Сталь и шелк. Акт первый

Размер шрифта: - +

Глава 19. Яна (2)

Я не сдержала испуганного визга, но вместо того, чтобы прорвать сомнительную субстанцию и отправиться в бесконечный полет, ощутила лишь ласковую щекотку, словно окунулась в облако гусиного пуха. На секунду мир вокруг стал белоснежным, а потом я свалилась на что-то солнечно-желтое и упругое. Рядом изящно приземлился Хоук.

— Только давай без ругани и кулаков, дорогая, — он сразу попытался остудить меня. – Всего лишь еще одно средство перемещения но Эквариусу.

— Предупреждать о таких вещах надо! — я возмутилась, но уже не могла сдержать любопытства. Пейзаж вокруг изменился, и я спешила осмотреться. Кажется, мы стояли на… огромном листе кувшинки. Вокруг блестела зеленоватая вода с россыпью красно-желтых бутонов водяных лилий. От ближайшей, с алыми лепестками в мой рост, доносился сногсшибательный аромат. Даже голова чуть закружилась.

— Озеро Лайлерот. В этих водах пополудни поют феи, — сказал Хоук.

Я припомнила, что Ника что-то такое рассказывала о своей родине. Эквариус вообще был интересным миром. Многослойным. Каждый пространственный ярус — как отдельный мирок со своими пейзажами, законами и жителями: разумными расами или неразумными  чудищами, как прекрасными, так и ужасными. Я знала, что Брусника жила в одном из самых густонаселенных ярусов, на самом верху. А вот садами Элииума вроде как называли сразу несколько слоев на где-то пониже. Это была больше заповедная зона. Хотя некоторые редкие расы здесь тоже жили, поддерживая свои многовековые красивые традиции. И сейчас, кажется Хоук именно о таких диких феях и говорил.

— Водяные, да?

— Верно. Логически догадалась или уже успела что-то вынести из занятий Вальдара?

На занятиях этого странного недоэльфа было, конечно, интересно, но разобраться, что сказки, а что реалии иных миров порой оказывалось задачкой не из легких. Вальдер вел сразу несколько теоретических предметов - по больше части историю и естествознание, но больше всего любил литературу и повсюду ее пихал. Так что вместо того, чтобы заучивать названия материков или основных представителей фауны какого-нибудь мира, мы слушали захватывающие истории о путешествиях. А мне потом приходилось лезть в нудные энциклопедии чтобы проверить, что из сказанного правда а что - нет.

— Тебя он тоже учил?

— Да, и я спал на его парах, — со смешком кивнул Хоук. — К слову, как успехи в академии? Помнится, твоя матушка рассказывала, какая ты прилежная ученица…

— Так и есть, — отрезала я. Пусть баллов у меня и хватало, чтобы считаться почти отличницей, но совершеннейший провал в практической магии не вызывал никакого желания хвастаться.

— Правда? — Хоук самодовольно улыбнулся и небрежным взмахом ладони направил на меня сверкающие брызги с озера. Я попыталась увернуться, но они полетели следом за мной словно рой надоедливых мошек. Я тут же вымокла. Это что, месть такая? А главное, рядом ничего тяжелого нет, чтобы врезать этому ухмыляющемуся идиоту. Хотя, если бы и было – что толку? Горбатого могила исправит.

— Обычно в стенах академии магические силы раскрываются легко и быстро – достаточно лишь хорошенько захотеть, - сказал он. - И проблемой является бесконтрольные выбросы, а не… как у тебя.

— Что как у меня?! – я нахмурилась. — Ты что, следишь за моей успеваемостью?

— Конечно, — казалось, Хоук удивился. — Я же твой будущий муж.

— Ну, знаешь ли! Это не причина лезть в мои личные дела!

Тем более мне-то он никакой не будущий муж, чтобы терпеть такое.

Но рассвирепеть по-настоящему почему-то не получалось. Возмущалась я словно по привычке. И это было неправильно. Может запах лилии так на меня успокаивающе действовал?

Подумав, что Хоук специально притащил меня именно сюда, чтобы одурманить, я все же разозлилась. Жутко разозлилась и придумала, чем в него запустить. Кедом. Хоук поймал его на лету, брезгливо отбросил подальше и с каким-то грустным восхищением заметил:

— Да ты просто ненормальная.

Я аж опешила.

— Ты, вообще-то, первый начал!

Вот почему рядом с этим ублюдком я всегда оказываюсь полной неудачницей, а не сильной и прекрасной девушкой?!

— Может и начал, спровоцировал, но… зачем чуть что лезть в драку? Почему нужно обязательно пытаться решить все проблемы при помощи грубой силы? Неудивительно, что у тебя ничего не получается в магии с таким подходом.

— Причем тут магия? — не поняла я.

Что это вообще за нотации? Я-то, наивная женщина, думала, что он меня на свидание пригласил, совращать собрался. Я морально подготовилась к приставаниям, но никак не к отповеди по поводу моего плохого поведения.

— Магия — неотъемлемая часть тебя. Самая искренняя, самая сильная. Твоя магия — настоящая ты, — голос Хоука был непривычно проникновенным. И эти слова вовсе не подходили наглому, озабоченному торгашу, пусть и магу.

— А поконкретней? Этих красивых абстракций я уже наслушалась на парах Грега Хеллвена. Но даже он не смог понять, почему у меня ничего не получается. С чего ты взял, что сможешь?

— Потому что ты, пытаясь убрать камень с дороги, предпочтешь раздробить его кулаками вместо того, чтобы взять в руки и перенести. Примитивнейшее, силовое решение вместо хитрого, изящного, грубость - вместо тонкости. В этом вся ты. Но ведь ты способна на большее!  И история с бедолагой Джонни - лучшее тому подтверждение. Просто надо не сначала бить, а потом думать, а сначала думать и возможно не бить совсем.

— Джонни я, вообще-то, ударила… — скептически перебила я Хоука.  Вот если бы не этот волшебный цветок не действовал на меня так убаюкивающе — показала бы я Хоуку, как замечательно я умею решать проблемы при помощи грубой силы.  



Алиса Рудницкая, Анастасия Сыч

Отредактировано: 18.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться