Сталь и песок

Размер шрифта: - +

7

ГЛАВА 7 
   - Если еще хоть одна мартышка начнет лапать гашетки! Я лично ей прострелю черепной придаток! Еще раз повторяю - машины, полностью укомплектованы! - разошедшийся не на шутку прапорщик метался перед строем раненым зверем. -А у кого уши при рождении в заднице, читайте по губам: БОЕНКОМПЛЕКТЫ УСТАНОВЛЕНЫ!
     Вглядываясь в лица застывших по стойке смирно курсантов, пытался высмотреть нет ли у кого проблем со слухом. Проклиная техников, забывших, что сегодня машины приписываются "зелени" ни разу не сидевшей за штурвалами боевых машин, прапорщик клял себя за то, что сам все не проверил. Откуда же он мог знать, что первый же экипаж, сев в полученную машину, начнет баловаться с оружейным пультом. Недогадливость прапорщика выльется ему в выговор от начальства, да и еще придется ремонтировать разодранную очередью стену.
   - Значит, так. Следующий экипаж, услышав свой номер, выходит из строя и подходит к указанной мной или вашим командиром крыла, технику!
   Седой прапорщик еще раз внимательно окинул строй взглядом и указал на техников, развалившихся на груде снятых шин.
   Прихрамывая на одну ногу, старший дежурной смены медленно прошелся вдоль строя, чтобы лишний раз убедиться в доходчивости своего объяснения.
   - После чего названый экипаж строится возле названного техника, и не дай песка в турбину,.. своими граблями хоть прикоснется к машине. Вы будете развозить смену шахтеров, до конца своего гребаного контракта! 
   Голос прапорщика разносился эхом по ярко освещенному ангару, вдоль стен которого застыли боевые машины. Выставленные друг напротив друга стальные звери замерли как перед решительным броском. 
   В начале ангара стояли легко бронированные, и самые быстрые машины из наземного класса, заслужившие прозвище "Рыси" и запоминавшиеся вытянутой прямоугольной формой. Широкие шины крепились на подвижных подвесках, поднимающих днище "Рыси" на два метра над землей  и делающих ход машины по барханам Марса плавным, а самое главное, маневренным. Из вооружения на борту было установлена венчающая приподнятый зад корпуса турель, со спаренным крупнокалиберным пулеметом. Но особенностью машины являлась мощная электронная начинка, которая помогала в разведывательных рейдах прятаться от радаров противника, а также фиксировать и передавать многочисленную информацию, дополняющую картину боя со спутников. 
   Подойдя к ближайшей машине, прапорщик любовно погладил оранжевый с красными разводами корпус, и, стирая с лица радостную улыбку, повернулся к курсантам:
   - Вот на таких машинах вам доверят защищать интересы корпорации, - коротко сплюнув, настороженно зыркнул по сторонам. Успокоено вздохнув, нахмуренно продолжил: - Но перед тем как они станут такими, вам еще нужно повкалывать. И доказать, что вы не дрессированные обезьяны, разъезжающие на мопедах, а грозная сила Русского Наемного Батальона.
   Прожигая взглядом очередную дыру в строе, прапорщик начал зачитывать списки. Названные экипажи выходили и строились возле техников, которые веселились, забавляясь такой строгостью начальника, но при этом старались не обращать на себя его внимания. Каждый техник тихо знакомился с экипажем и, отходя подальше, начинал знакомиться поближе с парнями, с которыми он съест не один пуд соли. Со стороны удалившихся групп слышался смех, иногда доносились обрывки бородатых анекдотов. 
     Раздался зуммер вызова. Прапорщик, недовольно оторвавшись от терминала, отошел в сторону и склонился над трубкой коммуникатора. После непродолжительной беседы вернулся к поредевшему строю. Уткнувшись в терминал, зачитал следующий экипаж:
   - Экипаж номер тринадцать! - сочувственно глянул на троицу, и громко крикнул: 
   - Петко!
   На крик прапорщика раздалось уже ничем не сдерживаемое ржание техников.
   - Петко! - начиная багроветь, проревел Прапорщик: - Петко-о-о! Едрить твой корень!.. Пните кто-нибудь этого "самостийного"! 
   На крик прапорщика, раздвигая широкими плечами ржущих техников, переваливаясь вывалилось пузо полного техника. Чернявый дядька с уже явными нитями седин, но с еще черными усами на украинский манер, протирая пухлое заспанное лицо, недовольно проворчал: 
   - Шо? 
   - Не "шо", а Я!
   - Я?! - озадаченный техник Петко, с удивлением рассматривал прапорщика: - Не... не может быть, это я  Петко, а вы... старший прапорщик Сидоров!
   - Тебе не надоело еще, а? - прапорщик, обречено рассматривая Петко, устало повел глазами в сторону экипажа, - Забирай, это твои орлы теперь. Слава бежит впереди тебя.
   - Во цэ дило! - убрав глуповатое выражение с лица, Петко сразу оживился. Хозяйски приглашая курсантов за собой, двинулся в глубь ангара. 
   - Ну Ряхлов... и здесь поднагадил, - сквозь зубы прошептал Косяк, чувствуя подвох. - Все никак не успокоится.
   Идущий следом Череп неопределенно хмыкнул:
   - Все, что ни случается - это к лучшему...
   - Да куда уж лучше-то, осталось только вручить нам еще гусеничный танк, с парусным приводом. Тогда мечта Ряхлова исполнится моментом, нас возьмут на абордаж в первом же рейде.
   - Да ладно тебе, - Череп успокаивал друга, а сам раздумывал о "славе" техника.
      Проходя мимо остальных экипажей, они двигались в глубь ангара. Курсанты уже разговаривали с техниками и осматривали свои будущие машины, которые на данный момент представляли собой или подбитые в бою, или еще не доведенные "до ума" образцы военного гения местных умельцев. 
   - Будь как Дыба, спокоен и не возмутим, - продолжал Череп. - У него все просто и логично... Да и, кажись, он встретил земляка... 
   Косяк уставился на впереди идущих. Картина того стоила. Дыба, радуясь как ребенок, нависая над Петко, о чем то тараторил на родном языке. Петко с таким же выражением лица периодически раскидывая руки, хлопал себя по бедрам. Отставшие Косяк с Черепом, застали только конец дружеской беседы. Как оказалось, Дыба с Петко были из одной волости бывшей Украины. И как-никак земляки. 
   - Ну, начинается. Сейчас за встречу достанут по куску Святого Сала, - начал заводить привычную волынку Косяк, одновременно разглядывая угол, куда они забрели.
   - Да заткнись ты уже... люди действительно рады, а ты начинаешь ерничать, - осадил Череп. - Где бы присесть? Хочу в сети покопаться, на Петко посмотреть. 
   - Где, где... хоть на полу, - проворчал Косяк, разглядывая чудо-конструкцию, занимающую место в полтора раза больше чем соседи.
   Заинтересованный Косяк залез под поднятый в путах ремонтного бокса разобранный корпус. Пачкаясь о покрывшейся ржавчиной корпус, разглядывал невиданную ранее конструкцию. Заглянул потом в остов орудийной башни, с уважением похлопал два ствола старого безоткатного орудия. Вдоволь настучавшись головой о выпирающие углы не обшитых броней ходовых дуг, вылез наружу где его уже встречали. 
   - Ну шо!? Нравится? - с гордостью похлопал скелет корпуса, спросил Петко.
   - Да вы что!? Как это может нравиться!? Я полчаса лазил по нему, пока не понял, что это "Медведь", - озадаченный Косяк вытирал руки об найденную ветошь, без задней мысли продолжая скептически оглядывать "недоразумение", -и то какой-то недоделанный. Странные обводы корпуса, башня с нерусской конфигурацией, а зачем такая ячейка под стрелка, я вообще не понимаю... 
   - О, вы тока поглядите на него! Пришел тут сопляк и начал всё мне критиковать! Да что ты понимаешь!? Да я вот этими руками столько танков собрал, столько ты девок в жизни не лапал! - обиженный такой критикой, Петко весь покрылся пятнами и, начиная закатывать рукава, залез под корпус. 
   Косяк с недоумением смотрел, как Петко юрко порхает под днищем и вещает оттуда голосом обиженной справедливости:
   - Дыба, а че это он? 
   - А это и есть наша первая боевая машина. Его родное детище.
   Беспомощно хлопая глазами, Косяк судорожно выдохнул: 
   - Вот это?! Да это же гроб на колесиках, проще сразу пустить себе разряд в лоб.
   Подошедший сзади Череп похлопал Косяка по плечу и ехидно спросил:
   - Да тебе же все было до одного места, а тут вдруг забеспокоился?
   - Так это... Череп, это уж слишком, что это вообще такое? Оно хоть иногда ездило-то? Ну Ряхлов, ну умник - нагадил так нагадил, - опустив руки, Косяк растерянно смотрел на танк.
   Пока задетый за живое Петко бурчал из оружейного блока, доказывая "зеленому хлопцу" неправильность в отношении к чуду техники, Череп делился информацией, накопанной в штабной сети. 
   Оказывается Петко, до того как завербоваться на Марс, работал на тракторном заводе. И когда Украина присоединилась к Русскому Содружеству, рванул в Россию. В какой-то из небольших корпораций устроился на полуавтоматический завод. Но из-за своих рационализаторских предложений, не вписывающихся в политику корпорации направленную на автоматизацию всех процессов - продержался совсем недолго. 
   А получив отметку "надоедливый изобретатель-самоучка", Петко начал испытывать серьезные проблемы с трудоустройством. 
   После очередной попытки внедрить свои разработки в жизнь Петко был уволен. Во время черного застолья в кабаке, на него наткнулся вербовщик. Умело поддакивая, он сумел подбить Петко на воплощение своих идей в Наемном Батальоне...
   На Марсе Петко сразу прослыл местной достопримечательностью, к нему намертво прилипло обидное, но в чем-то меткое определение - сумасшедший техник. Хотя в большинстве случаев его предложения рассматривались, из них выбирались менее рискованные и внедрялись в жизнь. Поэтому-то его чудачества и терпелись командованием, которое, стиснув зубы, отклоняло очередную идею танка на воздушной подушке или прыгункового вездехода, но исправно выплачивало жалование генератору идей.  
   - Кстати, - продолжил Череп,  - конвейер по оборудованию земной техники почти на половину состоит из его идей. Он же и своими руками собирал первые  машины. Но в нем нет привычки все доводить до конца. Поэтому конвейер по промышленному переоборудованию собирали уже другие люди. А вот этот вот "Медведь" - его любимое детище, хотя еще и не рожденное... 
   Дыба с интересом выслушал Черепа; хмыкнув, залез к Петко. Сварливый голос Петко сменился ласковым. Как любой изобретатель, Петко радовался, когда его идеями живо интересуются, а в Дыбе он нашел идеального любопытного. Из-под танка слышались уже более конкретные реплики. Пошли в ход специфические термины. 
   - Ну все, дорвались. Прямо как ты до виртуалки, - Косяк, прекратив прислушиваться к речам умных людей, спросил. - Череп, а эта штука вообще работать-то сможет? Или, на худой конец, вернуться обратно в ангар, чтобы я успел завещание составить?
   - Вот дурилка,- хмыкнув, Череп развернул терминал с предполагаемым изображением модели. - Если эта штука заработает, то это будет просто зверь. Вся беда в том, что ее надо собрать толково, а ленивый Петко один этого не сделает. В ней работы - как пересчитать каждую елку в сибирской тайге. Ни программной начинки, ни сбалансированного вооружения, да и с механикой тут еще куча проблем...
   - Вот именно что если..., - озадаченный Косяк рассматривал картинку. - А ничего милашка получится.
   Вылезшие, из-под днища будущей "милашки" земляки сияли как уличные фонари, каждый остался доволен проведенной беседой. Петко не мог нарадоваться толковому помощнику, которого он видел в Дыбе, а Дыба - что ему доведется поработать под руководством такого специалиста. 
   - Ну шо... хлопцы, когда начнем? - Петко весь горел от энтузиазма.
   - Да можно будет и сегодня, после обеда и начать, - сказал Дыба, которому хотелось прямо сейчас окунуться в запах сварки и железа. - Парни не против.
   - Ну, Дыба, тебе дай волю - ты и спать под ним будешь. Еще нужно поговорить и обсудить детали. 
   - Косяк прав, нужно посидеть над чертежами.  
   Подтвердил Череп убирая терминал. 
   Повернувшись к Петко, разочаровано протянул Дыба:
    - Мыхайло Петрович, мы тогда завтра, с утра и начнем собирать ходовую...
   -  Вот и ладушки. Встречаемся возле лифта в ангар, - довольно ответил Петко, и грузно переваливаясь, направился к остальным механикам. - Ну все, хлопцы. Будьте... 
   Опускаясь из ангара, расположенного под самой поверхностью комплекса, друзья обсуждали знакомство с Петко и его детищем. Каждый высказывал мнение и старался донести свою правоту товарищу. После споров почти всегда переходивших в ор, они дулись друг на друга, но через пять минут обсуждение начиналось заново. Но вскоре силы иссякли, и Дыба решил перевести разговор на нейтральную тему. 
    
    - После обеда чем будем заниматься?
   - Ну во-первых более подробно нужно поглядеть на это чудо техники. Я с Черепом буду смотреть, а ты, парубок, будешь фонарик свой убирать, - Косяк мило улыбнулся нахмурившемуся Дыбе. - Да, да,  дружище, убирать, а что... ты предлагаешь до выпуска жить с ним в одной комнате?
   Дыба скорчил гримасу, как при зубной боли.  Чертов фонарь  как-то вылетел из головы. Озадаченный такой проблемой, Дыба промолчал все дорогу, а Косяк с Черепом с интересом рассматривали прохожих и проплывающие под ними потолочные витрины различных офисов, общественных забегаловок и многочисленных мелких лавочек самого большого подземного города на Марсе.
   После обеда Череп лазил по сети, сбрасывая на голографический проектор весь материал, который ему удалось утянуть с сервера Технической службы.
    Косяк разглядывал проекции, затем что-то копировал себе на терминал,  редко набивая какие-то пояснения и, сортируя материал по тематике, мучил сенсорную клавиатуру. Терминал протестовал всем своим кремневым естеством и выдавал протестующие сигналы и сообщения. Саданув ладонью по пластиковой боковине, Косяк отодвинул терминал:
   - Череп! Чего эта собака не хочет работать?! Я ей одно, а она другое, я ей другое, она мне третье!
   Раздосадованный Косяк, зажевав фруктовую пастилку уселся с ногами на лежаке, и обиженно смотрел на терминал. - Чего он не понимает?
   Раскинувшись на лежаке, Череп бегал глазами под закрытыми веками. Поправив "шапочку" виртуального шлема, готовился к виртуальному погружению: 
   - Да ничего... Нечего писать всякую ерунду вместо четких команд. Я же тебе объяснил. Что касается вооружения в один массив, что касается начинки в другой, а ходовую не трогай. Дыба будет ковырять. Все, я в сеть, меня не трогай - все равно ничего не слышу.
   Окончив вынос фонаря, Дыба сел рядом с Косяком. Рассматривая вращающееся изображение машины, показывал места, которые нужно переделать; в основном это касалось улучшения ходовой части. По мнению Дыбы, машину нужно было сделать с изменяющейся высотой, тогда бы они выигрывали в точности при стационарной стрельбе. С каждым словом погружаясь в сказанное Дыбой, Косяк внимательно слушал, забыв о яблочном вкусе во рту, и даже перестал начесывать гребень. Дождавшись когда вернется Череп, Косяк набросился с услышанной идеей: 
   - Слышь Череп, хватит балбесить. Дыба предлагает идею Петко по-другому обыграть. Нужны твои мозги. 
   Стянув виртуальные очки скрывающие пол лица,  устало массируя глаза, Череп снимал сенсорные перчатки, рассуждая вслух: 
   - Переделать ходовую, поднять высоту... а мы успеем? Да и Петко, наверное, будет против. Это же его идею придется обыграть с нуля. Ладно, давайте посмотрим, что вы здесь надумали.
   Обсуждая проект, каждый вносил свои дополнения. Если изменять ходовую, остро вставал вопрос с мощностью генераторов, разделять которую приходилось между двигателями и оружейным блоком. 
   Возникала еще куча вопросов с управлением. Сам проект разрабатывался на основе старых моделей "Медведей", которые являлись переходной моделью от традиционных тяжелых танков к новому поколению. Но это новое поколение было закрыто, и "Медведь" оказался тупиковой ветвью развития. Оставшиеся машины все списали, они были скуплены корпорацией, и здесь на Марсе в них пытались вдохнуть новую жизнь.
   Дыба предложил идею регулируемой высоты корпуса. Добавить новые гидравлические блоки к колесной части и поставить туда дополнительные шины, за счет чего они выигрывали в проходимости и мягкости хода. Но все это не решало главных недостатков машины - программное обеспечение при загрузке бортовыми системами постоянно сбивалось на инициализации приводов. В результате у "Медведей", происходила то блокировка колес на полном ходу, то кратковременная потеря управления, а зачастую произвольные повороты на малые градусы, - танк "косолапил". За тяжесть в управлении и частые "закидоны" с поворотами, машина и недолюбливалась наемниками. .
   Череп остановился на идее делать программную оболочку самостоятельно. Чем ковырять в чьих то каракулях, лучше все сделать с нуля. Посмотрев на какой платформе делалась стыковка программных кодов, пришел к выводу - нужны свои драйвера. За счет них убивали сразу нескольких зайцев. Во-первых, выигрывали в скорости обработки и прохождении информации внутри борта, во-вторых, решался вопрос с согласованием самостоятельной работы приводов. Вот вам и мягкость хода, а если добавить еще к углу поворота шин моментальное изменение направления вращения колес, то они получали время разворота на сто восемьдесят градусов почти как у "Рыси". 
   В результате обсуждения подобного рода вопросов голая схема на проекции обрастала плотью. Закончив с ходовой, троица обессилено откинулась на койках. От неподвижного сидения вокруг проектора сводило спину, саднило седалище. Обессиленные и довольные собой, друзья любовались почти прорисованным проектом, где, вращалась проекция необычного "зверя". 
   Вместо стандартных двух пар колес их детище имело по паре на четырех дугах. Спаренные стандартные колеса с увеличенным протектором с внутренней стороны венчались дополнительными гидравлическими блоками, сокрытыми бронированными колпаками особой формы. Эти щитки придавали конструкции вид некой неуклюжести. Но зато при скоростном марше корпус машины мог подыматься до трех метров над песками, и нагрузка распределялась равномерно по всем спаренным шинам. А при огневом контакте, машина могла  опускаться, тогда днище пряталось за сочленениями бронированных  колпаков. Получалась, что машина собиралась, подтягивая под себя ходовые дуги, и превращалась в бронированный панцирь. Становилась стационарной крепостью ощерившейся орудиями главного калибра. 
   - На сегодня все. Остальные вопросы нужно с Петко обсудить, - сказал Череп, подымаясь с койки. - Он уже скажет, что у них там есть в наличии и что можно впихнуть сюда.
   - Я уже в нее влюбился, - жеманно потягиваясь вставил Косяк. - Назову ее Милашкой.
   - Ну придумал... Мы еще твоими кралями машину будем обзывать, - хмыкнул Дыба, опять уставившись на голограмму.
   Мучаясь между желаниями пойти в спортзал и посидеть еще над схемой, Дыба выбрал последний вариант. Попросил Черепа сбросить ему на терминал расчеты, а заодно и показать как копаться в тех материалах, которые они накачали с сервера технической службы.
   На следующий день не выспавшаяся троица маялась у лифта в ангар. Скучающие на посту часовые, сверив показания сканера с базой, все равно без техника в ангар не пустили. Запыхавшийся Петко, с мокрыми пятнами под мышками комбеза мышиного цвета, показался минут через двадцать после запроса посланного раздраженным часовым. 
   - О, так цэ вы... - заметно расслабился техник. 
   И уже более спокойно подошел к часовому, закатывая левый рукав. Получив разрешение, они двинулись в ангар за утирающимся от пота техником.
   - А я и забыл, что мы так рано с вами договорились встретиться, - по ходу начал оправдываться Петко,- а тут еще старшой затребовал отчеты по растраченным материалам, и я совсем закрутился...
   Дыба, догнав Петко, скромно сказал:
   - Мыхайло Петрович, мы тут вчера плотно посидели, и у нас есть пара идей, которые хотели бы воплотить. Не посмотрите?
   - Ну ща дойдем и на месте глянем.
   Добравшись до ремонтного бокса с висящей на подъемниках будущей Милашкой, Петко уселся на брошенное колесо.
   - Ну что же, показывайте, шо вы там наворотили...
   После того как Череп подал свой терминал, на котором высвечивался подробно проработанный плод их бессонницы, Петко умолк минут на двадцать. Вначале скептически глянув на схемы,  всматриваясь и неопределенно хмыкая, начал накручивать себе ус. В некоторых местах попросил объяснить, что за бред тут "намалеван". После получения объяснений еще больше хмурился и сильнее накручивал ус. Закончив смотреть последней эскиз, посмотрел на разобранный танк, не глядя на притихших в ожидании приговора курсантов, спросил:
   - Вы хоть сами понимаете, что вы здесь насочиняли? 
   Дыба смущенно потупился:
   - Шо... Мыхайло Петровичу, не ужели все впустую?
   - Шо... шо... Тута вы предлагаете отказаться вообще от задумки отцов косолапого, - подняв терминал, повернулся к стоящим чуть ли не смирно курсантам, - во первых тута все по-новому, во вторых, парни, конвейер вам не поможет, все нужно будет подгонять вручную. Да и еще проблема с софтом будет огромная, столько функций нагородили... Вы готовы все это решать? Тут вкалывать надо будет и днем и ночью, а у меня уже возраст не тот... 
   Печально взглянув на курсантов, Петко виновато улыбнулся. Староват он для таких свершений. Но идея хороша! Это он прекрасно понял, даже не смотря на сырость расчетов. Да если воплотить в жизнь предложенное, то это станет самым настоящим фурором в техническом отделе. Но в начале еще нужно будет пройти все испытания, продраться через кучу геморроя в виде сертификаций, да потом еще с оружейниками цапаться за снаряжение, а как материалы выбивать... уже только от перечисленного у Петко начинало болеть сердце. Но с другой стороны он видел в этих пацанах себя молодого, еще не подрастерявшего упрямства и напора, штурмуя стены равнодушия и скрытой злобы за твою одаренность.
   - Ничего страшного, мы уже привыкли, - выдвигаясь вперед, ответил на все немые вопросы Череп.
   Усевшись вокруг техника, троица принялась расписывать план. Череп показывал наметки драйверов для бортового "софта". Его перебивал Дыба, рассказывающий и показывающий руками особо интересные моменты технических решений. Косяк поддакивал, иногда вставляя замечания по теме. 
   Петко, в начале иронически поглядывая то на одного, то на другого, и не заметно сам зарядился энтузиазмом.
   - Так хлопцы. Я сейчас на склад набросаю заявку, вы начинайте без меня. Сегодня... Эх, давно я так не веселился. Но обещаю, я вам такую ласточку сделаю...
   - Не ласточку, а Милашку, - вставил Косяк.
   - Да хоть стадо Венер Милоских, - повеселевший Петко, почти бегом бросился на склад.
   Вернулся техни, управляя тремя загруженными под завязку автокарами, по команде сгрузившими заготовки возле сервис-робота. Затем уже автокары самостоятельно делали многочисленные поставки по проложенному маршруту, привозя все более изощренные заказы от замученных работников склада, которые давно уже не удивлялись "прожорливости" Петко.
   Раздавая подзатыльники, старый техник обучал курсантов работать с сервисными автоматами. В базе ремонтных роботов не было данных на заказываемые детали и блоки, поэтому все приходилось забивать вручную или "сливать" после расчетов с терминала в память станка.
   Зачастую закладывалось одно, а на выходе получалось совсем другое, и тогда приходилось устраивать "догадалки" над деталькой - что же в результате сделал робот? 
   Больше всех подзатыльников доставалось Косяку. Путаясь в командах, тот давал такие задания, что электронные мозги станка подвисали или выдавали такой бред, что Петко хватался за голову и с криками гонял Косяка вокруг бокса, пытаясь оторвать тому кривые руки. 
   Спустя несколько уроков, воспитанный безотказными стариковскими методами, Косяк уже приловчился и многие вещи делал на глазок, ну потом чуть-чуть шлифовал в ручную, чтобы "дед" не видел. Петко на Деда не обижался, а даже был доволен, что у него такие толковые "внучата". Но все ухищрения замечал, и нет-нет, а все равно давал подзатыльник. Для профилактики. 
   Череп колдовал над драйверами, что освобождало его от черновой работы по сборке ходовой. Скептическое отношения Деда резко изменилось после того, как Череп с терминала наловчился давать команды рулевому управлению, и на удивление Петко тяги работали как положено плавно, без обычных чуть заметных рывков. 
   Создавая программное обеспечение для бортовых систем, Череп зачастую выкидывал целые блоки из аппаратуры, сам заказывал новые схемы подходя к вопросу с принципиально другой точки зрения. Складские инженеры, поставляющая новые схемы, пытались выпытать у Черепа чем он таким занимается, что ему потребовались настолько эксклюзивные и дорогущие комплектующие. На что Череп отшучивался и на следующий раз заказывал еще что-нибудь, от чего местные "гуру" в очередной раз чесали затылки и пожимали плечами. 
   Спустя несколько дней пришли люди из Службы Безопасности заинтересованные фактом возросшего трафика, с сервера технической службы на малоизвестный терминал техника. 
   Со всеми разбирался Дед, он хотя и слыл местным чудаком, но пользовался уважением и влиянием у командования Батальона. И когда троица забросила все развлечения и отмечалась у дежурного только звонками, Ряхлов попытался прижать экипаж к ногтю, посадив тех на стандартное для всех расписание. На что Дед устроил настоящую бурю - дойдя до командования Батальона, добился личной аудиенции у Командующего. Жалуясь на срыв проекта, на  карьеризм,  Дед грозил уходом из технарей в гражданские механики. На что, никогда не видевшие Петко в таком возбуждении, ответственные лица надавили на Ряхлова, чтобы тот не препятствовал чудо-проекту. 
   Троица уже ночевала прямо в ангаре. Петко, зараженный порывом, часто оставался с курсантами  завтракая, обедая и ужиная сухими пайками, ночевал с ними в спальных мешках. Забросив обычные посиделки с техниками, пропадал в ангаре вместе с курсантами днями... да что днями, неделями!
   К пропавшим с уровня курсантам заходили другие экипажи, заинтригованные слухами о "чуде", уважительно поглядывали на начавший обретать плоть танк. Все попытки разговорить осунувшийся от усталости экипаж наталкивались на неопределенные фразы о том, что много работы и сейчас не до разговоров. Пришедший с предложением отдать долг Носорог был удивлен тем, что кто-то не хочет "нажраться пивом и покувыркаться с девками", тем более на халяву.
   Через полтора месяца установили собранные по спецзаказу мощные реакторы. Вчетвером, почти на руках, втягивали "сердца" танка в корпус. Установив последние крепления, затаив дыхание, троица запитала бортовой компьютер от автономного источника. И когда ожившие индикаторы панелей управления, нарастающий и установившийся на ровной ноте свист вкупе с индикаторами тестирующей стойки запищали положительными результатами, ни у кого не было сил радоваться. Только у Петко немного заблестели глаза, когда вместе с Черепом они выползали из двигательного отсека. 
      В тот вечер Петко принес "чекушку" лично выгнанного самогона, и они все вместе, не забыв смочить пока "необутые" дуги машины, выпили за рождение долгожданного детища. 
   С каждым днем заприметить Милашку на просторах ангара становилось все легче. Выступающая из общего ряда на пять метров дальше, она выпирала из бокса обросшими стальной плотью дугами, поблескивая свежими швами на стыках бронепластин. Окутанная технологическими лесами, подсвеченная сполохами сварочных аппаратов чудо-машина всем своим видом внушала уважение. Над ее корпусом без устали сновали манипуляторы, обшивая корпус различными по форме и составу деталями. Угрожающе шипел под лазерными лучами металл, по ангару уворачиваясь друг от друга сновали грузовые кары, подвозя к боксу все новые комплектующие. 
   Рядом с машиной, на полу, покоился оружейный блок, разбитый на две многосекционные башни, он зиял пустыми слотами орудийных ячеек, словно хищная, но беззубая челюсть в ожидании вставных клыков. 
   В тот день к ним и нагрянули неожиданные гости. 
   Петко с Дыбой как раз проверяли распределение энергии на силовые установки. Дед, выбравшись на окрик Косяка, удивленно присвистнул:
   - Ба... какие люди?! 
   Спускаясь по трапу, Петко тщательно вытер руки о пропитавшийся смазкой комбез. И подходя к суховатому старичку, вокруг которого суетливо толпились помощники, уважительно склонившись и поздоровавшись ухватив его руку двумя своими лопатами, проговорил:
   - Здравствуйте, здравствуйте Иван Сергеевич! Рад видеть, честно рад... какими ветрами вас занесло в нашу берлогу? 
   - Михалыч, ты все такой же. - Довольный старичок похлопал наклонившегося техника по плечу. - Зашел бы в гости, пропустили бы по чарке. 
   - Да вы теперь всегда заняты, а общаться с вашими оболтусами уже надоело.
   Насмеявшись, давние знакомые довольно обнялись. Затем старичок, окинув Милашку взглядом и сказал:
   - Дошли до меня слухи, что ты разоряешь мои склады. Кладовщики трепещут перед твоими приходами!
   - Да вас разве разоришь? - шутливым тоном ответил Петко и, хитро улыбаясь, продолжил: - Раньше так не боялись за свои склады, а теперь-то шо так взволновались, Иван Сергеевич? У вас шось е, и это ховают от бедного Петко?
   - Ну ты и плут! Тебе палец в рот не клади.
    Ухмыльнулся старичок, шутливо погрозил пальцем и вопросительно глянул на полусобранную Милашку. 
   -А что касается запасов, то конечно есть. Вот только... пупок не развяжется унести?
   - Обижаете, шо не унесу, то перепрячу!
   Раздавшийся дружный смех, эхом пролетел по пустому ангару. Старичок подошел поближе к оружейным башням, и принялся с интересом ощупывать пустые слоты и разглядывать энерговоды.
   - Ну, а если серьезно? Сколько у твоей ласточки уходит энергии на стандартное разветвление?
   Спросил старичок, пронзительно вглядываясь в покатые обводы хищно наклоненного вперед корпуса. 
   - Иван, это лучше у энергетика спрашивать, расчеты мощности, электронная начинка все на его совести. 
   Подзывая Черепа, Петко гордо надулся. 
   - Если я ничего не путаю, то кажется  соотношение тридцать на ходовую, сорок  на оружейную, а в боевом: сорок на сорок, а вот куда еще двадцать деть... Так и не придумали. 
   Услышав данные, старичок наградил Черепа удивленным взглядом. Выслушав особенности нового принципа построения энергетического контура, старичок недоверчиво покосился на Черепа. Взяв у помощника терминал, подключился к тестовым консолям и в течение получаса снял все показания с контрольных точек энергетического контура машины. 
   Одобрительно похмыкав, обошел вокруг Милашки, после чего забрал Петко и вместе со свитой двинулся к лифтам.
   Вернувшийся  Петко,  довольно потирая руки произнес: 
   - Ну хлопцы, заживем.  Сергеич пообещался "эксперементалку" дать!
   - Я чета ваше не понял это что за бубен такой деловой. Пришел тут все полапал... 
   Сварливо проворчало Косяк, в сто первый раз натирая контакты.
   - Эх ты, темнота! Это же Главный конструктор оружейников! Вот такой мужик! Мы с ним, как-то посидели над "Рысью". Он ушел к оружейникам - и вона каких высот добился! Эх, было время. А сколько горилки было выпито... ух!
   - А чего он так вдруг расщедрился то?
   - Так у него проблемы были с мобильностью.  А тут мы ему подвернулись с таким избытком мощностей... 
   На следующий день начали поступать обещанные "гостинцы". Косяк уже тоже считал Сергеича - "вот таким мужиком". Распаковывая длинные ящики с экспериментальными орудиями, влюблено ворковал над ними, ежечасно натирая пустынной смазкой. Закончив монтаж, часами пропадал в оружейном блоке. 
   Распугивая друзей криками "поберегись" и резкими поворотами башен, добивался идеальной ровности хода и синхронности поворота башен. 
   После установки главного орудия у Косяка начала пропадать осмысленная речь. А когда еще поставили две бобины ракетных установок, Косяк вообще перестал нормально разговаривать, только хрюкал от восторга при упоминании огневой мощи Милашки. 
   Ползая следом за сварочными автоматоми, Дыба постепенно покрывался специфичным "загаром". Доводя Петко до белого каления, земляк постоянно спорил, и всегда имел свое мнение. Петко хватался за сердце, но, тем не менее, продолжал до хрипоты убеждать "дубка" в своей правоте. Уже порядком измотанный спорами, Дед в итоге садился рядом, и яростно размахивая руками и световым пером, все-таки искал компромисс. Сустя полчаса словесной перепалки и к взаимному удовлетворению, они находили с "внучком"  общий знаменатель. 
     Постоянно дергая Черепа, "земляки" возились с гидравликой, попутно добиваясь от замотанного "программера", чтобы автоматика откликалась на малейшее движение рук водителя. Череп решал вопрос, и мучители  довольно улыбаясь, тут же требовали такого же результата, но уже по другой проблеме.
   Осунувшийся энергетик только глубоко вздыхал и устало массировал глаза, но брался за персональное поручение  и начинал  ловить очередные баги в свеженаписанном "софте". Создаваемая оболочка упорно не хотела радовать безупречной работой; зачастую психуя, тот выдирал целые блоки и начинал делать все с нуля. 
   И как то незаметно, настал торжественный миг.
   Милашка воплотилась из красивой картинки в подпирающую потолок стальную красавицу. Опутавшие  всю машину ремонтные манипуляторы с тихим шелестом убрались в боковые колонны бокса. Трое курсантов, с пятнами от сварочных ожогов на комбезах, перепачканные разводами серой смазки, напряженно застыли рядом с замершим Дедом. На чумазых лицах выделялись блестящие глаза, беспокойно следящие за легкими движениями отсоединяющихся креплений. 
   От своих предтеч Милашка отличалась как бабочка от гусениц, упрекая "предков" изящной обтекаемостью форм сегментированного бронекорпуса, и внушительной мощью навешанного вооружения.
   Угрожающе наклоненная вперед головная часть выделялась изогнутым разрезом ячеек фронтальных видеодатчиков, придававшей кабине сходство с глазами хищного зверя.
   Средний сегмент корпуса, расширяясь к середине, перетекал в боковые башни с тусклым блеском выпирающих тупоносых "гостинцев от Сергеича". 
   Задний сегмент корпуса венчала башня с упрятанным в компенсаторы главным орудием. И последним штрихом к хищной оснастке Милашки, блестели ракетные барабаны с ленточными подводками к кассетным магазинам.
   - Дождался,- тихо прошептал Петко.
   Вытирая набухшие от недосыпа глаза, техник устало присел на один из разбросанных по боксу ящиков. Повернувшись к застывшей в столбняке троице, усмехнувшись, сказал:
   - Хлопцы, вы дышите, а то помрете ненароком...
   Очнувшись от наваждения, Дыба измученно присел  рядом с Дедом. 
   С блуждающей по лицу глуповатой улыбкой Косяк растормошил Черепа за плечо:
   - Черепун, чего уставился, давай во внутрь, сейчас обкатаем!
   Бросившись к призывно открытому люку, он шустро взлетел по трапу и растворился в зеленоватом свечении оживших индикаторов Милашки.
   Череп повернулся к Петко:
   - Деда, айда с нами?
   - Не... хлопцы. Я лучше здесь, с бочка. На вас полюбуюсь. 
   Вглядывался в смеющиеся глаза, Дыба стиснул техника в объятиях. 
   - Спасибо Деда! За все...
   Рывком поднявшись, и забросив Черепа на плечо, проорал:
   - Черепун! Хватит стоять, а то Косяк дырку протрет от нетерпения. На "капиталку" придется вставать. 
   Вместе с ношей легко взбежал по пружинящему трапу и, забросив орущего Черепа в бортовой люк, великан с осторожностью втиснулся в ходовой отсек. 
   Петко отошел к стене, освобождая место для выезда. Досадливо поморщившись в ответ на свист не отрегулированных силовых установок, тем неимение засмотрелся, как слегка вздрогнув, ожившая  машина плавно поднялась на массивных дугах. Мягко шелестя псевдо-каучуковыми протекторами по бетону ангара, десяти метровая махина осторожно выбралась из ремонтного бокса. 
   



Volnov

Отредактировано: 11.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться