Стальная волчица

Стальная волчица

Глава 1. История начинается.

Снова это назойливый будильник? И что ему не терпится?  Уж лучше пожарная сигнализация, ну или полицейская, нежели это – зло подумала я, вставая с постели.

Утро выдалась солнечным слегка морозным. По дорожке стелился снег. Впрочем, снег стелился по всей улице, создавая глубокие непроходимые сугробы. Машины, оставшиеся без внимания, и то за ночь засыпало так, что лопата не поможет. Хотя, если честно, водителям я сочувствую, а вот самой себе не очень.

–Ну, ты готова, али как?

Нет, не готова, но вряд ли это волнует маму. Кошмары все же замучили.

–Иду – коротко отвечаю, напяливая джинсы и простенькую футболку.

Отражение в зеркале, что стояло у входа в кухню не оставило без внимания зоркий глаз мамы. Не успела я войти, как меня одарили скептическим взглядом.

–Что? – пожимая плечами, вяло спросила я.

–Мама, у нас мышь завелась – ответили за меня двое шалунов братьев.

Не надо было смотреть на мадам Гертруду, чтобы понять, о ком эти двое разговаривают. И так все ясно.

Смотреть на Станислава Борисовича тем более не имеет смысла. У этого толстяка все на лице написано. Удивительно как он вообще позволил мне жить в его «царских» апартаментах. Особенно после случившегося.

Не то чтобы я в конфликте с этим немолодым господином, но симпатию не испытываю. С самого первого дня заселения я чувствую себя белой вороной в нищенских лохмотьях, которой выпала честь жить подле господина. Ужас, просто! И как меня вообще угораздило согласиться на это? Впрочем, я знаю ответ. И он мне с каждым разом не нравится все больше и больше. Будь моя воля, я бы вернула тот роковой день, но, увы, не в моих силах управлять временем.

Время. Мама всегда говорила, что каждому отмерен  свой век, но я никогда не думала, что этот век может так быстро кончится. Век это ведь сто лет. Простая математика, простые цифры и не простая жизнь. Скажи мне тогда, что век единственного родного человека кончится в сорок два, я бы рассмеялась. Но теперь смеяться бессмысленно грустно и даже больно.

–Что застряла, проходи, давай?! Так недолго голодным остаться. Весь завтрак уже остыл – обижено надувая губы, выплюнул второй зам мэра, роскошный бизнесмен в вязаном свитере и сюртуке.

Сюртук на кухне… н-да, видимо я, многое недопонимаю…При учете 25 C° выглядит,  мягко говоря, дюжа странновато.

–Хватит мечтать, давай ешь, а то и впрямь остынет – крутясь, словно белка в колесе приказала мама.

Вообще мама только и может что приказывать. Нет, не потому что, не умеет иначе, а в силу характера. Не раз глядя на нее я задавалась вопросом, как они с папой прожили двадцать лет вместе? В чем был их секрет счастливой...ой, пардон, «безмятежной» жизни.

Как и в любой нормальной семье у предков были ссоры, молчанки, разногласия, но никогда не было мира! В нашей семье мир наступал только в одном случае, когда дом был пуст. Да-а, стены, наверное, были счастливы. Да и домовые веселились наверняка.

–Прекрати считать ворон! – выпалили хором мальчишки. А я только и смогла, что ковырнуть котлету, да съесть персик.

Агнар и Владислав такие разные и в тоже время похожие, что порой я путаюсь. Бывали случаи, когда мальчишки разыгрывали меня, прикидываясь друг другом, а я и разницы то не замечала. Им весело, а мне упрек от мамы, и хуже всего от ее муженька Станислава.

Этот тип маму буквально лелеет, оберегает от всего, что только может прийти в голову нормальному и не очень человеку. Да он ей прохода не дает. Но кто я, что бы судить? Всего лишь третий сорт. Нищенка, мелочь с железякой. Вот уж, правда, незадача для царя батюшки. Ума  не приложу, как он умудряется терпеть «железное корыто» под своими окнами. Нет, не так… как он бедный несчастный с миллионами за пазухой сумел разориться на ремонт и сигнализацию для моего верного коня. Прямо даже посочувствовать хочется, да только нежность отвращением сменяется.

–Волк, тебе не вкусно? – с теплотой спрашивает мама.

Редкий случай, когда она смотрит на меня такими умоляющими глазами. Я мотаю головой, не в силах сказать хотя бы слово. Я знаю, заведи разговор о том, что мне не нравится, я получу нагоняй не только от нее.

В этой семье существует два мнения: толстого дядьки с бородой до колен и мамино. Конечно, я преувеличиваю, но все же здесь действуют законы «уважения». Сомневаюсь, что сам Станислав Борисович им следует, но мое мнение только мое. Хватит с него и того, что у меня есть крыша над головой. Впрочем, уж лучше заброшенная лачуга, чем эти хоромы! Не по себе мне в этой квартирке.

–Она оглохла, мам? – закричал Агнар, теребя мою руку.

Надежи, я так ушла в размышления, что отключилась от умного разговора, то есть обсуждения планов на неделю.

–Ну, чего тебе? – кривя губы в подобие улыбки, спрашиваю я.

Мальчик хмуриться. Его глаза потемнели. Он словно онемел от моих слов, а может от интонации? Не знаю. Да и плевать! Все равно уже на учебу пора, нет времени на его прихоти.

–Милая, не злись – на распев просит мама.

Ее черные волосы выбились из тугого ободка. Теперь они стоят торчком, словно выросшая на голове пальма. Руки мамы перепачканы луком, кровью с мяса и приправами. Ее халат также уделан пятнами. А пушистые тапочки стоят под стулом, в слабой надежде, что о них вспомнят. Она улыбается, искренней чистой улыбкой. Улыбкой, которую когда-то дарила папе.



Nasty Rey

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться