Стань лучше

Глава 18. Миша

В настольный теннис Маша играет еще хуже, чем стоит на лыжах. Хотя, энтузиазма и здесь хватает. Она раз сто промахнулась мимо мячика и один раз все-таки отбила. Ого, прогресс! Зато я вдоволь налюбовался Машиной попой, когда она наклонялась поднять мяч. Через час неудачных попыток мы направились к машине. Надо сегодня успеть заскочить к родителям, поздравить их, а вечером встретиться с аппетитной блондинкой. Люблю выходные.

Маша устроилась на переднем сидении, сразу же пристегнув ремень. Послушная девочка! Запоминает все, что я ей говорю. Я тоже забрался в машину и повернул ключ зажигания. Пока машина прогревалась, посмотрел на Машу. Она словно выжидала, что я ей скажу. Видимо, она по-прежнему испытывает небольшую неловкость в общении. Я покосился на нее, решив подождать, пока она это заметит.

- Что? – наконец спросила она.

- Ничего, - я улыбнулся и натянул ей шапку на глаза.

- Почему ты неравнодушен к моим шапкам? – спросила Маша, сняв шапку с головы и заправив за ухо выбившуюся из косы прядь волос.

- А почему ты молчишь? – она считает меня бабником, а сама, такое чувство, что парней только на картинках видела. Хотя, как я уже подметил, в этом есть своя прелесть.

- Я думаю.

- Думаешь? Это хорошо, что ты хоть это умеешь, - усмехнулся я. - И о чем думаешь?

Маша серьезно посмотрела на меня:

- Как же твоя способность угадывать мысли? – кажется, меня решили подколоть.

- Угадываю во время беседы, а ты молчишь, - и это чистая правда.

- Я пока не хочу говорить, - так, она опять закрывается.

- Ты меня заинтриговала, - я сложил руки на руль. - Мы никуда не поедем, пока не скажешь.

- Шантаж? – начала улыбаться Машенька.

- Вредность. Ты еще не знаешь, какой я вредный. Жду словесного выражения ваших мыслей.

- Ладно, только не смейся, - почему ей все время кажется, что я над ней смеюсь? Я просто всегда стараюсь улыбаться.

- Договорились, - убедил я ее.

- Андрей такой же, как ты? – спросила она, разглядывая шапку в руках.

- Да, мой брат-близнец, - я примерно понял, о чем она, но постарался отшутиться.

- Миш, ты понял, о чем я? – кажется, она боится всего больше, чем я думал. - Просто надо сразу понять, что он за человек. Может, вся эта авантюра закончится одной встречей…

Я вздохнул. Вот о чем она переживает. Придумала себе бабников, накрутила в голове, совсем исказив действительность. Я не вижу ничего плохого в своем пристрастии к женскому общению – нормальное желание любого мужика. Да и я не гоняюсь за каждой юбкой, если она так обо мне подумала, просто не могу устоять перед красотой или обаянием, острым умом или флиртующим взглядом. В каждой девушке есть что-то привлекательное, и если они идут на контакт, почему бы не провести с ними вечер, ночь. Если у меня нет постоянной девушки, я свободный парень, почему не имею права на хорошее времяпрепровождение? Хотя, не буду лукавить, зависимость у меня есть. Но сейчас надо все объяснить ей так, чтобы она поняла правильно.

- Маша, больше позитива, - начал я. - Если бы я планировал предложить тебя Андрею для одной встречи, как ты сказала, то зачем мне с тобой возиться? – я замолчал, но она ничего не сказала, и я продолжил. - Именно, обратное я и пытаюсь сделать. Попробовать заинтересовать Андрея тобой как можно дольше. Может, еще и женой ему станешь, - пошутил я, но не исключено. Если все пойдет, как я задумал, сделаем Машеньку Бордовских. - А какая у тебя фамилия? И отчество?

- Кузина. Александровна, - ответила она, в ее взгляде опять появилось доверие.

- Мария Александровна, вас никто ни к чему не принуждает, не заставляет. Ничего против твоей воли, - я улыбнулся, решив шутливо опровергнуть свои слова. - Только с завтрашнего дня ты будешь бегать по утрам. Я так решил.

- Нет, я не смогу, - запротестовала она. - Я на работу-то с трудом утром встаю.

- Будешь – будешь, - настаивал я. - Еще вечером по пятьдесят подъемов пресса и приседаний. В интернете набери, как правильно.

- Миш, бесполезно, я буду лениться.

- Не будешь, я буду контролировать. И меня не обманешь, твое тело будет рассказывать само за себя.

- Это сложно… - Маша все чего-то хочет, но пасует перед трудностями. Плохая политика.

- Так, Кузина, чтобы больше не слышал от тебя: Я не смогу, - я начал говорить строго. - Тренер сказал - ты сделала. Ты хоть что-нибудь можешь? Удиви меня!

Я решил, что пока Маша обдумывает, чем меня удивить, надо двигаться вперед. Я отъехал от физкультурно-оздоровительной базы и выехал на трассу. Чтобы Маша не скучала, включил радио погромче, и веселая песенка заполнила салон автомобиля. Ее молчание продлилось не долго. Я не сразу понял, что она говорит.

- Кажется, я слишком близко к тому, чтобы полюбить тебя. Если честно, то мне больше нечего сказать. Я больше не в силах врать, больше не в силах прятаться. Я должен быть верен себе. Кажется, я слишком близко к тому, чтобы полюбить тебя. Так что лучше я пойду своим путем…



Ольга Щебарова

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться