Стальное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 3. О дивный новый мир

   «Это же надо так почти всё пролюбить армейским способом, похоже полоса везения кончилась, остался голым и босым на морозе» - меланхолично размышлял я, растянувшись на песочке, весьма прогретым местным светилом, несмотря на мой пассаж про мороз. Да, погода стояла чудесная, птички поют, травка зеленеет, лес шумит, с озера тянет прохладным ветерком — идиллия, и я в одном нижнем белье среди всего этого пейзажа — и это не фигура речи, а суровая правда жизни.

   Как мне удалось достичь столь потрясающих «успехов»? Начнем с того, что я в очередной раз ошибся в расчётах, не вошло бы это в привычку, на посадку энергии не хватило, при входе в плотные слои атмосферы псевдоискин корабля выдал предупреждение: «Аномальный расход энергии — произвожу корректировку расчетов», где то на высоте тридцати километров от поверхности стало понятно что на мягкую посадку не стоит рассчитывать, на пятнадцати — что и на жесткую тоже, на трёх — аварийный сигнал и сообщение: «В связи с критически низким уровнем энергии во всех системах, включая спасательную капсулу, и исходя из анализа окружающей среды принято решение эвакуировать пилота путем отстрела катапультируемого кресла с последующей посадкой на парашюте. Приготовьтесь. Отсчет на запуск, Пять... Четыре... Три... Два... Один... Пуск!». И вылетел я как пробка от шампанского — вот такой прикол от конструкторов — не удалось запихнуть в, итак плотно набитый различными системами, корабль то количество материи которое обеспечило бы приемлемую скорость приземления спаскапсулы, даже если бы использовались различные вспомогательные системы, значит будет по старинке...

   И вот уже с высоты птичьего полета приходится наблюдать как мой многострадальный перехватчик стремительно несётся к глади довольно обширного озера, а вокруг, если не считать вроде как, песчаного пляжа и довольно крупного утёса, от края до края расстилается лес, через кроны которого изредка мелькает вода довольно извилистой реки — глухомань, на первый взгляд ни следа человеческой деятельности.

   Но чем ближе к земле — тем яснее становится что вершина утеса уж больно ровная, а нагромождения камней на ней располагаются в довольно интересном порядке. Как говорится, одна голова хорошо — а полторы лучше. «Умник, произведи первичный анализ этой местности» - мысленно обратился я к своему псевдоискину, очерчивая взглядом интересующую меня местность - «а так же возможность приземления туда, результаты в аудиоформате»

   Умник да — а что простенько, но со вкусом. «Банальное ты существо, Ермолай — не то что твои родители, нет в тебе одухотворяющего полета высокой фантазии» - с лёгкой иронией говорил мне поэтому поводу Димитрис. «А называть что-то общающееся, за редким исключением, с тобой нарочито обезличенным механическим голосом Афиной — это значит тот самый полет, а по мне, так тоже та ещё банальщина» - не менее иронично отвечал ему я. «Туше» - поднимая руки смеялся он. Да, мой друг, мне так и не удалось узнать как ты погиб — через ту завесу молчания которой окружили события на Цагаансаре-2 я так и не смог пробиться, мундиром не вышел.

   «Первичный анализ закончен. С большей степенью вероятности — это остатки оборонительного сооружения архаичной формы; форта, крепости или замка, расположенного на двух скальных образованиях, возможно когда-то бывших одним целым и разделенных искусственно, на первом, большем, были основные сооружения, на втором меньшем — видимо предмостные укрепления и дорога вниз. Для более детального анализа нужно повысить степень сопряжения с мозгом на две ступени. Приземление на данный участок местности крайне не желательно — расположение развалин не дает гарантии комфортного приземления. Так же обращаю внимание на то что покинуть данный участок местности, учитывая разрушение — в частности отсутствие на данный момент какого-либо соединения двух частей позволяющего перемещаться с одного на другой, а так же общую высоту и крутизну склонов, без специальных средств будет затруднительно. Вариант с прыжком в воду неприемлем по двум причинам; первая — неизвестны точная глубина и рельеф дна, вторая — отбиться от некоторых видов озерной фауны без скафандра и оружия будет затруднительно. Предпочтительной зоной посадки является пляж.»

   «Умник, а про фауну ты откуда взял, да и скафандр с оружием вроде как при мне?»

   «Падение корабля в воду не прошло даром — приглядитесь. Заряд скафандра находится на отметке близкой к срабатыванию протокола безопасности — если бы Вы не увлеклись разглядывание местности то наверняка заметили бы и сами. Исходя из этого и аномального расхода энергии при посадке — я бы сделал вывод: что вероятность того что все структуры использующие тот или иной вид энергии для своего функционирования — находятся либо на пределе, либо на её нулевой отметке, однако никаких внутренних утечек пока не зафиксировано, но я бы порекомендовал произвести полное тестирование всех систем по приземлению. »

   Ну вот не было печали, протокол безопасности - «комплекс мер про продлению агонии» - как гласит черный армейский юмор, сродни особому режиму киберадов о котором я уже упоминал, только достигается медикаментозным путем и намного менее эффективен — в кровь впрыскивается убойный коктейль, в просторечии именуемый не иначе как «Тормоз», который замедляет все процессы организма до каких-то пограничных значений, существует трёх видов для людей с разной степенью киберимплантации. Помимо этого скафандр заполняется особым гелем, все свойства которого знает лишь тот кто получил высшее медицинское, и вытащить потом из него тело представляется возможным только в медцентре со спецоборудованием, которое знающие люди ласково кличут «Открывашка». Времена когда нам выдавали скафандры без всех этих «приблуд» давно в прошлом так что я в стандартном.



Михаил Арчерович

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться