Стань лучше

Глава 44. Миша

Перед палатой друга я нервничал. Страшно представить, что с Андреем что-то не так. Но, к счастью, он встретил меня своей фирменной широкой улыбкой, и плохие мысли испарились сами собой. Хотя, в целом выглядел он неважно: бледное лицо, круги под глазами, перебинтованная голова, гипс на руке.

- Здравствуйте, - сказал я маме Андрея, старательно игнорируя взгляд друга.

- Привет, Миш, - с улыбкой сказала она. Бессонные ночи и огромное количество выплаканных слез значительно отразились на ее внешности, прибавив ей возраст. Но сейчас она выглядела счастливой. - Побудешь с ним? Я через полчасика вернусь.

Я кивнул. Анастасия Владимировна наклонилась к сыну, поцеловала его в лоб в толстый слой бинтов и вышла в коридор. Я молчал, оглядывая палату, в которую перевезли Андрея. Здесь вполне можно жить, уютно и тепло. Огромное окно, через которое проникает много света, приятный зеленый цвет стен, большой телевизор. Я увидел свободный стул, подвинул ближе к больничной койке и присел на него. Андрей все это время не сводил с меня глаз, ожидая хоть слова.

- Я хочу тебя убить, но я рад, что ты жив, - произнес я вместо приветствия. Душа моя радостно пела от того, что Андрей очнулся, но обида и злость за его неосторожность остались.

- Прости, - сказал он и опустил глаза, немного подумав, а потом добавил. - Как моя ласточка? Ты ее видел?

- Не видел, но подозреваю, что хуже, чем ты, - за две недели после аварии у меня не появилось ни малейшего желания посмотреть на его разбитую машину.

- Отец первое, что сказал - не видать мне больше прав… - Андрей вздохнул. - Сказал, что поговорил с братом. И на суде мне не помогут.

- Давно пора, - хмыкнул я. Если Андрей надеялся, что я поддержу его в этом вопросе, то пусть не сомневается, я на стороне его отца. Надо наказать Андрея по заслугам.

- Да, интересно, сколько лет я буду пассажиром? Никто же больше не пострадал? – спросил Андрей с надеждой.

- Твое счастье, что остальные водители отделались ушибами, - произнес я. Этой информацией поделился Кирилл. - А если бы по твоей вине кто-нибудь погиб? – не сдавался я.

- Мне и так херово, не надо нагонять, - произнес Андрей, и я сжалился над ним. Действительно, он чуть больше часа назад пришел в себя после затянувшейся комы, а я наезжаю.

- Прости, - на этот раз извинился я. - Как себя чувствуешь? Отоспался за две недели? – я улыбнулся.

- Да уж, все пролетело, как один миг… Только под гипсом уже весь час чешется, и с трудом могу пошевелить ногами, - сказал Андрей и к сказанному попытался пальцами здоровой руки почесать под гипсом.

- Голова не болит?

- Не знаю. Вообще, непонятное ощущение, словно все окутано дымкой… - Андрей замолчал, а потом решительно собрался и произнес. - Миш, прости. Я не сдержал обещания. Хотел оставить машину, но напился еще днем.... Думал, что себя контролирую. Первая мысль, когда пришел в себя и осознал, что произошло: Что я скажу тебе?

- Не надо ничего говорить, - произнес я резко. - Просто не делай так больше.

- Это надо быть полным идиотом, чтобы опять такое повторить… Я решил изменить свою жизнь! Раз уж я попал в аварию и остался жив, надо пользоваться этим шансом судьбы. Перестану пить, займусь каким-нибудь делом, женюсь… Буду строить достойную жизнь.

Его планы мне нравятся, даже как-то над своей жизнью заставили задуматься.

В палату зашла Карина с сыном, и я, посчитав себя лишним, покинул друга. Пусть поправляется. Неизвестно еще, через какой срок его выпустят из больницы, успею надоесть своими визитами. Спускаясь по больничным ступеням, почувствовал непонятную, но приятную слабость. Исчезло напряжение, в котором я находился с момента аварии. Через час очередная тренировка по смешанным единоборствам с Виталиком, в которых я все лучше и лучше начинаю себя проявлять. Хотя, о каких-то успехах говорить рано, но, по крайней мере, научился ориентироваться и не получать многочисленные удары, которыми снабжает тренер, чтобы я не расслаблялся. Павел Сергеевич звонил, переживает, что я его бросил, хотя сам назначил тренировки по боксу. Обещал, что как только Андрей пойдет на поправку, а я в это верил, обязательно к нему вернусь. Все-таки, я уже согласился на одну игру у Слепого, и пусть он пока молчит, март близится к концу. Это будет бокс, и занятия необходимы. Главное, не запутаться.


На следующий день в перерыве между разбросанными индивидуальными тренировками, на которые всегда не хочется идти по воскресеньям, решил поменять испорченную грушу. Не люблю, когда что-то сломано или не работает, для меня важен порядок во всем.

Увлеченный делом, не заметил, как дверь осторожно отворилась, и я услышал «Привет» от Маши. В последнее время было не до нее, но после вчерашней хорошей новости об Андрее решил, что надо довести начатое дело до конца. Странные у нас с ней отношения все же сложились: мы, вроде бы, ничем друг другу не обязаны, но, тем не менее, ответственно, если можно так сказать, относимся к выполнению придуманного плана. Да и Маша искренне меня поддерживала, пока Андрей был в коме.

Видимо, убедившись, что я один, Маша направилась ко мне через весь зал.

- Привет, - сказал я. - Не ожидал тебя увидеть в воскресенье, - я перевел взгляд с груши на девушку.

- Ну, я много занятий пропустила, надо наверстывать, - она проследила за моим взглядом, а я увлекся ее непривычно открытым телом. Вместо излюбленной широкой одежды на ней короткие шорты и топ. Маша поняла, что я ее разглядываю, и произнесла в оправдание. - Жарко у вас в спортзалах.



Ольга Щебарова

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться