Стань лучше

Глава 13. Маша

Я открыла глаза. Всего девять. Первое утро нового года. Почему, когда никуда не надо и можно лишний часик поспать, я просыпаюсь рано? Я опять закрыла глаза, но сон так и не пришел. Поднявшись, потянулась и посмотрела на окно. Какое яркое солнце с самого утра. Неожиданно. 
    Этот год я встретила вдвоем с мамой. Парня у меня нет, лучшие подруги с другими подругами, случайных приглашений тоже не было – отличный повод остаться дома. К счастью, мама тоже никуда не собиралась и составила мне компанию. Мы нарезали разных салатиков, запекли мясо с картошкой для меня и отварили гречку для мамы – ох уж эти ее диеты! Накрыли на стол, выпили по стакану компота, посмотрели поздравления президента и немного праздничной программы по "Первому каналу" и отправились спать. Отличный Новый год!
      Прошлый не хочу вспоминать. После застолья дома у Кати мы пошли гулять и к нам привязались какие-то неформалы, среди них и был Костик. Почти весь год я мучилась в этих отношениях. Мы ругались, он постоянно ходил на концерты, репетиции, много пил, не звонил неделями, потом опять появлялся. Кажется, только я и держалась за эти отношения, которых словно и не существовало. Мой день рождения исправил отношение к Костику. Поняла, что в мире существуют потрясающие парни, такие как принц. Или даже Миша. И они реально существуют! Костика и рядом не поставишь, слишком жалко и невзрачно он будет выглядеть. Все познается в сравнении.
      Прошло больше недели, а я все еще думала об Андрее. Иногда пересматривала его фотографии в интернете. Его друг затеял какую-то авантюру и обещал позвонить после Нового года, но это понятие растяжимое. Может, уже совсем забыл. Почему-то сначала все показалось нереальным и глупым, а все обдумав, пришла к выводу… Что Миша растравил мне душу. Подарил ложные мечты и надежды, сладостное ожидание чего-то грандиозного. И в глубине души я очень жду его звонка. Каждый год я надеялась стать лучше, умнее, красивее, научиться планировать свой день, чаще смеяться, быть добрее к окружающим, не бояться нового, но год за годом все тянется в том же духе. Я остаюсь собой и каких-то разительных перемен в себе не замечаю. Кажется, так просто изменить себя, и в тоже время абсолютно невозможно. И, наверное, ты не изменишься, пока не появится стимул, а так и будешь печалиться из-за отсутствия перемен. Вывод: главное - найти стимул! И ещё чей-нибудь пинок бы не помешал.
     Решила отбросить печальные мысли в такой чудесный день. Стараясь не разбудить маму, умылась, заплела растрепанные волосы в косичку, взяла тарелку с салатом и вернулась в кровать к единственному другу – интернету. Здесь всегда можно убить время.
     Пока я читала новогодние поздравления и отправляла друзьям праздничные открытки, проснулась мама. Ей позвонила подруга с работы и пригласила в гости. Наверное, салаты некому доедать. А у нас их кроме меня вообще некому есть, но зачем-то мы вчера на целую делегацию их приготовили. Мама съест две ложки и норма – а то потолстеет. Иногда мамы ведут себя, как дети, но, может, это и правильно, что она занялась своей внешностью и хочет хорошо выглядеть. Мне бы ее стимул, а то относительно всего, что касается себя - я жуткая лентяйка.
       Отправившись помыть тарелку после съеденного салата из кальмаров, и, возможно, еще какой-нибудь взять, я застала маму у зеркала. Она красила ресницы.
- О, какая ты нарядная, - сказала я, тоже взглянув на себя в зеркало.
- Машенька, ты сама мне всегда говорила, что я должна хорошо выглядеть, - она улыбнулась. Да, может, в этом и моя заслуга. Хоть на кого-то я умею влиять. - Ты куда-нибудь собираешься?
- Нет. Может, конечно, Катя что-нибудь придумает. Прогуляемся. А так, наверное, сейчас включу какой-нибудь фильм и доем все салаты. 
- Лучше сходи погуляй, а то отрастишь пузо.
- Подумаешь, - мне не страшно, лишняя тарелка ничего не изменит.
Мама ушла, а я с фруктовым салатом, от которого не отрастишь пузо, вернулась к "своему лучшему другу". Позвонила Лиза, прокричала что-то вроде поздравления и попрощалась. Ох уж, эта Лиза. 
 Вернемся к фильмам. Что бы посмотреть? Пока искала подходящий  - веселый и со смыслом, увидела на экране телефона имя: Миша. Я ждала от него звонка, но не первого числа!
- Да, - произнесла я.
- Да – это гораздо лучше, чем нет,  - сказал он, думаю, как всегда с улыбкой. - Привет, как проводишь первый день нового года?
- Собираюсь объесться, а потом лежать, ничего не делать и смотреть фильм, - я рада его слышать и несу какую-то чушь, совершенно не думая, что говорю.
- Хорошая перспектива. У тебя какая квартира?
- Что? – я пыталась сообразить, зачем ему номер моей квартиры. 
- Я к твоему дому подхожу. Наш план на счет Андрея в силе? 
Что? Он собирается ко мне прийти?
- В силе, но… - ко мне Костик практически никогда не заходил, а Миша без приглашения собирается.
- Что за «но»? Ты скажешь мне номер? – чувствую, наглость - его второе я. 
- Тридцать шесть.
- И шесть, - добавил он. - Жди.
Тут я поняла одну простую истину. После разговора с ним люблю слушать гудки в телефоне, всегда остаюсь в замешательстве. Черт! Он не мог хоть заранее позвонить?
Я встала с кровати, сняла футболку с «Вискасом», надела серые штаны и розовую футболку, которая мне по размеру, а не на пять больше. Отправившись в прихожую, я поглядела на себя в зеркало. Где тут мамина тушь? 
 Как только накрасила ресницы, раздался стук в дверь. Я выдохнула. Соберись, Маша. Тут нечего бояться. 
- С Новым годом! – Миша протянул белого пушистого медвежонка, когда я открыла дверь.
- Спасибо, - я растерялась. Всегда теряюсь. Это называется – застать врасплох. - Милый мишка.
- Девушки любят Мишек, - двузначно сказал он, улыбнувшись, и вошел в квартиру, закрыв за собой дверь. - Там внутри конфеты. 
- Хорошо, на обогреватель ставить не буду, - я не знала, что ему сказать. В его присутствии мне немного не по себе. - Проходи. 
Только куда? В комнату? Может, на кухню? 
Он снял куртку.
 - Куда приглашаешь? – спросил он, опять настроив приемник на мои мысли. – Налево? Направо?
Пока я замешкалась, он уже всё решил:
- Направо. Налево я сегодня больше не хочу, - и направился в мою комнату. Боже, это он о чем?
 - Присаживайся. Вот кресло, - я прошла вперед него и убрала с кресла книги, положив их на пол.
 - Ты библиотеку ограбила? – Миша присел на кресло и взял верхнюю книгу. - Шекспир? Я не удивлен, - а потом, пролистав несколько страниц, добавил. - На английском?
      Я кивнула и присела на край кровати напротив него. 
- И ты все тут понимаешь? Здесь ни одного слова по-русски, – теперь он выглядел удивленным.
- Практически, - я очень люблю стихи на английском, даже русских поэтов читаю в переводе. 
- Прочитай что-нибудь. Мне интересно.
Я внимательно посмотрела на Мишу, гадая, шутит ли он. Сегодня он продолжал меня смущать, и я не решалась смотреть ему в глаза. Пришлось разглядывать его одежду. На нем черная рубашка и черные брюки. Верхние пуговицы рубашки расстегнуты и что-то с шеей. Синяки? Он заметил, чем я заинтересовалась, то ли опять угадал мои мысли.
- На меня ночью вампирша напала. Напоила, искусала и память стерла, - он улыбался, а я опять не понимала, шутит он или нет. - И это правда, - ответил он на мой не заданный вопрос. Все, он точно читает мысли.
 Я тоже улыбнулась. 
- Какая-то вампирша-людоедка тебе попалась, - вырвалось у меня, хотя я так и не поняла, что с ним произошло. Я представила огромную кровать с черным бельем и красным балдахином, на которой Миша с безумно красивой вампиршей, она в шикарном черном платье с корсетом и длинным шлейфом…
- Наверное, ты сейчас представляешь, что она со мной делала, - с ухмылкой сказал он.
   Он… Он…
- Ты читаешь мысли? – задала я вопрос.
- Я угадываю мысли – это совсем другое, - эта его ухмылка не сходила с лица. - Хватит смотреть на мою шею. Лучше читай.
 Миша протянул мне книгу, открыв на случайной странице.
- Сонет восемьдесят семь, - неловко читать, но я его послушалась. Стараясь произносить все слова правильно, словно я на экзамене. Миша внимательно слушал, я не отрывала взгляд от книги, но чувствовала, как он меня тщательно осматривает. Ему бы микроскоп!
Я прервалась на половине и посмотрела на Мишу, чтобы прекратить это наглое разглядывание Меня!
- Продолжай, продолжай, я слушаю. Пытаюсь понять, о чем тут речь,  - заявил он, продолжив свое увлекательное занятие.
Я вздохнула и дочитала сонет до конца. Не знаю, правда ли Мише было интересно слушать или это очередная шутка. 
- Я все понял. В этом стихотворении говорится о несчастной любви, тяжелом расставании и боли от утраты, - с серьезным видом сказал он.
- Ты тоже понимаешь по-английски? – «или читаешь мои мысли?» - хотелось добавить мне.
- Нет, ни слова не понял. Все, что я знаю: Май нэйм из Миша. Ай эм фром Раша. А стихи, наверное, больше не о чем писать.
 Я улыбнулась. Мне понравились его познания в английском и в поэзии.
- Нет, не все стихи о несчастной любви. Тема может быть абсолютно любая. Но здесь ты угадал, - я взглянула на текст сонета, чтобы не соврать. - Это прощание с человеком, любовь которого он не заслуживает. Она для него слишком дорогой подарок, а этот человек словно не знает своей ценности, - надеюсь, я правильно поняла мысли Шекспира. - Последняя фраза: Я владел тобой, как в прекрасном сне. Мне снилось, что я Король, а проснувшись, увидел, что нет ничего подобного.
- Даже так, - Миша даже перестал улыбаться и сделал серьезное лицо.  - Я оценил. Шекспир молодец, но только поэты могут в этом признаваться. Обычные люди и проснувшись, чувствуют себя королями, да и глупо отказываться от чего-то, чего ты якобы не заслуживаешь. Я тебя не этому буду учить. А тому, что ты все заслуживаешь!
- Надеюсь, - я на какое-то время и забыла, зачем он ко мне пришел. - Мысли угадывать тоже научишь?
- Это смотря, какая ты будешь ученица.
- Я послушная девочка, - заверила я.
- А вот это пошло, Маша.
 Так, придется привыкать, что в каждом моем слове он будет слышать пошлый подтекст. Кажется, в этом весь Миша.
- С чего начнем? Я не очень поняла твою идею, - сказала я, чтобы перевести тему в нужное русло.
- Я все обдумал. Раздевайся, - Миша посмотрел на меня с блестящими глазами.
- Что? – я растерялась. - Надеюсь, ты шутишь…
- Я похож на шутника? – Миша посмотрел на занавески, потом на завалы книг на столе, вернул взгляд на меня, и, приподняв бровь, добавил. - Я жду.
- Не буду я раздеваться! Уходи… - я чего-то не понимаю в нашем разговоре, и не знаю, как реагировать.
- Я не успел спросить, ты одна живешь? – как ни в чем не бывало, спросил он.
 - С мамой, она к подруге ушла, - быстро ответила обиженная я. Если бы мама была дома, я бы даже в гости этого наглого Мишу не пустила. Не хочу объяснять маме наши с ним взаимоотношения. Сама ничего не понимаю. В голове складывается цепочка: я ему безрассудно верю, а он надо мной издевается. Маша, ты как всегда…
- А иначе, ты бы не сказала мне номер квартиры. Я прав? – Миша продолжал читать… А, нет - угадывать мои мысли. 
- Прав, - разглядывая свои коротышки-ногти, пробурчала я, а потом все-таки набралась духа и сказала. - Ты пошутил про раздевание?
- Люблю, когда девушки признают, что я прав, - улыбка не сходила с его лица. - Пошутил, не бойся. И расслабься. Я не сделаю тебе ничего плохого, я твой друг. Можешь мне верить. Тебе надо проще, в сто раз проще ко всему относиться. Даже если бы я сказал тебе это серьезно, ты не должна паниковать, пугаться или сразу выполнять мои требования. Надо со спокойным тоном свести все в шутку. Могла сказать: А стриптиз тебе не станцевать? – и при этом нагло улыбнуться. Ну или что-то в этом роде. Большинство успешных людей обладают хорошим чувством юмора, постоянно шутят, даже в самых важных делах. Шутки помогают справиться с волнением, стрессом и иногда дружелюбно настроить окружающих. Только не пойми меня не правильно, ты не должна быть клоуном всегда и везде. Но, когда даже самое важное обсуждаешь немного в шуточной форме, общение идет проще. Только не вздумай шутить на экзамене или в гостях у свекрови – там надо быть самой серьезностью. Ты не устала меня слушать?
- Нет, - я пыталась проанализировать его слова. Может быть, я правда не всегда понимаю шутки и начинаю воспринимать все всерьез, делая поспешные выводы и тем самым создавая напряженную обстановку и испытывая внутреннее волнение? Никогда об этом не задумывалась.
- Отлично, тогда считай, наше обучение началось, - сказал Миша, и начал изображать из себя профессора, как мне показалось. Только очень веселого профессора. Если бы в университете такие были.  - Урок первый. Введение. Я ознакомлю Вас с моим предметом. Мы поработаем над вашей уверенность, самооценкой, внешним видом и физическим здоровьем. Я расскажу обо всех особенностях общения с Андреем, его увлечениях, пристрастиях. Необходимо не только все запоминать, но и применять в жизни. Будем расти вверх, пока не будем доставать головой облака.
 Не знала, что боксеры могут быть такими болтливыми. Раньше к их стереотипу я бы добавила несговорчивость и угрюмую молчаливость. Миша во всем прав, я живу какими-то устарелыми правилами. Жизнь не стоит на месте, все движутся вперед, а я все пытаюсь затормозить. 
- Хорошо, Михаил… - начала шутить я, как могу. Буду обращаться к нему по имени и отчеству.
- Максимович, - добавил он.
- Ты как пирамида МММ,  быстро произнесла я и пожалела об этом. Он же не говорил мне свою фамилию. Я узнала ее из интернета. 
- Я ммм… - протянул он, то ли не обратил внимания, то ли нарочно не стал интересоваться, - Встань, пожалуйста, - перевел он тему. - И хотя бы футболку подними. Посмотрю на твой живот.
- Зачем? – кажется, у Миши ничего не получится, со мной он не справится. Я так и останусь собой.
- Андрею нужна «идеальная БМВ», если быть точным. Я помню тебя в красном платье, у тебя отличная фигура, но, на мой взгляд, в области талии что-то не так, - Миша прямолинеен, сейчас начнет меня критиковать, и я расстроюсь. Хотя, он сказал, что у меня отличная фигура.
- Спасибо, но странное сравнение. Слишком дорогая у него машина, - педаль тормоза мне ближе, и я опять торможу…
- Маша! – громко произнес он и прислонил руку ко лбу, - Не зли тренера, а то будешь бегать еще десять штрафных кругов, - пошутил он, я надеюсь. - Перестань при мне выставлять себя на распродажу. Здесь я оценщик, и сам назначу тебе цену – если ты этого хочешь.
  Я замолчала и виновато посмотрела на него. Стало страшно его разозлить.
- Вставай. И давай делать  то, что я говорю.
  Я встала и, сильно покраснев, показала свой не слишком красивый живот. Миша и в этом прав – это моя не самая красивая часть тела. Вернее, и остальные не супер, но это самая не привлекательная.
- Вот так, - произнесла я, ожидая, какой вердикт он вынесет. Миша внимательно посмотрел и улыбнулся. И что он думает? Надо будет потом попросить его поменьше улыбаться.
   Он встал и обошел меня, тщательно разглядывая. Я следила за ним, ожидая команды: опустить футболку. 
- И? – не выдержала я. – Чувствую себя скульптурой в музее.
 Миша встал передо мной:
- Не мешай работе эксперта по женским фигурам, - Миша посмотрел мне в глаза, и я быстро их опустила. - Всегда смотри в глаза, когда с тобой разговаривают. Глаза – зеркало души. Слышала эту фразу? Помни об этом.
 - Хорошо, - я посмотрела в карие глаза Миши, заметив, что у него еще и длинные ресницы. Это проще, чем кажется.
- Плечи расправь, - командовал он. - Выпрямись, - он взял меня за плечи и надавил на них. - Сведи лопатки вместе, почувствуй напряжение. Теперь втяни пузо, - я молча повиновалась. Он положил руку мне на живот, и от его прикосновения я вздрогнула. Мурашки побежали по коже, хотя ладонь у него  теплая.  Миша это заметил. - Без паники. Хватит меня бояться.
    Кажется, бесполезно от него что-то скрывать, он все обо мне знает. Даже неприятно как-то это признавать. Я не боюсь его, но он, не колеблясь, нарушает все условные и неприступные границы и дистанции. 



Ольга Щебарова

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться