Стальные псы

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая. Отрубленная рука

Про Тенептиц я до этого слышал немного. Только то, что их башни, похожие на гигантские железные руки, торчащие из-под земли и обращенные ладонью вверх – это наследие вымершей расы алантов. Аланты владели мощными магическими технологиями, некоторые из которых надолго пережили своих создателей.

Терехов заставил нас сделать настоящий марш-бросок от самой Рощи Конокрадов. Благо, бегать в Артаре куда проще, чем в реале – мы даже толком не запыхались. Мне и вовсе приходилось легче, чем остальным – я-то без доспехов.

Башня издалека смотрелась довольно неприглядно. Казалось, что она собрана из листов проржавевшего и покрытого темными потеками железа. Вблизи обнаружилось, что просто сам по себе материал рыжеватого оттенка – что-то вроде бронзы. Охраны не было, да и вообще, если бы не фиолетовое марево на вершине, можно было бы решить, что строение заброшено.

Псы уверенно направились по винтовой лестнице наверх, грохоча сапогами по металлическим ступеням.

Никаких птиц на вершине башни не оказалось – только огромная каменная чаша, похожая на пустой фонтан, и плоский алтарь перед ней. Над чашей трепетало призрачное фиолетовое пламя – довольно яркое, но не обжигающее. Хотя и вполне осязаемое – даже на расстоянии нескольких метров от него волосы на головах моих спутников шевелились, будто от ветра.

Псы разделились на две равные группки: Лео, Берс и Ката выдвинулись чуть вперед, Док, Молот и Стинг остались на месте.

– Мангуст, ты с нами, – обернулся паладин. – Надо будет показать тебе кое-что сверху.

Молча кивнув, я подошел к ним. Мы выстроились справа от алтаря и ждали, пока Лео отсчитает нужное количество монет. Я смотрел на стену фиолетового пламени перед нами, и мне чудилось, что в нем мелькают смутные силуэты каких-то огромных тварей, похожих на скатов. А может, и не чудилось.

Терехов бросил серебряные монеты в углубление в алтаре, и они вспыхнули, исчезая. Пламя перед нами, кажется, взвилось еще выше.

– Ближе держись! – буркнул Берс. – В первый раз бывает страшновато. Если что – хватайся за меня или за Лео. Но вообще, бояться нечего – птица держит крепко, никуда не денешься.

– На что это вообще похоже?

– На дельтаплане летал когда-нибудь?

– Не-а.

– Ну... тогда даже не знаю, как объяснить.

– Просто держись лицом вниз и не паникуй, – вмешался Терехов. – Не думаю, что с тобой тут придется возиться – ты ж вроде высоты не боишься.

– Ага, надеюсь, весь полет материться и звать мамочку не будешь, как некоторые, – усмехнулась Ката.

– Некоторые – это кто?

– В жизни не догадаешься.

Терехов подтолкнул меня в плечо, давая знак двигаться к центру каменной чаши. Мы успели сделать несколько шагов, как вдруг…

Высоты я, действительно, не боюсь. Доводилось, например, забираться на спор на заброшенную вышку сотовой связи. Около семидесяти метров – без страховки, без снаряжения, просто по металлическим конструкциям. Еще и видео снимать с вершины, стоя на раскачивающейся, как лодка, смотровой площадке, огороженной ржавыми перилами.

Но тут – нами будто из рогатки выстрелили. Мы дружно подлетели вверх метров на двадцать. Сердце ёкнуло, подскакивая к самому горлу. В верхней точке траектории мы на секунду зависли – будто для того, чтобы получше рассмотреть распростершуюся под нами панораму и успеть осознать, с какой высоты сейчас шмякнемся. Но падения не последовало – невидимая сила увлекла нас вперед и потащила, описывая широкую дугу над башней.

Берс был прав – держали нас крепко. Только вот непонятно как и кто. Очертания самой Тенептицы можно было различить с трудом – вокруг нас трепетало полупрозрачное марево, в котором смутно угадывался огромный крылатый силуэт. Мы будто были проглочены призрачным чудовищем, величественно скользящим в небе.

Ветер в лицо не бил, и звуков снаружи не доносилось. Внутри можно было даже немного передвигаться – меняться друг с другом местами, переворачиваться. Правда, каждое движение давалось с трудом, словно воздух вокруг превратился в плотное желе.

Мы с Тереховым летели рядом, почти вровень, Ката с Берсом – чуть выше и позади нас. Паладин тронул меня за плечо и указал вниз и вперед – по направлению нашего полета.

– Смотри в оба! Запоминай ландшафт.

– Зачем? Карты разве нет?

– Кое-что лучше разглядеть вживую. Вон, видишь - слева? Скалы у берега? Их называют Стеной Буревестников.

Название вполне соответствующее – вдоль всего побережья, на пару десятков километров вдаль отвесно, как стена, вздымался из-под земли массивный скальный хребет. Океан бился в него с востока, как в дамбу. Кораблям здесь причалить невозможно. Неудивительно, что все в итоге идут в Золотую Гавань.

Обернувшись, я увидел раскинувшийся у подковообразной бухты город и треугольный силуэт Серого пика. Мы стремительно удалялись от стартовых локаций и летели на юг.



Владимир Василенко

Отредактировано: 15.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться