Сталь и песок

Размер шрифта: - +

21

 ГЛАВА 21
   
   Догоняя друзей, Косяк затормозил подошвами. Скользя по техническому бетону пола зашлифованного под черный мрамор, озвучил коридор скрежетом. 
   - Косяк уймись, - поморщился Дыба.
   - Ого, Дыба да у тебя с нервишками не лады, - схватив пациента за пульс, Косяк всем телом повис на руке, - Дыба сердце вот, вот взорвется!  И глаза у тебя краснеющие. И бледный какой-то. Нет, нет и не проси! Искусственное дыхание делать не буду...
   Заливаясь смехом над своей шуткой, стрелок засверкал подошвами до ближайшего поворота. Выглянув из-за угла, удивился  отсутствию грохота погони.
   - Дыба, чего ты киснешь? Я уже думаю куда промотать премиальные, а вы тут... своими постными рожами все мои планы хороните.
   - Командир, может его на опыты сдать? - со спокойствием танка, меланхолично наклонив голову, спросил Дыба, - а то резвости, хоть консервируй.
   - Не. Не возьмут, - интонациями бывалого мясника, Череп скептически рассматривал фигуру Косяка, - Мелковат. Организм зашлакован. И жрет как стая саранчи. Одни убытки.
   - Нет, ну вот наглость. Я их тут стараюсь расшевелить. А они меня на опыты, - выйдя из угла, Косяк упер руки в боки, -вот она - человеческая благодарность. Ну и фиг с вами, а я жрать пошел. 
   Нырнув в двери столовой, издал голодный клич. Заслышав такой вой впервые, повара дергались от позыва молодого организма, но  после нескольких приступов икоты уже привыкли, только досадливо морщась и воспринимали Косяка  как плохую погоду. 
      Гремя подносом и протирая раздаточное окно до блеска, Косяк  давал ценные замечания. Критикуя монотонность меню, выпытывал у оживившегося повара свежие новости.
        Когда Дыба с поклонов вошел в помещение, Косяк уже гостеприимно лыбился. Выбрав из пустых столов крайний у стены, уставил стол дымящимися подносами.
   - Ну вы как на собственные похороны плететесь, - воспринимая ухмылку Дыба за пожелание приятного аппетита, замелькал ложкой.
   - А ты как дикий. Нет, чтобы насладиться процессом еды. Получить удовольствие, - с нотками гурмана, Череп запрыгнул на лавку, и шумно вдохнул запахи с одноразовых контейнеров. 
   - Ты хочешь чтобы я подавился?! - борясь с рвущимся кашлем, Косяк покраснел. Простучав по груди, утер слезы, - Череп,  ты извращенец! Наслаждаться казенной пищей, это мазохизм. Как ты можешь, ЭТО называть едой?! 
   - Ладно ерундой маяться, - не доев первое Череп, сыто откинулся на спинку, - Какие новости? Что молвит тыловое радио?
   Косяк еще блестя глазами, добивал кашу. Заулыбавшись, выдержал театральную паузу. 
   - Новостей хоть отбавляй с какой начинать ? С хороших или плохих?
   - Даже так? Начинай с плохих, - расправившись с завтраком, Дыба зычно отрыгнул.
   - Не тяни... 
   - Застава опять на военном положении. Кабаки закрываются. Так что кухня скоро отработает свое жалование по полной.
   Выпалив новость Косяк ожидал буйных расспросов по поводу причин вопиющего факта.  
   -  Ну нашел чем расстроить. Давно пора жирок растрясти, тренажеры уже наверное заржавели. И вам тоже..., - глядя на скиснувшие рожи, Дыба загоготал удачной шутке. 
   - Садист, - развел руки Косяк, - тут только с рейда пришли, а он новую пытку придумывает. Самый натуральный садист. 
   - Ну а хорошая новость какая? - спросил Череп.
   - Организуется новое подразделение. Верховодить будут безопасники. 
   - Ну и что в этом хорошего? Нас каким боком это касается?
   Требовательно запищал коммуникатор. Недоуменно оглядев вздернутые брови товарищей, Череп пожал плечами. Обменявшись несколькими фразами по коммуникатору, мотнул головой в сторону выхода. Продолжая односложно отвечать по коммуникатору, затолкав друзей в лифт и сбивчиво поведал суть разговора.  
       Качнувшись, кабина затормозила. Мягко разошедшиеся створки, открыли вид на тамбур командного этажа. Перед пятачком лифта, нервничал Негр. Протаптывая не первый круг под взором натыканных по всем углам видеокамер,  поглядывал на часы.  С надеждой обернувшись, облегченно выдохнул. 
   - Ну наконец-то. У нас еще пять минут. Командир заставы хочет вас видеть, - нервничая как на экзамене, лейтенант торопился выложить всю информацию, - Значит так. Речь пойдет о вашем рейде. Рапорта я уже сдал, наверное какая-то формальность.  
   Глядя на ковыряющегося в носу Косяка, лейтенант пораженно замер, а тот с умным видом достав сокровище, напряженно его разглядывал. Обратился за советом к Дыбе. Получив ответ, примерил за спину. Печально вздохнув, начал скатывать в шарик. Подняв взор, на потерявшего дар речи лейтенанта, невинно оглянулся. 
   - Э... я что-то пропустил?
        Обречено махнув рукой, лейтенант  рванул к массивной двери. Блестя вороненой сталью с эмблемой оскаленной пасти, створки неторопливо разъехались в стороны. Ожидавшие за дверью пехотинцы, заслонив дорогу и шумя двигателями тяжелой брони, потребовали сдать все личное оружие. 
     Лейтенант без слов снял импульсник. Грохнув об поверхность стола массивной кобурой, развел руки в стороны. После минутного препирательства Косяк уловил, что получить прикладами  можно уже очень скоро, сложил в затянутую броней перчатку свои любимые метательные ножи. 
    Пройдя по наполненным суетой коридорам штаба, экипаж очутился в просторной приемной.
   Мягкая прохлада встретила экипаж вместе с внимательными взглядами. Сидящие по расставленной с казенным вкусом мебели, солидные люди не малых чинов оглядели разношерстную компанию.  Оценив посетителей, вернулись к своим делам, в которых коротали очередь приема. Сидевший за столом адъютант оторвал взгляд от терминала, мотнул подбородком в сторону дверей. 
    Лейтенант сделал глубокий вдох, словно собирался нырнуть в бездну океана и решительно коснулся сенсора управления двери. 
   - Косяк, - стоя перед дверьми, скороговоркой прошептал Дыба, - если выкинешь номер, как перед лифтом... займусь твоим воспитанием, но уже на свой лад, так что не серчай.
   - А я че? - хотел оправдаться Кося, но Дыбы нырнул в темень тамбура двойных дверей.
   - Мы и так знаем, что ты неповторим и уникален, но другие могут не так понять. Так что давай без выкидонов, - добавил Череп.
   - Буду молчать как рыба об лед, - обижено засопев, промычал вслед командиру Косяк. 
       Просторный кабинет был предназначен для больших совещаний. По крайней мере именно об этом говорил огромный стол со множеством стульев вокруг.
     Лейтенант застыл в начале стола. Вытянувшись, четко отрапортовал. Поднявшийся из-за стола пожилой полковник, выслушав доклад, мотнул седеющей головой.
   - Вольно лейтенант.
   Бодро подойдя к застывшему на манер лейтенанта экипажу, просветил всех заинтересованным взглядом пронзительно синих глаз. Разглядывая троицу, словно фотографируя, а за одно и делая вскрытие пытаясь заглянуть в душу, прошелся вдоль строя. 
   - Ну что капитан, славный у тебя экипаж, - оставшись довольным осмотром, командир заставы в пол-оборота бросил за спину, - Выделяющийся.
   - Не жалуюсь, - поднявшись из-за проектора в начале стола, в тон отозвался капитан Усачев. Подойдя к лейтенанту, спрятал  в усищах ухмылку, -...и Негр не чурается. 
   - Вот как? - заинтересовался полковник, - и что,  даже не успели ничего учудить?
   - Ну кроме предупредительного выстрела по заводу... ничего.
   - Предупредительный - это правильно, - нахмурившись, серьезно проговорил полковник, - ...нельзя звереть. Наша первоочередная задача - защита материальных интересов корпорации.  Мы отстаиваем его с оружием в руках. И это оружие направлено против таких же воинов, а не против безоружного персонала. Так что ...все правильно. Молодцы.
   Зардевшийся Череп, стоял навытяжку. Блестя глазами, поедал полковника уважительным взглядом. Найдя такого соратника своим взглядам, мысленно уже укладывал Лохматого на лопатки. 
   - Но и не стоит забывать, что мы воюем, а войны без жертв не бывает, - остановившись напротив Черепа, полковник стальным взглядом пригвоздил сержанта к полу, - и вы об этом не забывайте. Иначе, ваше колебание и человеколюбие может обернуться трагедией для доверившихся вам товарищей. Могут пострадать люди, за которых  вы отвечаете своей совестью. Смотрите сержант, не ошибитесь, когда будете делать выбор.
   Напрягшись под взглядом, Череп проглотил лом. Оглушенный смыслом добавки, пытался привести мысли к общему знаменателю. Спор с Лохматым уже не казался таким однозначным.
   - Ну что же, - поглядев на стеклянный взгляд сержанта, полковник потеплевшим голосом продолжил, - с вами, я заочно знаком. Меня вам представлять не нужно.
   - Ну почему же..., - успел вставить Косяк, скривившись от тычка Дыбы. 
   В повисшую паузу, полковник поднял в усмешке бровь, оглянулся  на капитана.
   - Усач, ты чего это? Не провел вводный инструктаж?
   - С ними не успел, - наградив Черепа многообещающим взглядом, развел руками командир крыла, - ... текучка. Могу сейчас.
   - Сейчас я и сам смогу, - отступив назад, молодцевато вздернулся, будь в сапогах - щелкнул бы каблуками, -.... Полковник  Алексей Владимирович Рыков. Командир заставы "Южная", позывной - Удав.
   Улыбнувшись, с убойной иронией продолжил: 
   - Этого достаточно?  
   - Вполне, - украдкой потирая бок, ограничился Косяк. 
   - Тогда прошу поближе к проекторам. 
   Усевшись в массивное кресло, полковник дождался пока рассядется экипаж. 
   - И так. Сержант расскажите нам о возможностях вашей машины и экипажа.
   Слегка запинаясь, Череп поведал историю создания Милашки. Опуская детали, он изложил основные преимущества Милашки. Перечисляя огневой потенциал, увлекся перечислением возможностей электронной маскировки  и спустя пятнадцать минут, замер под внимательными взглядами. 
   - Ну это все техника, - прерывая повисшую паузу, Удав скрестив пальцы домиком, рассматривал крутящиеся голограммы Милашки, - меня интересуют люди. Техника - это только инструмент.
   - То есть мы? - пожал плечами Череп,- Так это есть в личных делах.
   - В том то и дело, что в личных  делах ничего нет, - рассматривая экипаж ироничным взглядом Удав, остановился на Дыбе, - По материалам личного дела, каждый из вас был забракован специалистами еще на первом полугодии. 
   Не упуская из виду ни одной ужимки и молчаливого обмена взглядами, полковник хмыкнул. Разношерстнее не бывает. Каждый из этой тройки был не похож на другого как два полюса планеты, но такие различия почему-то не разрушили коллектив, а только сплотили. 
   Экипаж действовал как единое целое. И сколько бы не корпели аналитики  над прослушкой переговоров, видеозаписей регистраторов,  в поисках следов психологических проблем внутри коллектива, - признавая свое бессилие, разочаровано пожимали плечами. Уникальный случай. Идеальное совпадение типажей. Стечение многих факторов и в результате - этот экипаж как единое целое, как один человек мог понимать друг друга с полуслова и как чуткий организм выравнивал все шероховатости отношений с окружающим миром, правильной реакцией одного из тройки.
   - Ну значит, такие хреновые специалисты, - встрял Косяк, бросая косые взгляды на Дыбу пробормотал в сторону, - Еще раз двинешь, в глаз дам.
   Серьезно глянув на Усача, полковник заметил  как лейтенант вжался от стыда в кресло.
   - Ну что вы и успешно доказываете, - тихо рассмеявшись, Удав расслабленно откинулся на спинке кресла. Взглянув Косяку в глаза, - что еще можете сказать?
   - А что говорить. Экипаж у нас нормальный. Машина крутая. Так что... любой каприз за ваши деньги. 
   Если бы можно было превратится во что-нибудь незаметное, -  Череп стал бы невидимкой. Ситуация уходила из-под контроля, и Косяка как обезьяну с гранатой нужно было срочно пристреливать пока он тут не наговорил лишнего.  Так разговаривать с человеком каждый день решающем судьбы тысячи людей - Косяк определенно получит на сухари! 
   - Ну что же... каприз значит, - если Удаву и не понравилась манера разговора, то больше чем в усмешке это не выразилось. Рассматривая Косяка, бросал взгляды на проекцию Милашки, -хорошо. Если вы так цените прямоту, давайте в открытую... Для Батальона положение не простое. Контроль над территорией сократился из десятков тысяч километров, до жалких тысяч. Стачки уже происходят почти под стенами заставы. Что бы мне раньше, выдали такую оперативную обстановку, - я бы услал горе аналитика проспаться с тяжелого похмелья. А утром разжаловал бы в рядовые. Но сегодня это суровая реальность. Так тяжело нам не было ни когда. И вот приходят зеленка да на новой машине. И в первом же рейде добивается успеха, как действие целого крыла с поддержкой. Надо бы радоваться... Да вот только такой результат заставил многих занервничать... 
   Оглядев всех многозначительным взглядом, полковник  включил проектор. Остановился на одном не русском канале. На общем фоне тарабарщины, прорезался компьютерный голос переводчика. Выделился логотип официального канала корпорации "АРАВИКИ", проступило изображение. Слащавый паренек с прилизанной прической, надувшись как индюк, радостно вещал: 
   - ...как мы уже говорили. Этой ночью русские предприняли попытку глубокого вторжения. Но наши пограничные заслоны отбили  коварный удар. Потерпев очередное поражение косолапые медведи откатились назад в свою берлогу, зализывать раны огромных потерь..., - желая добавить выразительности репортер размахивал руками и корчил жуткие гримасы.
   - Вот это да, - пораженный Дыба, обалдевши смотрел в настенную голограмму.
   - Даже применения нового супер-оружия не помогло Русскому Медведю прорваться сквозь ряды наших доблестных воинов с молитвой встретивших эти исчадья..., - продолжал разоряться репортер.  На заднем фоне возникла картинка с Милашкой освещаемой вспышками боковых орудий. Творческий подход стрелка к боевой раскраске, на оперативной съемке одного их участников ночного боя, выставил Милашку порождением ада извергающем потоки огня несущего смерть всему живому. 
   - И вот это крутят целыми днями напролет, - наблюдая удивление на лицах экипажа,  полковник спокойно продолжал, - я уже был в столице. Генштаб на ушах. Безопасники плешь проели, требуя наложить вето на вашу машину. Ходил на ковер в корпорацию. Хорошо, что спецы, успели обработать, с вашей машины все записи, было чем хоть прикрыться. Что скажете "Бешенные псы"?
   - В каком смысле ... бешеные? - Растерянно пробормотал  Косяк.
   - Так вас окрестили на просторах медийного пространства планеты.
   Переглянувшись друзья, с трудом переваривая услышанное, молча хлопали глазами.
   - Я так понимаю, - усмирив робость, Череп прямо посмотрел в глаза Удаву, - Что этот репортаж  всего лишь одна из методик информационной войны. Так что ничего не обычного нет. Попытка оправдать потери. Создать.. 
   - Согласен, но не все так просто...
     Оказывается ситуация вокруг Батальона сложилась необычная. С одной стороны потери контроля над большой территорией сказывались постоянными упреками от правления корпорации о плохом исполнении договора найма. Со своей стороны Батальон пытался привести аргументы о срывах поставок необходимых материалов, техники и тяжелыми потерями среди личного состава. 
   На что корпорация вставляла пистон Службе безопасности, по отдельному контракту отвечающей за исполнение наемниками своих обязанностей. Из-за того что СБ не контролирует наемников, не заставляет тех быть более усердными в исполнении обязанностей контракта, безопасники корпорация терпит одни убытки. 
    И все эти "обмены любезностями" казались бы обычными буднями подковёрной борьбы, в которую корпорация играла на протяжении многих десятков лет. Но в последнее время все внутреннее дрязги стали придаваться огласке. На лицо было нагнетание обстановки на фоне общего концепции - мира любой ценой. Ни каких провокаций к соседям  дабы не спровоцировать дополнительного передела территории! Корпорации нужна передышка! 
     И последний рейд послужил той щепоткой, которая взорвала котел с варевом. Все пена полезла наружу. В результате,  исторически натянутые отношения между Батальоном и Службой Безопасности,  перешли от холодной вежливости в стадию звонко натянутых непониманий.     
   -С одной стороны, мы сейчас не в той силе, что бы вести полноценные боевые операции. Но с другой стороны, корпорацию не устраивает такое положение дел, а с другой взять на себя ответственность - бояться. И ждут от нас панацеи. Лекарства, чтобы в один миг проснуться, а проблемы сами рассосались... 
   Закончив рассказ, Удав осмотрел притихший экипаж. Не понимая, зачем им все было сказано: Череп хмурился, Дыба молчал, а Косяк рассматривал ногти, мурлыча какой-то мотивчик.
   - Мне придется пригласить еще одного участника разговора, очень жаждущего этой встречи, - проговорил Удав собираясь словно перед нырков в прорубь, - и хочу сразу предупредить.  Чтобы здесь не звучало Вы должны помнить, что Батальон своих не бросает. 
   Соединившись с адъютантом, бросил пару ели слышных фраз. Через пару минут  появился гость. Высокий мужчина в черном комбезе, вплыл с достоинством члена королевской семьи. Величаво усевшись, безопасник свободно закинул ногу за ногу. Обозначив кивок полковнику, вцепился бесцветными глазами в экипаж. 
   - Господа.  Глава Службы Безопасности заставы, подполковник Серпов - ровным голосом представил Удав.
    Серпов победоносно улыбнувшись кончиками глаз, бросил терзать покрывшегося пятнами Черепа. Не задерживая взгляд на Дыбе своим настороженным видом готового к любому повороту событий, уделил  пристально-недоуменное внимание Косяку, увлечено занятому маникюром.  
   -  Очень рад, очень. Хотел вас сразу после рейда пригласить к себе, но... ваш капитан настоял на отдыхе, - раздавшийся голос безопасника походил на треск сухого дерева, - ... я вас "приглашу",  после того как покинете этот кабинет.
   Повисшую тишину, при желании можно было пощупать руками. Схлестнувшись взглядом с командиром заставы, Серпов выдержал опасно запылавший взгляд Удава.
   - Я следую инструкции. И это уже не в нашей с вами компетенции. Экипаж должен быть помещен под арест до выяснения всех подробностей и установления меры виновности в нарушении приказа о перемирии. Машину пока перегонят в технический отдел Службы Безопасности...
   - С какого такого хрена?! - видя паралич Черепа, Косяк решил сыграть в сольной партии.
   Не обращая внимания на покрывшегося белыми пятнами Серпова, Косяк с недоумением оторвался от рассматривания ногтей. 
   - Начальник, ты по какой статье дело шьешь? 
   - Полковник, я уже обращал внимание на низкую дисциплину рядового состава, -  зашипел Серпов, в точности превращаясь в символ Службы Безопасности,  - ваши подчиненные - это пародия на воинское подразделение. 
   - Мы и не являемся воинским подразделением. Мы - добровольная наемная организация, - не меняя позы, проговорил полковник, - и если у вас есть приказ от вашего командования, то могу вам напомнить, что заставой командуя я. И я не подчиняюсь СБ. У меня есть вышестоящий командир, и приказа об аресте экипажа, я не получал. 
   Безопасник  успокоился и сбавил обороты.
   - Полковник, этот вопрос мы можем обсудить и без ваших подчиненных.
   - Почему же? 
   Капитан Усачев терзал Серпова взглядом, словно цепной пес, и бесился от понимания короткого поводка.  Услышав последние слова полковника, едва не показал безопаснику кукиш. Довольно блеснув глазами, посмотрел на Негра. 
   - Лейтенант вы подготовили детализацию? - голосом полным липкой вежливости,  спросил Усачев.
   - Да мой капитан, - ерзая на стуле Негр не знал куда деть, беспокойные руки. Такой открытой пикировки с могущественной Службой Безопасности он еще не видел. А когда бодаются большие начальники - достается больше всего подчиненным. 
   - Будьте любезны передать ее господину подполковнику.
   Кончиками пальцев взяв диск, Серпов вопросительно посмотрел на полковника. 
   - Там полная расшифровка записей. С комментариями из устава Наемного Батальона и пометками моих штабников, - вывел на настенную голограмму поток данных, с кучей дополнительных окошек, вежливо ответил Удав, - Мои подчиненные не нарушили ни одного параграфа приказа, который утверждался вашей службой в том числе. Согласно полученному заданию диверсионная группа проникла на территорию противника. Встретив патруль, попыталась уклониться от столкновения. Совершив прорыв, выполнила поставленную задачу. В чем вы усмотрели повод для заседания Трибунала?
   - Ну,-  протянул Серпов. В примеряющем жесте лениво поднял руки, - Трибунал... Это вы громко сказали. У меня приказ провести расследование. Выявить - были ли нарушения. Если да, то виновных наказать. Если нет,- наградить. И представить подробный рапорт. Я считаю, что для полноты и ускорения процесса расследования необходимо, первое - экипаж не привлекать к службе,  второе - машину определить в технический ангар СБ и провести комплексную экспертизу...
   Удав рассматривал безопасника начавшего любимую игру в недоговоренности во взаимоотношениях Батальона и СБ. Понимая, что кроется за безобидными формулировками, представлял как начнутся бесконечные допросы молодых парней. Будет бессмысленный мордобой, и спустя неделю такого расследования будут показания сломленных пацанов, которые сами себя оговорят и подпишут все что угодно лишь бы прекратить мучения. А дальше позорная казнь и чан с переработкой отходов. 
   Сколько было таких случаев? Сколько он еще должен потерять парней, что бы перестать уважать себя и безропотно идти на сделки с совестью?
   - То есть экипаж под арест, машина изымается в распоряжение  СБ? - глухо уточнил Удав.
   Проступившая в голосе сталь заставила опытного ломателя человеческих душ вздрогнуть, словно шакала почуявшего близость матерого хищника. Серпов взглянул в глаза полковника. Уже не так уверено удерживая на лице маску победителя, улыбнувшись спросил: 
   - У вас есть другие предложения?
   Удав потянул терминал с вывединым на дисплей текстом. 
   - Ознакомьтесь с разработанным моими штабистами проектом. Вкратце могу пояснить, что суть этого приказа сводится к усилению диверсионной работы, в ответ на директиву штаба под номером  4534 этого месяца. Нам предписано срывать плановые работы хозяйственных подразделений соседей, и если я не ошибаюсь, по вашему ведомству есть директива оказывать посильно содействие и усилить диверсионную работу на заставах противника... 
   Углубляясь в чтение, выражение лица Серпова менялось от довольного собой человека до вымученной улыбки хорошей мины при плохой игре. 
   - И что это вам даст? - отложив терминал, холодно спросил безопасник.
   - Батальон  создавался  для силовых операций. В вашей структуре даже не предусмотрены такого рода подразделения. У вас нет ни базы, ни людей, ни техники... Куда вы лезете полковник?  
   - Ну почему же первая машина уже есть. Боксов хоть отбавляй, персонал техников выделим, а что касается экипажа, - так он уже есть. Разведданные? Так на них будет работать целый отдел аналитиков. Так что не вижу непреодолимых трудностей. 
   - Я доложу командованию о вашем проекте. Думаю что мы еще обсудим эту тему, но уже в другом месте, - хищно улыбнувшись, Серпов мягко поднялся. Наградив троицу взглядом-обещанием не последней встречи, обозначив кивок-прощание, покинул кабинет. 
   Дождавшись пока за безопасником закроется дверь, Удав сказал: . 
   - Ну что же, - вздохнул, словно вытянул застрявший в бархане танк, окинул экипаж веселым взглядом, -  этот раунд за нами. 
   Рассматривая Косяка с новым выражением, усмехнулся:
   - Хорошо держишь удар, не пасаушеь. Молодец.
   - Да я таких следаков пачками обламывал, - довольный похвалой, Косяк сиял начищенной медалью.  
   - Тогда вернемся к нашему приказу, который будем быстро воплощать, пока безопасники не придумали новую каверзу. 
      Выводя информацию с терминала  на общий проектор, Удав поведал что к чему.
    Результаты рейда, ошеломили видавших виды штабников. Да и не только их. Еще только машины развернулись для следования к заставе, когда штаб уже гудел от переданной со спутников информации.  Аналитики осипшими голосами  в конце насыщенной вахты представили полковнику полный рапорт. 
       Использование Милашки в связке с "Рысями" дало отличный результат, и если сделать подобное соединение регулярным, то эффективность диверсионных рейдов  возрастет на сорок процентов. 
    Естественно, что к таким же результатам пришли и аналитики СБ. 
    И тут то и началась возня под ковром. Так как машина уникальна и в единственном числе, страсти закипели нешуточные. Желая заполучить данный экземпляр в свои руки, Серпов спешно начал компанию по созданию специального отряда в недрах СБ. Забросав столицу рапортами, добился утверждения "своего" проекта. Оставалось лишь изъять машину. 
   - Когда мне в генштабе показали проект представленный Серповым и данный на согласование в Генштаб, - устало проговорил Удав, - Я в начале даже не поверил своим глазам. Но вам парни там ничего не светило. Вашу идею, вашу машину уже придумали как использовать в лучшем виде, а вы мешались под ногами... Поэтому мне на ходу пришлось импровизировать...
    Слушая речь, Череп складывал мозаику. Получалась невеселая картина. Милашка стала призом в очередном противостоянии СБ и Батальона. И если бы Удав не проявил настойчивость, - их бы затаскали по трибуналам, а потом в лучшем случае отправили бы Обеспечение, или избавились как от ненужной мошкары... 
     Глянув на Косяка, продолжавшего ковырять пустынную смазку под ногтями, Череп внутренне  улыбнулся. Не ожидая, что вот так вот можно прийти извратить факты, обвинить, и упрятать человека за решетку, Череп опешил под гипнотизирующим взглядом Серпова. И если бы  рядом не было командиров, и самое главное верных товарищей, то когда он растерялся, его можно было брать тепленьким. 
    Но своей наглой выходкой, Косяк выдернул его из нереального сна. Вернул к действительности и дал такую нужную передышку. Вот кому легко. На хамил безопаснику, и теперь расслаблено развалился на стуле, карем уха прислушиваясь к озвученному приговору. И нет ему никакого дела, что придется быть почти смертником. 
    Другого выхода им просто не оставили. И чтобы не попасться на очередную уловку Серпова, нужно не подвести.  Рассматривая общую структуру подразделения, Череп думал о том как приложить все усилия чтобы воплотить идею командования  и самое главное увеличить шансы экипажа на выживание. Ведь тут и не нужно быть гением, для понимания простой истины: быть им отныне первыми во всех пеклах, быть тем пальцем, которым пробуют кипяток и затыкают дырку в любой бочке. 
    - Мой полковник, - дождавшись паузы, Череп оторвался от высвеченной проектором структуры будущего подразделения, - Здесь не указанны позывные экипажей и командира. 
   - Командиром отряду утверждаю Негра, - ответил полковник, бросив на опешившего лейтенанта взгляд с легкой усмешкой, продолжил, - да, да. Засиделся ты уже в командирах крыла. Тем более что опыт у тебя есть. Экипажи разведчиков наберешь сам. 
    Глянув на капитана, Негр сдержанно улыбнулся. Бросив короткий взгляд на Удава, ловко поднялся из за стола.
   - Я! Есть! - замирая по стойке смирно, четко гаркнул лейтенант.
   - Негр... расслабься, - проговорил Усач, с усмешкой реагируя на не растерянные армейские рефлексы, - не на плацу.
   - Спасибо за доверие. Готов к исполнению обязанностей.
   Полковник подошел к своему креслу, взяв что-то, повернулся к лейтенанту.  На вытянутой ладони показалась черная шкатулка, с эмблемой батальона. Поблескивая вороненой сталью, закругленные края  отсвечивали неяркими бликами.
   - Лейтенант,  с назначением на новую должность вам присваивается звание капитана, - торжественно протянув Негру открытую шкатулку. На красном бархате, поблескивая золоченными гранями красовались восемь ромбов капитанского звания.
   



Volnov

Отредактировано: 11.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться