Сталь и песок

Размер шрифта: - +

30

ГЛАВА 30
   
   Пролетевшие две недели слились в череду изнуряющей работы и дикого желания выспаться. Подгоняемый предчувствием, что такого подарка свободного времени больше не будет, Череп превратился в надсмотрщика гоняющего экипаж как каторжных заключенных. Заставив раскидать Милашку до основания, лично прощупал каждый сантиметр корпуса. Выискивая трещины,  заставлял Доцента заваривать малейший намек на излом. Исползав все закоулки, лично садился за консоль и, Дыбу или Косяка доводил до тихой ярости, требуя исправить тот или иной показатель.
      Но все чаще и чаще он стал замечать, как электронное нутро Милашки становилось более отзывчивым на его вмешательства в виртуальную систему машины. Словно предугадывая его желания мощности бортовых вычислителей, угадывали необходимый параметр, который нужно было добиваться сложными методами калибровки и наладки программной оболочки. Энергетические контуры перебрасывались в нужной последовательности, словно были продолжением тела, достаточно было легкого усилия и сплетение силовых потоков принимало ту конфигурацию, которая была необходима энергетику, сидевшему в сеансе "вирта" с нутром боевой машины. Удивляясь факту, Череп все списывал на усовершенствованное программное обеспечение, которое он также решил "довести до ума", пользуясь случаем перетряхивания всего нутра машины. 
     Как только закончили последний этап капитального ремонта, Череп не выходил из-за консоли. И когда друзья приходили утром, то за частую находили Черепа обессилено заснувшем за еще теплой консолью. 
   - Дыба, он так себя угробит и нас в могилу сведет. У меня уже не задница, а мешок с костями. Скоро в карманы болты складывать придется, чтобы сквозняк не унес. 
   Проворчал Косяк, пробираясь по заваленному электронными модулями проходу. Стукнувшись об открытую панель, прошипел ругательства и принялся тормошить командира. 
- Вставай садист, пожрать пришло. 
   Выдав представление ожившего мертвеца, Череп все-таки проснулся. Непонимающе оглядываясь, активно принялся жевать протянутый бутерброд. За жевательным рефлексом на лице энергетика проступило озабоченное выражение. Найдя терминал, протянул его Дыбе:
   - Все. Теперь осталась только калибровка систем. Это уже сами. А я пойду по экипажам. 
   - До погоди ты, поешь нормально. Вот, хлебни горячего...
   - Потом, - отмахнулся Череп, шатающейся походкой пошаркал к выходу, - Тебе сегодня ходовую нужно запустить. Косяк, а у тебя чтобы к вечеру были готовы боковушки. И не халтурь с емкостями накопителей, если опять будет восемьдесят пять от нормы - будешь все заново собирать.
   - Может быть, сразу, пристрелишь, чтобы я не мучился? 
   Оставив ответную реплику без внимания, Череп звонко затарабанил башмаками по трапу. Не допив кофе, вручил продирающему глаза Доценту половину термоса, а следом и терминал с планом работ на день. Сонно озираясь тот  не мог припомнить откуда у него взялся горячий термос, а как завидев список задач, мигом проснулся. Озираясь что бы возмутиться, поймал только эхо удаляющихся по пустому ангару шагов командира.
     Ближе ко второй половине дня, в люк просунулась голова. Заблестев лысиной, хмурый голос рявкнул:
   - Живые есть?
   - Кончились, - в тон отозвался Косяк. Найдя повод отвлечься от работы, свесился с потолка, увидев Лохматого, заулыбался, -  какие люди?! Сколько лет сколько зим...
   Не устояв пред искренней улыбкой, ветеран разогнал хмурые тучи с лица:
   - Здарова патлатый. А где Череп то? 
   - Как?! - картинно изумился Косяк, - Он к тебе еще не приходил?! Ну тогда спешу тебя предупредить, что бы ты забыл такое слово как: кабак, сон, и... про девок тоже забудь. Ну как минимум на недельку.
   Лохматый опять набычился, озадачено ухмыляясь, сказал:
   - Да уже. Принесла нелегкая. Разбудил, и надавал кучу заданий. Довел водителя до истерики, и свалил куда-то. Так я подумал он здесь  и пополнение привел. Ветераны из расформированных крыльев.   
   Оставив Лохматого за разговором с механиком, Косяк выскочил наружу. 
   Завидев "чудо" с едко оранжевым гребнем выглянувшее на обещанное явление нового командира, ветераны опешили. По ходившим слухам, они представляли себе как минимум великана с сединой в висках и мужественным лицом, а тут...
   - Гы ... старикам салют! - заулыбавшись во все лицо, любимой глупой рожей, Косяк проскользнул в люк. Завидев опешившие лица,  надул грудь колесом. Собрав лицо в строгую харю, гаркнул - Здравствуйте  господа наемники!
    Совсем скиснув ветераны, не стройным хором поздоровались. 
   - Плохо здороваетесь, будем тренироваться. Прямо сейчас. Но прежде я проведу разъяснительную работу среди вас..., - войдя в роль, Косяк заложил руки за спину. Важно расхаживая по пятачку верхней площадке трапа,  вещал поучающим тоном, - плохо здороваетесь, значит плохо едите, а тот кто плохо ест - хреново воюет! Вот я когда поем, я так здороваюсь, что ...
   - Расслабьтесь парни, это не он..., - хохотнул  Лохматый, выйдя на трап. 
   Снизу сорвался вздох облегчения, словно получили отрицательный результат на смертельное заболевание. Заполучить ТАКОГО  командира, ветеранам прошедшим огонь сражений и повидавшим не мало командиров на своем веку, совсем не хотелось. 
   - Вечно ты все обломишь, - расстроился Косяк за срыв такого представления. Стирая ухмылку, уже серьезно сказал: 
   - Ладно дядьки, чтобы не терять зря время, советую машины перегнать в наш ангар, и готовиться к техосмотру. Все равно Череп тоже самое скажет...
   Вошедший в ангар Череп вначале подумал, что перепутал повороты. Оставленный пустой ангар, сейчас кипел работой. Во всех боксах стояли близняшки Милашки, по которым, суетившимися букашками ползали фигурки людей. Под потолком бился гомон голосов, разбавляемый лязгом мелькавших ремонтных манипуляторов. То и дело мимо проносился кар забитый под завязку мотками кабелей и пахнущими пустотной смазкой стопками бронелистов. 
     Обернувшись назад, Череп еще раз увидел на створках двухметровую семерку. Услышав окрик, обернулся. Подбежавший Косяк, запыхано проговорил:
   - Ну как тебе? 
   Посмотрев на стихших людей, суетливо начавших выстраиваться возле машин, Череп переспросил:
   - Что именно?
   - Ну не тупи. Видал как у нас теперь?! - довольно проговорил Косяк, с гордым взмахом охватил боксы, - девять машин - это же силища!
   Снисходительно улыбнувшись,  Череп ответил: 
   - На любую силу, всегда найдется другая сила, - развернув задумавшегося Косяка, командир с усмешкой добавил, - ну что же, пойдем посмотрим, что там за сила...
   Так начался его первый день командования, слившийся в сплошную череду из бесконечных проверок и ковыряния в девяти машинах, разбавляемый лишь пяти часовыми отлучками на сон. 
   В одну из таких отлучек, посреди сладко сна прозвучал звонок. Настойчивая трель раздирала  сознание колючей проколкой. Беспощадно трезвоня, коммуникатор мигал красным индикатором вызова. Начавший ворочаться Косяк, сонно пригрозил засунуть трубку одно укромное место, глухому владельцу. 
     Сонно глядя на время Череп ругнулся. Только успел прилечь, как кому-то понадобился. Нащупав трубку, уже готов был растерзать звонившего. 
   - Да, - зло выдохнул  в трубку Череп.
   - Извини что так поздно, - раздался виноватый голос Негра, - но тут такое дело. В общем, давай  встретимся у лифта на третьем уровне Восточного Сектора.
   - Ты сколько выпил?! Ты на время смотрел? 
   - Череп, так надо. В общем, я тебя жду через двадцать минут. Все, отбой...
   Яростно громыхая ботинками  по металлическому полу, Череп материл "умника" придумавшего экономить на ночном освещении, да дармовой энергии которой в принципе по всей пустыне навалом.  Резкая смена растекающегося по коридорам полумрака сменялась ярким освещением перекрестков.   
      Стремительно летя по коридору, он вымещал в грохоте частых шагов все недовольство сорванным сном, тупой системой освещения, и всем,  что не дает человеку спокойно отдохнуть, после изматывающего дня. 
   Мысленно нарезая с Негра всевозможные ремни и безделушки, Череп едва не проломил не торопливые створки лифта. Вылетая на условленный этаж, ожидал увидеть, уснувшую у стены фигуру, скорее всего упившегося капитана, но вместо этого, за поворотом Череп уткнулся на вскинутые излучатели.
   - Патруль СБ! Ваш код!
   Опешив от такого поворота, Череп медленно подставил внутреннюю сторону левого запястья. Две фигуры покрытые легкой броней с накладками черного сплава, держали на мушке, в то время как третий выставил ребристую трубку считывателя. Едва коснувшись запястья, анализатор замигал индикаторами.
   Бросив короткий взгляд на дисплей трубки,  из под зеркального забрала, вырвался  приглушенный голос старшего:    
   - Цель вашего брожения? 
   - С каких пор офицеру запрещено свободно перемещаться по заставе Батальона? - оцепенение уступало месту, разгоревшейся пуще прежнего злости.
   - Офицер вы знаете правила? - с вежливой ехидцей спросил старший патруля, - если нет могу вам их напомнить, - зачитывая словно по написанному параграф инструкции, патрульный загундел - ...любой наемный служащий, обязан подчиняться требованиям обличенных властью корпорации лицам, в случаи не повиновения к нарушителю требований могут применены меры: а - административное взыскание, б - арест...
   - Не нужно, - злясь от бессилия Череп, постарался взять себя в руки. Сделав глубокий вздох, выдохнул с вежливой улыбкой на устах, - Собирался встретиться с другом и сходить в бордель . Этого достаточно?
   Один из патрульных, гоготнул напарнику:
   - Я же тебе говорил, что поодиночке они и с одной не справятся. 
   - Да нет, - дождавшись когда патрульные дохрюкают над удачной шуткой, Череп с издевкой добавил, -  потому что приходиться отдуваться за слабаков. 
   В успокаивающем жесте подняв руку, старший осадил дернувшихся патрульных:
   - Вы свободны, - пробормотав по внутренней связи, что-то резкое вошел в лифт.
   Слащаво улыбнувшись, скрывшемуся за створками лифта патрулю, Череп довольно хмыкнул. Служба Безопасности создавалась как структура обеспечивающая безопасность внутри корпорации, а Батальон служил механизмом от внешней агрессии. И так как Батальон - наемное соединение, то  СБ имела право вмешиваться во все что ей казалось нужным, в первую очередь в дела Батальона. Так как считалось, что "наемному сброду" с уголовным прошлым  нужна постоянная удавка, короткий поводок которой должен быть в руках СБ. 
        Вся история создания Наемного Батальона усеяна всевозможными трениями, в которых безопасники всячески старались подчеркнуть свое превосходство, чем самым и породив этакую "любовь", ярко  проявляющейся  в мелких стычках, или в серьезных разборках с привлечением совета директоров.
   - Ты чего задумался? - раздался за спиной  голос Негра.
   - Да так, с патрулем повеселился, - вспомнив из-за чего он здесь, Череп съехидничал, - А вот от тебя, мой капитан, хочу услышать хоть одну причину, по которой не стоит тебя обложить матом.
   - Ну во первых лейтенант, подтяните брюхо, когда разговариваете со старшим по званию, - играя служаку деревянного по пояс, Негр принял строевую стойку,  - а во вторых не слышу радости в голосе при виде командира.
   - Я эту радость, сейчас сверну трубочкой, и засуну тебе в задницу...
   - А туда-то зачем?
   - А что бы твой истерзанный труп, смогли хоть почему то узнать... И вообще Негр, у меня завтра очередной выход в поле. Учебные стрельбы, марш, а ты тут со своей радостью посреди ночи пристаешь.   
    В примеряющем жесте подняв руки, Негр заторопился прервать поток обвинений:
   - Знаю. Знаю. Ко мне Бычок уже приходил плакаться. Говорит,что со свету сживаешь всех ветеранов, гоняешь как последнюю "зеленку", а на тихий вой ветеранов, только увеличиваешь количество упражнений. 
   - Еще и добавлю. И до тех пор пока у них не появится рефлексы, буду гонять до посинения, - вспоминая первые пробные учения в составе крыла, Череп поморщился, добавив сарказма произнес, - А то как робин гуды фиговы. Не торопливо взобрался на барханчик, прицелился,  бабахнул и так же не торопясь полез на другой рубеж. Дудки!  Пока с лету не будут попадать, да еще и целым крылом накрывать заранее оговоренные секторы обстрела - не слезу! Кому не нравится пусть уходят. Мне трупы в первом бое не нужны. 
   - Ага, уйдут они. Как же, жди, - усмехнулся Негр, махнув рукой позвал Черепа в полумрак коридора, -  Как только стало известно что численность отряда увеличивается, нас замучили осадой экипажи. Все захотели попасть в отряд "бешенных псов", а что творилось когда отказывали - грозили кто Батей, кто увольнением, а некоторые даже чуть ли не цестерны спирта обещали. 
   Слушая в пол уха Череп осмотрел коридор в котором они оказались. Судя по запустению этот тупик был не жилым, и не использовался для нужд персонала. Проходя под неисправно мигающим плафоном, офицеры дошли до тупика. В конце коридора была одна дверь закрытая навесным замком с индикатором охранного режима. 
   - Я не понял Негр, ты меня разбудил среди ночи, для того чтобы пожаловаться на жизнь?
   Приложил палец к губам, Негр  воровато огляделся. Достав плоскую коробочку, начал с ней возиться. На раздавшейся мелодичный звук, камеры слежения, с мягким жужжанием безвольно обвисли под потолком. 
     Негр метнулся к тупиковой двери, приложив коробочку к груше замка, протиснулся во внутрь разъехавшихся створок, и  замахав оттуда Черепу освободил проем.  
   - Я не понял что у нас за конспирация!? - тихо прошипел Череп, влетая в запах нежилого помещения. На ходу чихнув  замотал головой в поисках Негра.
   -  Будьте здоровы, - раздался знакомый голос.
   Резко обернувшись, Череп автоматически вытянулся в струнку. Промямлив подобие благодарности, старался угадать где же находится доброжелатель. 
   - Пройдите вперед, - посоветовал тот же голос.
   Сделав несколько шагов, Череп прошел упругую волну воздуха. Защипав искрами легкой статики голографическая проекция пропустила Черепа в столб ослепительного света. Заморгав глазами, он смог увидеть куда попал.
    Помещение оказалось разделено на две равные части голографической стеной, случайному посетителю показалось бы, что это обыкновенный пустой кубрик, а с другой стороны все было как на ладони.  И его блуждания слепого котенка, замечательно просматривались из-за стола, за которым и сидел Удав. Успокаивающе мотнув двум офицерам, настороженно державших руки на кобурах импульсников, полковник встал из кресла. Устало улыбнувшись указал на свободное место. 
   - Проходите лейтенант, садитесь.
   Окидывая взглядом набитую аппаратурой комнату, Череп восхищенно мотнул головой. Судя только по одним излучателям умело маскирующих помещение под пустой кубрик, к техническому оснащению здесь подходили сурово. 
    Усаживаясь в мягкое кресло, зажурчавшее внутренним наполнителем, Череп лихорадочно опознавал участников встречи. Справа от Удава сел седой, но поджарый подпол. Выпятив бульдожью челюсть, оценивающем взглядом вцепившись в Черепа не сводил с ерзавшего офицера глаз. По левую руку расположился майор, с меланхоличным взглядом и морщинами вечного пессимиста. Закусывая губу и тарабаня пальцами по столешнице,  тот шустро набирал на терминале что-то очень важное.
   - Ну а вот и третья причина, о которой тебе стоит молчать как рыба, - проговорил Негр, усаживаясь в кресло по его сторону.
   Сфотографировав взглядом разношерстную троицу, Череп выжидающе помолчал. Если его пригласили на ночную встречу, да еще и с такими признаками конспирации, то это явно не с проста. Вежливо улыбнувшись, перевел взгляд на скрещенные пальцы Удава. 
   - Лейтенант, - задумавшись над продолжением, полковник вгляделся в Черепа. Пытаясь высмотреть, что там кроется  за  вежливым взглядом, хмыкнул:
   -   Череп. Я не буду юлить, и пудрить тебе мозги. У меня есть деликатное поручение, для человека, который разделяет мои взгляды и убеждения. Но прежде чем его озвучу, хочу задать несколько вопросов...
   В ожидании продолжения Череп превратился в само вежливое внимание. Но в голове мысли пролетали понесшими конями, слушая завуалированные вопросы полковника, между ответами бросал взгляды на других участников. 
   Негр сидел расслабленно, закинув ногу на ногу рассматривал носок ботинка. Бульдог, как окрестил его Череп, продолжал прожигать в нем уже сотую дыру. А вот пессимист, еще тот орешек. Делая вид, что увлечен работой, майор просыпался цепкий взгляд на боковой дисплей, вобравший в себя с десяток пучков, от расставленных напротив Черепа грибовидных датчиков. Отвечая на тот или иной вопрос, он заметил закономерность по которой майор бросал взгляды на дисплей. "Все ясно, детектор лжи", - подумал про себя Череп. Все его ответы фиксируются, обрабатываются, а затем передаются в виде простых слов, - врет или нет. 
    Перейдя от простых вопросов, на подобии кто мама и где папа,  Удав огорошил вопросом с неоднозначным ответом:
   - Что ты думаешь о сложившейся боевой ситуации?
   Заданный как бы между делом вопрос, повис в сгустившемся напряжении. Ни кого не обманул небрежный тон, всех интересовал ответ.
   - В двух словах? - пытаясь оттянуть ответ, Череп прояснял вопрос, - и с какой точки зрения?
   - С точки зрения Батальона. 
   Плюнув на осторожность, Череп откинулся на спинку. Слишком уж это походило на сценку из шпионских голо фильмов.  Вербовка агента из числа недовольных, а командир крыла уж не такая большая птица, чтобы ради него устраивать спектакль, да еще и с привлечением командира такого ранга как Удав. 
   - Хреново, - коротко бросил Череп. С решением говорить откровенно, почувствовал как затеплились угли  злости, - Совсем хреново. Конкретнее? Ну что же, тогда по порядку... Большие потери, недостатки в людских ресурсах, мало новых машин, перебои с поставками...
   Опустошая полки памяти, по которым раскладывал, все что видел и все, что накопилось со времен выпуска, выдал без оглядки. 
   -  И напоследок... Этот момент затишья нужно использовать до последней минуты, и вовсю готовится. А у нас что!? Командиры самоустранились, а наемники вовсю делают выручку кабакам! Зачем сняли рейды!? Где тогда учения? Утвердили новую тактику, отлично, а где боевые упражнения на слаженность? Почему пехоту не закрепляют за экипажами? Высадку десанта будем отрабатывать под огнем противника?! 
   Закончив выкрикивать вопросы, Череп только заметил гробовую тишину, казалось даже  консоли и те сбавили гул. Замерший полковник сжал до хруста кулаки, и только танцующие дикий танец желваки, отличали Удава от статуи. 
   - Справедливые упреки. И многое из сказанного уже воплощается в жизнь. Вкратце скажу, что сейчас идет спешное перевооружение и ввод новой техники. Поэтому и складывается впечатление, что ничего не делается, но это не так. Разрабатываются новые тактические схемы применения, новые наставления, скоро поступят новые машины, полным ходом идет реформа. И ты даже не представляешь, с каким скрипом продвигается дело внутри Батальона, а если бы  слышал вой поднятый корпорацией... они просто слюной брызжут. Нас и так держали на голодном пайке с ресурсами, а когда мы запустил металлургические заводы, они как с цепи сорвались... 
   - Погодите, они разве не понимают, что мы это делаем для блага корпорации. Новая технпка это меньшие потери и надежные границы, а глядишь и вообще можем расширить подконтрольную территорию...
Позволив себе усмешку человека который знает намного больше чем говорит, Удав задал вопрос:
   - Что ты знаешь об истории и  целях создания Батальона?
   Череп задумался. Перебирая все обрывки услышанного, почерпнутого в вирте, стал складывать цельную картину.
   - Полное название - Русский Добровольный Наемный Батальон. Основан двадцать восемь лет назад. Создавался на средства корпорации, при активном участии службы Физического контроля реальности. После десяти лет, была предоставлена автономия, с разрешением вербовочной деятельности на Земле. Задача проста: обеспечить безопасность добычи кристалоидов, - перебирая в памяти факты, пожал плечами, - вроде бы все.
   - Не густо, - проговорил Удав. 
   Зашелестев клавиатурой личного терминала, удовлетворенно хмыкнул и  запустил планшет по столу  . 
 - Почитай, а потом продолжим наш разговор.
   Заинтригованный Череп взял терминал, а завидев грифы секретности, впился глазами в строчки текста. Судя по хронологии текста, перед ним лежали факты из истории развития Батальона...
   Как только вернулась вторая русская экспедиция с Марса, на Земле уже вовсю кипели юридически склоки, огромные суммы кочевали с золотовалютных хранилищ ведущих держав на счета адвокатских компаний-монстров. Те, во всю мощь полчищ адвокатских глоток, сцеплялись в баталиях за каждый квадратный километр Марса. 
   В ход шли все методы, начиная от интриг с убийствами политиков до потрясающих археологических "открытий", в котором  "находили" места приземления древних марсианских экспедиций. А если на территории данного государства была  марсианская колония, отсюда следует сложная цепочка умозаключений, по которой государство являлось наследницей марсианской империи, - то бишь всей планеты Марс. Весь мир потихоньку скатывался к истерии планетного  масштаба.  А когда Россия заявила о создании нового оружия массового поражения, - весь мир превратился в курятник, с паническим слухом об огромной лисе. 
     Третью мировую войну остановили круглосуточные заседания ООН. Выступив с заявлением, аналитики международной организации предложили решение, которое всех устраивало. 
   На поверхность Марса допускались только частные корпорации, без привлечения  государственных средств. Все спорные вопросы разрешались по принципу, - кто первый встал, того и тапки. 
     Так и устремились к Марсу первые транспортники набитые материалами и гражданскими специалистами, еще с не успевшими высохнуть штампами демобилизации. Потянулись череды первичного занятия территории, кровавое выяснение споров и обратный ручеек инвалидов, из числа "специалистов по решению конфликтов". Боевые действия в разряженной атмосфере задавали совсем другие требования к боевым действиям. Любое повреждение скафандра приводило к инвалидности или к смерти. Война становилась накладным занятием, из-за затрат на доставку, огромные вложения в содержание и пенсионные выплаты семьям погибших,- все это заставило корпорации пойти на соглашение закрепляющее занятые территории и  перемирии на пять лет, что ушли на отстройку подземных городов и поверхностных пограничных пунктов. 
    На момент, когда корпорации имели полностью налаженные системы добычи, первичной обработки и систему эффективной доставки кристаллов, на Земле "неожиданно" разразился энергетический кризис, спровоцировавший за собой экономический, а также политический коллапс. 
   Правительства менялись даже не успев издать первого указа. На фоне экономического упадка государственная власть стремительно обесценивалась. Начались массовые беспорядки с бунтами оголодавшего и обозленного населения. 
   Но за всеми этими выступлениями просматривались финансовые потоки той или иной корпорации меняющей правительства с регулярностью времен года. И когда бардак достиг предела, когда на примерах маленьких стран утопленных в крови гражданских войн было показана не далекая перспектива прежнего устройства общества, мировой общественности был предложен новый мировой порядок. 
   "Поддаваясь" требованиям народа в установлении порядка и экономической стабильности по всему миру прокатилась волна встреч на высшем уровне. Поданная с великой помпой и рекламой, по всем телеканалам мира прошла трансляция с подписания Хартии Сообществ.
   Сообществ, за которыми стояли корпорации ведущие добычу кристаллоидов на Марсе. 
    И с первым, с чем решили бороться Сообщества, оказались проблемы преступности и... лишних людей. 
   Оторвавшись от текста, Череп устало потер глаза. 
   - На сколько этому можно доверять? 
   Прочитанная информация как-то не укладывалось в привычную картину общества. Ведь в школе, в вирте, недавняя история подавалось совсем по-другому.
 - Неужели это правда?
   - Вот это и есть чистая правда, - проговорил Удав, - поверь мне... бывшему капитану танкового соединения. Я тогда был в Киеве, в составе миротворческого контингента, - от нахлынувших воспоминаний полковник заиграл желваками, - Нас выгнали на площадь, где митинговали проигравшие на выборах противники Воссоединения, освистывали первую речь марионетки. Так там последний президент самостийников, борец за правду мать его... подослал молодчиков в толпу, с ПТУРСами,  и решил поднять народ на революцию. Когда загорелась вторая машина, эти пьяные суки еще подбрасывали  бутылки с бензинов в огонь.  Мы держались и пытались образумить людей, но когда увидели, как пинками загнали выползавший экипаж обратно в огонь, я не смог сдержать озверевших пацанов.
    На сведенном судорогой лице, опасно запылали глаза. Разгоревшееся пламя воспоминаний перекосило Удава  в яростном бессилии.  Видя перед собой живого участника исторических событий, Череп поежился. 
   Этот эпизод был тоже отображен в подборке данных. Тогда капитана отдали на заклание беснующимся правозащитникам, и приговоренного к смертной казни капитана,  под усиленным конвоем увезли в колонию строго режима.  
   Не зная, что сказать Череп вновь уткнулся в терминал...
   Решение проблем было в духе корпораций: "Минимальные затраты должны привести к максимальной эффективности".  Содержание переполненных тюрем обходилось в огромные деньги, которые съедали часть прибыли. Что нужно сделать для увеличения прибыли?  Только уменьшить графу неэффективных расходов.  
   Экономически обосновав свое предложение, один из экономистов корпорации предложил выслать всех преступников на Марс. Зачем содержать переполненные тюрьмы?  Если эти изгои совершают преступления против общества, то пусть находятся далеко от общества, и при этом приносят ему несомненную выгоду. 
   Эта находка была принята  всеми Сообществами. Так началась первая экспансия человечества в космос, и, конечно же, исключительно на "добровольной" основе.
    На выбор - или смертная казнь сейчас, так как у общества еще не пришедшего в себя после таких потрясений нет средств на содержание тюрем, или возможность вернуться на Землю после контракта с Добровольным Наемным Батальоном. 
   Марс оправдывал свое название Бога Войны.  Год за годом,  перемалывая в топке вспыхнувших с новой силой сражений, бесконечную вереницу транспортов с преступниками и политически неугодными людьми, в бескрайних барханах планеты находили могилу те,  кому не нашлось места при новом мировом порядке. 
     В начале Батальон представлял толпу неорганизованных драчунов, бросаемых пачками на убой.  Но с каждым выжившим Батальон познавал науку боя, уплачивая за знание человеческими жизнями. Год за годом  взрослея наемники, превращались из слепого щенка, пинками загоняемого в вольер для смертельной драки, в матерого пса знавшего когда и где лучше укусить, чтобы с меньшей кровью покинуть бойцовскую арену. 
     По первым отчетам, уже составленных штабными аналитиками Батальона, выходило что нехватка техники всегда была бичом. Службам Обеспечения приходилось всячески изгаляться как  в ремонте старых машин, так и в переоборудованию "новых". Зачастую с поля боя стягивались подбитые машины, реставрировались и не успев растерять запах гари, устремлялась в бой уже за ту или другую сторону.
   Идея с  заключенными себя полностью оправдала и доказала свою эффективность. Следующим пунктом оставались лишние люди. Те, кто не мог принести пользу в мире Сообществ и попросту раздувал статью социальных выплат. 
   Вторая волна переселенцев была из неудачников не сумевших доказать свою полезность новому порядку. 
   Хлынувшая  волна  переселенцев, разбавила уголовную породу ручейками мелких технических специалистов и простого люда. Начали заполняться инженерно-технические вакансии, а даже попадались светлые головы, которые не находили применения свои идеям на Земле, и реализовались как ведущие конструкторы боевой техники и новых видов вооружения. 
   Кадровые военные вдруг стали не нужны сообществам переходивших на "новый виток взаимоотношений". Тех кто не мог пристроиться в новом обществе, всяческими методами подталкивали к "добровольной эмиграции". Где обещанием пенсионных выплат, где хорошими заработками "консультантов",  где просто не давали устроиться с переполненных безработными бирж труда. И потянулись в вербовочные центры Батальона новые потоки добровольцев, зачастую целыми семьями,  искать нового места под солнцем. 
   С изменившимся составом добровольцев, корпорации РУСЭНЕРГО пришлось выстраивать  новые отношения, вернее, модернизировать старые. Путем сложных переговоров и спустя пятнадцать лет с момента возникновения, Наемный Батальон стал отвечать своему названию. 
   В настоящий момент, благодаря упорному труду "недоучек" и "неудачников", Батальон стал самодостаточной системой, зависящий только от металлопроката поставляемого на военные заводы. А поставки контролировала корпорация, заламывая по настроению баснословные цены, поглаживала "горло" Батальона мягкими объятиями, в любой момент готовых сомкнуться в мертвой хватке... 
     Обхватив голову руками, Череп массажировал виски. Свалившийся объем информации грозил проломить виски тараном. Сделав глубокий вдох, он только заметил, что читал затаив дыхание. Скользнув взглядом по тихо шепчущимся офицерам, пролистал пару отчетов. 
   - ... со сроками?
   - ...транспорты ...пятнадцать дней ...орбитальная связь. Высадка...
   - ...план уже утвердили?
   - ...готовность...пехота спит в броне. Все зависит от...
   Заткнув уши Череп сконцентрировался на терминале, пролистав хронометраж, остановился на сводках  последнего года, окунувшись в омут цифр и донесений, перестал слышать все вокруг...
      Последний год напомнил времена становления. Подвергшись нападению со всех сторон Батальон трещал по швам  огромными потерями: гибли ветераны, гибли новички, пропадала собранная по крупицам техника. Батальон нуждался в металле, как в воздухе. 
      Ссылаясь на острую нужду по внутренним направлениям, представители корпорации начали поставки скудного лимита, которого хватало только на латание корпусов, а на изготовление сложных композитных запчастей не могло быть и речи. Пытаясь  решить вопрос, командование Батальона выходило на совет директоров, но совещания по данному вопросу постоянно откладывались или вообще отменялись по болезни одного из директоров. Оказавшись перед выбором, командование нарушило соглашение и приступило к переоборудованию гниющих старых заводов, под передвижные металлургические комбинаты. 
      С момент получения первой партии металла, отношения Батальона и корпорации покрывались все новыми и новыми трещинами. Игра началась в другие ворота, командование батальона всячески устранялось от истерических вызовов совета директоров, переговоры зашли в тупик. Пытаясь закрыть вопрос силовым методом, Служба Безопасности столкнулась с вооруженным отпором. Потери понесенные СБ отрезвили управление корпорации, первыми  трупами из числа потомственных служащих. И только тогда  до директоров дошло, какую проблему они проглядели с идеей Наемного Батальона. 
    Добавив к острому клинку закаленных десятилетием войн уголовников, умелые руки бывших кадровых военных, умеющих пользоваться головой вольнонаемных, корпорация заполучила смертельное оружие, контроль над которым терялся со скоростью таянья льда в чашке чая.
     На этом обработанные отчеты заканчиваются, далее шли прогнозы развития ситуации и домыслы столичных аналитиков.
    Череп не стал дочитывать до конца, и уставился в потолок. Прочитанное  перепахало привычную картину мира вдоль  и поперек, а в голове сплошная каша.
   - Что скажешь? 
   - Конечно это очень сильно отличается от всего что я знал, - сфокусировав взгляд на полковнике, ответил Череп, - но только я все равно не нашел ответа на свой вопрос. Почему не проводится боевая подготовка? 
   Удав переглянулся с Бульдогом, получив утвердительный кивок, взвешивая каждое слово и последствия проговорил:
   - То что ты сейчас узнаешь не должен знать ни один посторонний человек, - достав диск бережно вложил в щель считывателя, - пока не должен. 
   Не удивляясь неожиданностям, Череп буднично скользнул по символике изготовившейся в прыжке кобре. Но чем больше он вчитывался в смысл текста, тем больше вытягивалось его лицо. 
   Перед ним лежал документ с грифом совершенно секретно, для внутреннего использования с допуском АА,  для командиров подразделений СБ. 
   Не двусмысленный приказ  вводил особое положение и переход ко второму пункту операции "Укус змеи", где особо обращалось внимание на расширение агентурной работы, а именно: всячески поощрять и провоцировать падение боеготовности ДНБ, увеличивая количество безопасников работающих под видом щедрых собутыльников, сутенеров и азартных игроков.  Особое внимание уделялось установлению дружеских отношений с боевыми офицерами, втереться в доверие, а после прибытия главных  ударных сил корпорации, быть готовыми к устранению командиров подразделений под видом несчастных случаев... 
   - Ничего не понимаю. Мы же свои! - зло оттолкнул терминал Череп, - ... и устранить. Ударные силы корпорации. Дурдом какой-то...    
   - Никогда они не были своими, - усмехнулся Бульдог, - да ты сядь, сядь. От того что ты тут прыгаешь толку мало.
   - Так наоборот нужно, что-то делать, а не сидеть сиднями...
   -  Если ты сядешь, - спокойно сказал Удав, - то узнаешь, что мы делаем, и зачем тебя сюда пригласили. 
   



Volnov

Отредактировано: 11.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться