварь!?
   - Спокойно, - успокаивая экипажи Череп, привычный ко всем извратам "вирта", хлопал глазами, - посмотрим, как оно себя поведет...
   Тварь словно услышала слова Черепа, мощным ударом  разворотив погнутую полусферу, выставила мощную лапу. Поводя головой из стороны в сторону и сделав первый шаг, существо застыла во всей хищной красоте.
    Трех метровой высоты, тварь ртутного цвета была похожа на сильно изголодавшего муравья, только что на двух ногах да с двумя руками. Гладкая голова без намека на глаза, была хищно вытянута назад, где затылок венчался изгибающимися в  постоянном движении  щупальцами. 
   - Череп, что у нее на спине? - спросил Косяк, обратив внимание Черепа на два нароста во всю спину твари. 
   - Косяк у меня что десять глаз? Я смотрю, так же как и ты. Откуда я знаю?!  
    Указанные два горба во всю спину, плавно переходившие в бронированные наплечники, скрывающие сочленения то ли рук то ли лап, привлекли внимание Косяка не зря.  Как только расправив широкую грудную клетку, переходившую в прилипший к позвоночнику брюхо, тварь припала на четвереньки. Наросты раскрылись, выставив наружу жерла тупоносых орудий. 
   -Ох е твое! - вскрикнул Косяк, - да это же ходячая смерть. Да она когтями выпотрошит Милашку как курицу, а такими цацками всадить нам капитальный ремонт как два пальца обмочить.
   - Да успокойся уже, - прикрикнул Череп, - что ты как перед первым боем, вспорет не вспорет, меня другое интересует. Где у нее экипаж сидит?
   - Нету у нее экипажа, - хмуро заключил Дыба, - ты посмотри на ее конструкцию. Чистая функциональность. Все подогнано тип топ, ни грамма лишнего. Экипаж не нужен - это робот или что-то в этом роде.
   Прозвучавшее заключения Дыбы, грянуло как гром среди ясного неба. Указывая назначение функциональных узлов, Дыба со знанием дела восторгался работой. Высказывая предположения о том что скрывается под той или иной чешуйкой броневых пластин, точно пригнанными зазорами, не оставляющих шансов песку попасть во внутрь по змеиному гибкой твари.
   Рассуждения Дыбы, прервал вызов Боцмана:
   -  Череп мы сейчас начнем обстрел главным калибром. Вы пока не вмешивайтесь.
   - Боцман погоди, тут у моего механика дельная мысль возникла, что это роботы...
   - На идеи нет времени. Поступил приказ прощупать гостей, обнаружена еще одна высадка.
   - Принял. Буду ждать дальнейших указаний. 
   Череп отвлекся на начавшего нервничать Косяка. Причитая почему же он остался без наводящих систем, которые всегда давали конечную фиксацию целей в прицелах, стрелок разволновался не на шутку:
   - Череп как же я буду без наведения?! 
   - Все ... успокойся.  Сейчас станет жарковато. Посмотрим из чего сделаны эти твари.
    Не успел Череп закончить предложение, как внешние микрофоны донесли звуки канонады. Доносившийся переливчатый грохот стал сливаться в единый рев. С пронзительным свистом, в долину влетел первый снаряд. Разорвавшись вдалеке, взметнул клуб пламени и песка. Затем все слилось в череду свиста, вспышек, и оглушающих взрывов. Впадины украсилась столбами огня. Не успел разорваться один как на смену вспыхивали сразу три раздувающихся бутона. Серый дым смешался с песком, превращаясь в плотную завесу скрывшую за собой все что происходит в долине вспахиваемой сотней орудий основных сил. 
     Наконец барабанная перепонка передохнула. Оставляя в ушах легкий звон, оглохший Череп напрягшись услышал крик экипажа передававшего изображение твари: 
   - Командир! Их стало еще больше! 
   В рассеивающих клубах, замелькали метавшиеся по долине твари. Стремительно передвигаясь на четырех лапах, твари без толков носились среди вспаханной долины. Выкорчеванные разрывами тяжелых снарядов, сферы очистились от песка. Отражая зеркальными боками пробивающиеся лучи солнца, целые сферы беспорядочно валялись на всей долине. А то что было разорвано, наполнено движением просыпающимися тварями. 
   - Боцман! Ни чего не вышло! - выкрикнул Череп, глядя как прекратилось беспорядочная беготня и твари стали сбиваться в пары, напряженно закусил губу - Какие будут указания!
   - Ждите, - коротко бросил Боцман, и пропал с канала. 
   Тем временем твари проводили разведку местности. Рыская по долине, словно вынюхивали откуда был нанесен удар. И в сторону засевшего отряда, устремилось сразу несколько пар. Загребая перепончатыми лапами песок, твари хоть и утопали в песке, но, не зная усталости проворно взбирались по склону. 
     И тут, с крайней машины, рявкнул главный калибр. Сбросившая на миг маскировку, машина укрылась выхлопом выстрела. Снаряд попал твари ровно в сочленения грудной клетки. Разорвавшись бутоном огня, поднял столп песка, скрывая от окружающих что же произошло с тварью, поймавшей на грудь  кумулятивный снаряд . 
   - Твою мать ну что вы за ..., - начал было Череп, но понял что рано или поздно пришлось бы вступать в бой, так не зачем мотать нервы перед боем, - Назад!  Слышишь?!  Назад! Уходи за линию! 
   Не успел еще осесть песок, как с поднятой завесы выскочила  подкопченная тварь. На месте попадания была только глубокая вмятина, и огромная клякса, оплавленного метала. В несколько стремительных  прыжков тварь преодолела сто метровый отрезок, и высоко подпрыгнув, вцепилась в машину всеми четырьмя лапами. Закрепившись задними конечностями, замелькала острыми клинками передних лап. Высекая искры, принялась раздирать броню, словно снимала кожуру с лакомого плода. 
    Стоявшая рядом машина, мигом развернувшись заревела плазменными орудиями. Получив сильный боковой удар, тварь сорвало машины, как порывом ветра. Получив не с фокусированный заряд,  зеркальная бестия  раскинув лапы  покачиваясь все же утвердилась на ногах. Остатки левой руки, обвисли  стекающим металлом. Зияя застывшими разводами, часть головы оголила, сплавленные внутренности.
      Словно приходя в себя, робот припал к земле. Со спины сорвалось два луча. Преодолев расстояние багровые лучи впились в начавшую откатываться назад машину. Левая дуга разорвалась с ослепительным сиянием. Бронированная махина качнулась, и  завалилась в опасный крен.
     Как только соседняя машина заступилась за экипаж, Череп дал всем машинам команду - открыть огонь. 
      Взбирающихся тварей, пытавшихся вступить в  "рукопашную" схватку, встретил шквал раскаленной плазмы.  Попадая на зеркальную броню, часть энергии лучей рассеивалась, но того что оставалось, хватило что бы остудить пыл наступавших. Оставив на оплавленном песке, несколько обездвиженных сородичей, твари стали отступать. Стремительно отскакивая, прыжками гигантской саранчи, роботы старались не попасть в фокус расчертивших склон  потоков зеленного пламени.
      Заглушенные системы наведения, могли опираться только на данные визуального контроля, поэтому прицельная стрельба ограничивалась зоной прямого видения, а из-за поднятого песка, все больше лучей попусту сплавляло песок до почерневшего кварца. 
   - Прекратить огонь, - скомандовал Череп, - Не тратьте попусту температурный запас. Стрелять только при девяносто процентной вероятности попадания! 
   - Лохматый выдели машину, и пусть крылья себе вырастит ,  но трофей срочно тащит на заставу,  - указывая на робота, с вывернутыми под неестественным углом конечностями, обездвижено лежавшего в пятне сплавленного песка, Череп облизнул пересохшие губы, - и выдели машину на буксировку, раненого убрать с поля боя. 
    Быстро соображая что можно противостоять ловкости тварей, Череп не находил решения. Главный калибр бесполезен. Остаются только плазменные орудия, но непрерывно использовать их нельзя - перегрев чреват потерей единственной защиты от опасных бестий. А то как первая тварь расправилась с экипажем ветеранов, не оставляла шансов на спокойное отступление. 
    Получившие первый опыт твари сделали вывод. Из-за медленно оседающих облаков песка выскочило уже с полсотни хищных силуэтов. Атакую широким фронтом, по склону короткими прыжками накатывало несколько волн. Теперь уже не валившая валом, а в строгом соответствии, лилия за линией. Каждая тварь приседая делала несколько залпов, дождавшись пока рядом проскочит сородич, и повторит не хитрое упражнение, перескакивала вперед, и повторяла залпы заново. 
   Вершина склона украсилась всплесками вспышек. Моментально расплавляясь песок застывал в причудливых стеклянных узорах. Попадая на броню отстреливающихся машин, уже застывшие стеклянные брызги разбивались с хрустальным звоном. 
   - Ишь ты, - стараясь подгадать прыжок твари,  напряженно прошипел Косяк - научились уроды, но ни чего -  сейчас я вам дам огоньку. 
   - Косяк ты только следи за температурой...
   Милашка затряслась в коротких импульсах. Выплевывая сгустки энергии прочертивших короткие трассеры по долине, каждый выстрел орудий находил себе цель. Сбивая в прыжке одну тварь за другой, Милашка привлекла внимание. Из клубов выскочили новая волна бестий. Целеустремленными прыжками, бросившаяся на самого опасного врага. 
   - Вот живучие твари, - шипел Косяк, не расслабляя кистей старался наладить кровообращение в затекших плечах, - я ей два импульса всадил, а она еще и ускакала...
   - Косяк экономнее..., - глядя как показатель пополз в верх, Череп  уже открыл заслонки, - Косяк сбавляй темп иначе мы закипим через пару минут!
   - Не могу! Они слишком близко...
   Волна тварей потеряв несколько сородичей, оставив Милашку набросилась на другие машины.  Сквозь уже начавшей стелиться туман выскочил клин хищно пригнувшихся зеркальных чудовищ.  Словно получив указание невидимого дерижора, клин вдруг разом развернулся к Милашке. Поблескивая не получившей не одного заряда броней, подкрепление не теряло времени на стрельбу. По кривой траектории, твари проворно прыгали из стороны в сторону, и с каждым прыжком сокращали расстояние с Милашкой. 
   - Боцман мне нужно подкрепление! Иначе я тут не продержусь.
   - Держись. К тебе движется еще одно соединение, - быстро отозвался Боцман, -  а почему пропало изображение?
   - Не до этого ! Еще немного и эти твари начнут рвать броню! - выкрикнул Череп, наблюдая как на одном конце линии твари уже пытались запрыгнуть на отстреливающуюся машину, - Твою мать где подкрепление!? 
   Затем стало уже не до разговоров. Милашку затрясло от выстрелов главным калибром. Косяк уже начал отстреливаться всем что было, лишь бы не подпустить тварей для прыжка. 
   Машину качало от резких разворотов башен. Барабанные бобины, с воем завертелись и с Милашки протянулись пачки дымных следов. Выпускаемые ракеты разрывались с ослепительными вспышками. 
     Выскочившая тварь уже в полете поймала на грудь сразу несколько ракет. Стальные жала самый страшный сон летунов, с грохотом разорвавшись только отбросили кувыркнувшуюся бестию. Приземлившись на четвереньки, робот по волчьи задрал опаленную голову. 
     Словно подчиняясь неслышному вою, завеса наконец развеялась. Глазам Черепа предстала долина, усеяна полчищами скачущих тварей. Они сражались только с передовым отрядом, а Милашка сообщала о тысячи подвижных объектов, и это только основываясь на не большом разрешении фиксаторов. 
    Быстро прикинув шансы Череп собирался дать команду на отступление, но в вспомнив что по склону спешит соединение, до крови закусил губу. Если сейчас откатится назад, то твари ворвутся в смешанные ряды косой смерти. 
      Затемняя фиксаторы нестерпимой яркостью, мимо Милашки пролетели плазменные сгустки.  Помогая Косяку сбить близко подобравшуюся тварь, на командной частоте раздался насмешливый голос:
   - Говорят у вас сезон охоты открылся?    
   Выводя задний обзор Череп  увидел, как из кромки склона выскакивают сестры Милашки. На ходу выстреливая прицельный залп подкрепление спешило на помощь вплавленным в песок машинам. 
   - Вовремя, - всполошился Череп. 
   В голове вспыхнула идея. Отбросив обмен любезностями Череп гаркнул приказ:
    -  Сажай машины в "засаду"! 
   - Какого хрена, - удивился голос.
   - Прикрой меня, я сейчас буду откатываться! 
   Неизвестно что убедило командира послушаться окрика Черепа, но выскочившие на подмогу машины послушно осели в песок.  Выставив стволы орудий, иногда постреливали в промежутки между машинами "бешенных". 
    Взвывшая гидравлика, вспенилась на местах порывов, но со звоном осыпающегося стекла вырвала машины из плена сплавленного кварца. Покачиваясь от непрерывных залпов, срывающихся с заходивших ходуном стволов, машины стали пятиться за строй подмоги.
     Почуяв, что добыча уходит, твари усилили натиск. Увеличивая дальность прыжков, роботы выскакивали как черти из табакерки, с каждым разом все ближе приземляясь к отступавшим машинам, и только залпы прикрытия спасали отряд черных машин, от стальных когтей.  
      Получив залп, тварь откидывало на несколько десятков метров. И  пока дымившая быстро остывающим потеком брони, тварь оправлялась,  выигрывая метр за метром наемники отползали на покалеченных дугах. Обвисая расплавленными лохмотьями брони, чадя горевшей резиной, машины "бешенных" старались побыстрее укрыться  за второй линией обороны. 
     После десяти минут боя, былая насмешливость командира подкрепления сдуло вместе с чадившими остатками трех машин. В промежутки между атаками тварей, накатывающими из-за кромки с постоянством морских  волн, командир подкреплений слушал практичные советы Черепа с прилежностью отличника. 
    Подведя итог потерь Боцман принял решение: "отступить с вершины холма под прикрытие глубоко эшелонированной обороны". После очередной атаки,  оставившей многочисленные рубцы ожогов на броне, машины отпустили тормоза. Скатываясь по инерции, засвистели набранной скоростью. Обдав залегшую пехоту взметнувшемся песком, остановились  за смешанным оборонительным порядком. 
    



Volnov

Отредактировано: 11.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться