Стань лучше

Глава 40. Миша

Когда Андрей позвонил и сообщил, что собирается ко мне домой, я чуть не забыл, что там Маша. И было искренне жаль просить ее уйти. После встречи с отцом она такая подавленная. Кто бы мог подумать, что так сложится? Я, наоборот, старался подобрать лучший вариант работы для нее. Не ожидал, что у Маши такая сильная эмоциональная травма после ухода отца в детстве, что она даже сейчас не может контролировать свои чувства. Надо с ней поговорить по душам и, раз и навсегда, избавить ее от детских ран, которые до сих пор мучают и заставляют страдать. Главное, все свалилось на нее не вовремя. Она так ждала момента, когда познакомится с Андреем, и вот в ближайшие дни все должно получиться. Не хочу, чтобы из-за своих переживаний она все испортила. Мне Маша больше нравится улыбчивая и позитивная, а не когда печалится.

Домой я приехал в половине десятого, ожидая застать Андрея. С того дня, как он пришел ко мне на занятия, я его не видел. У него одни сплошные корпоративы всю неделю. С ним тоже надо о многом поговорить. В первую очередь понять, надо ли ему Машу сейчас. Он упомянул, что она ему понравилась, когда они столкнулись на пороге магазина, но, зная Андрея лучше, чем себя самого, могу предположить, что не так уж тут все и серьезно. Ему часто какие-то случайные девушки нравятся, и он о них думает днями и ночами. Во-вторых, надо выяснить, все ли у него улеглось по отношению к Миле. Пусть недолго, но все-таки, они прожили какое-то время почти как семейная пара и строили планы на будущее, да и она чертовки хороша, пусть и стерва. Есть подозрения, что забудет он её не сразу. И вообще, надо выяснить, что он планирует на Восьмое марта, и куда мне вести Машу.

Когда я вошёл в квартиру, сначала показалось, что никого нет. Но я видел машину друга у подъезда. Сняв верхнюю одежду, я прошел в зал и включил свет. Андрей спал на животе, уткнувшись в спинку дивана, на одной руке висела рубашка, которую он, явно, пытался снять. В воздухе резкий запах алкоголя. Понятно, Андрей в хлам пьян. Вот тебе ирония судьбы: обещал Маше принца, а у меня тут алкаш какой-то. Ладно, это временно и поправимо. Тем более, Маша противница алкоголя, и рядом с ней хочется не пить, а встать на лыжи. Только вот меня соблазняют на алкоголь вне поля ее зрения, но это моя вина.

Подошел ближе и толкнул друга в плечо, но он не отреагировал, после чего я повторил попытку, ударив его сильнее.

- Мил, отстань, - произнес Андрюха и закрыл лицо рукой.

Так, не очень это хорошо - в пьяном бреду думает о бывшей. Я заметил, что у него расцарапана спина. Судя по следам, они свежие. Моя теория подтвердилась, он забывает Милу, пытаясь утешиться другими. Хотя, надо отметить, Милу сложно кем-то заменить, в том плане, что даже я от нее был без ума - она круче всех моих многочисленных партнерш. Кстати, как там она? Интересно, со мной она тоже решила завязать, раз рассталась с Андреем?

Но сейчас я подумал о том, что не самое подходящее время знакомить мою ранимую Машу с Андреем. Он просто может повести себя с ней по-свински, что ему тоже свойственно. Он многим сердца поразбивал, даже я в этом отличился, ко мне как-то поверхностно девушки относятся, а вот в него чаще всего влюбляются по уши. Машу мне жаль, чувствую огромную ответственность за нее, сам не знаю, почему. Как же все сложно! Хотя, с другой стороны, уже мечтаю довести начатое дело до конца, и чем раньше, тем лучше. В принципе, в моих силах устроить все в пользу Маши.

Взглянув еще раз на спящего Андрея, осенила еще одна мысль. Как он сюда добрался? Когда он звонил, что собирается приехать, уже был пьян, а машина стоит у дома. Не сложно сделать вывод, что за рулем он был не трезвый. Проснется, промою ему мозги, а то за время, что мы не общались, смотрю, он совсем с катушек слетел.

Оставив пьяного друга видеть сладкие сны, я зашел на кухню. На плите стоит казан, и я, с любопытством открыв крышку, увидел, что там наполовину съеденный плов. Ел, наверное, вечно голодный Андрей, а вот готовить он бы вряд ли стал. Вот чем занималась у меня Маша. Это так приятно. Оказалось, что еще и очень даже вкусно.

Помыв тарелку, я решил позвонить Маше, поблагодарить за ужин и заодно разведать обстановку. Трубку она взяла не сразу, и лишь спустя много гудков услышал ее: "Да".

- Маш, спасибо за плов. Так мило, что ты решила меня накормить, - сказал я, вслушиваясь в шум, доносившийся из трубки, по звукам она где-то у дороги.

- Не за что, - произнесла она, голос грустный.

- Андрюхе тоже понравилось. Он, по ходу, тоже попробовал, - сказал я, стараясь ее развеселить.

- Я рада, - проговорила она еще тише.

- Ты где? – спросил я. Думал, она поедет домой, а не будет где-то гулять. Пусть уже наступила весна, на улице мороз под двадцать градусов.

- Решила пройтись, - сказала она.

- Что случилось?

- Он приехал к нам домой, - произнесла она с трудом о своем отце, как я понял, и подозреваю, что со слезами.

- Маш, мне приехать? – не могу ее оставлять неизвестно где и в таком состоянии.

- Нет, - ответила она.

- Говори, где тебя забрать. Выезжаю, - решительно сказал я. Знаю я эти женские «нет».


Оказалось, далеко от дома она не ушла. Повезло доехать без пробок, добрался всего за двадцать минут. За это время она уже успела замерзнуть, лицо красное от слез и от мороза, руки ледяные даже в печатках, если учесть, как она их сжимает. В салон она забралась молча, сразу пристегнув ремень безопасности, но я не торопился уезжать, хотя машину глушить не стал, чтобы Маша согрелась. Да и не знаю, куда ее везти.



Ольга Щебарова

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться