Сталь и шелк. Акт первый

Размер шрифта: - +

Глава 26. Абигейл (2)

В дверь постучали. Потянувшись и зевнув после бессонной ночи, я спросила громко:

— Кто там?

— Эби, это Брусника, открывай, — раздался из-за двери голос подруги. Глянув на часы я тяжело вздохнула. Поспать мне удалось совсем немного — всего часа четыре, может, чуть больше. А ведь выходной. Эх.

— Входи.

Брусника вошла. Выглядела она очень свежей в отличие от меня — румяная, в сарафане с цветочным узором, в соломенной шляпе и с несколькими корзинами в руках. Ей шло. Без шапочки и розового свитера она казалась совсем другим человеком.

— Ты… куда собралась? — осторожно спросила я. — На свидание?

— Нет, что ты, — улыбнулась мне Брусника. — Я… в общем хотела позвать тебя воровать волшебный виноград.

Я опешила. Воровать?

— Брусника, эм… я не ворую и тебе не советую, — осторожно сказала я.

На секунду толстушка опешила, а потом улыбка ее стала еще шире:

— Эх, аристократы, — сказала она весело. — Ты не так поняла. Мы не будем брать чужое. Мы просто залезем в заброшенный сад старых общежитий и соберем там немного никому уже давно не нужного винограда. Это такое развлечение — искать что где растет вкусное и никому совершенно не нужное и… эм… находить этому применение.

Меня это заинтриговало. О каких-то заброшенных садах я слышала и на Кронусе от служанок. Правда, они болтали и о том, как лазали за яблоками в чужие владения. Но не суть. В чужой сад я бы не полезла, а вот в заброшенный и никому не нужный — запросто. Это же такое приключение.

— Так что, пойдешь? — с надеждой спросила Брустника.

— Конечно, — вылезая из-под одеяла и принимаясь искать свою одежду сообщила ей я. — Только соберусь сейчас.

— А ты Мрамора взять с собой не сможешь?

Я вздохнула. Мрамор вчера всю ночь проторчал со мной в библиотеке, да еще и на крыльях донес меня до дома. Мы своим помпезным появлением перебудили половину общежития — еще бы, не каждый день дракон на крышу приземляется. Нет, Мрамора будить точно не стоит — он спит без задних ног.

— Не получится, — покачала головой я. — У него дела сегодня.

— Эх… — расстроилась Брусника. — Ну ладно. Зато если найдем белый виноград, то нам больше достанется.

— Белый виноград? — натягивая так любимые Яной джинсы, уточнила я.

— Да, а ты не слышала? — спросила Брусника. — Говорят весь виноград в том саду пропитался магией старых заклинаний, которые были наложены на общежитие раньше. Мы там ночевали первую ночь в академии, помнишь?

Я смутно припомнила тесную комнатушку и большое барачное здание, увитое виноградом. А ведь точно, там же было полно ягод. Я еще думала сорвать гроздь, но Яна так быстро утащила меня внутрь, что я не успела.

— Так вот, — продолжала Брусника, — говорят, что там есть особенный белый виноград. Если съесть гроздь вместе с любимым человеком, то вы пробудете вместе до старости.

— А Мрамор нам зачем? — спросила я. — Разве вдвоем не наберем?

— Ну, — уклончиво сказал Брусника. — Парень никогда не помешает. Он мог бы корзины носить… или если что от хулиганов защитить. От Фрино там. Хотя, Эби, с тобой я себя все равно в безопасности чувствую. Ты бойкая. Если что лучше любого парня в нос дашь.

Я поежилась. Вот повезло, так повезло — я ведь не Яна, я в нос давать не умею. Однако отступать было поздно. Я уже оделась и на все решилась. Оставалось надеяться что Фрино и его дружки сегодня будут сидеть домам и учить огромный параграф по истории магии, немилосердно заданный Вальдором.

Спустившись в гостинную, где моими стараниями воцарилась чистота, я обнаружила у камина уже до боли знакомую фигуру. Кальц, как и всегда, сидел в своем кресле с книгой в руках. Ни разу за неделю я не видела его ни в каком другом месте. Есть он шел к камину, учиться он шел к камину, читал он тоже там. И лишь изредка его можно было увидеть поднимающимся по лестнице на второй этаж. В остальном же вся его жизнь протекала в кресле.

И мне его из-за этого было ужасно жалко. Пусть он немного напугал меня в прошлый раз, пусть вел себя странно, но, казалось, у него совершенно нет друзей. Девушки в академии шеи сворачивали когда он проходил мимо, но парень ни с кем не общался. Его поведение немного напоминало мне то, как вел себя Мрамор. Только тот радовался, когда с ним пытались завести беседу, а Кальц порой даже не отвечал.

— Эби, пошли? — потянула меня за рукав Брусника.

Я тяжело вздохнула и кинула еще один взгляд на Кальца. Красивый. Потрясающей красивый. Но одинокий. А может просто боится или стесняется? Может, вытащить его с собой? Я ведь тоже вот так первое время боялась, и те, кто пообщительнее вытягивали меня из одиночества.

— Эй, Кальц, — позвала я.

Брусника округлила глаза и уставилась на меня как на сумасшедшую. Кажется ей не особенно верилось, что я позвала парня, который ни с кем не общался. Блондин удивленно повернул голову, я уперла руки в боки и как только могла жизнерадостно спросила:

— Пойдешь с нами воровать виноград?

Даже не знаю, кто больше опешил — Брусника или Кальц. Первой, правда, от шока отошла подруга и спешно решила меня поддержать:

— Да, пошли с нами! Будет весело.

Кальц удивленно моргнул, а потом неожиданно поднялся со своего места. Его длинные волосы облепили широкие рукава белой рубашки. Я уже приготовилась к отказу. Почему-то я была уверена, что он откажется, мы ведь почти не знакомы.

— Хорошо, — к нашей общей радости кивнул он. — Куда идем?



Алиса Рудницкая, Анастасия Сыч

Отредактировано: 18.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться