Стань лучше

Глава 48. Миша

Я быстро наносил удары по "лапам", перемещаясь за Павлом Сергеевичем. Я так взбешен, что уже боюсь за престарелого тренера. Жаль, что игра с Антоном не сегодня, с удовольствием бы выпустил пар. Чувствуя мою агрессию, тренер не выдержал и произнес, даже крикнул:

- Стоп!

Я остановился и опустил руки, пытаясь справиться с учащенным дыханием.

- Не знаю, что у тебя стряслось, но голову не отключай! – произнес он. Этот тренер из тех, кто в каждом ударе видит искусство, всегда понимая, когда бьешь бездумно.

Я промолчал. Сам знаю свои ошибки. У меня шея и спина в таком напряжении, что сразу понятно, я не слежу за своими действиями. Я покрутил головой, разминая шею.

- Если ты не успокоишься, тренировка на сегодня окончена! – грубо сказал он и, скинув "лапы", побрел к столу.

Не знаю, смогу ли я успокоиться до тех пор, пока не найду эту тварь! Три дня назад моя новая пассия исчезла. Все было хорошо, последний раз, когда я уходил от нее с утра, мы минут пятнадцать целовались, не могли расстаться. Она говорила: «Потерпи до вечера, котик!» Вечером приехал к ней, а ее нет! Даже переживать начал, может, что случилось. Места себе всю ночь не находил. Звонил, еще раз до ее дома доехал. Нет, не отвечает. Утром получил сообщение: «Отстань от меня. Надоел звонить». И все! Никаких объяснений. Сначала сломал всю голову, что же я сделал не так. Может, обидел или сказал что-то, но понял, что дело не в этом. Мила просто меня кинула, как ненужную вещь! А я даже впервые в жизни поверил, что нашел ту девушку, в которую смог по-настоящему влюбиться. Надо учиться на ошибках других! Она же кинула Андрея… Не знаю, что чувствовал он. Я чувствую себя активированной бомбой, готовой взорваться в любой момент! Никогда не испытывал подобного.

Павел Сергеевич налил в стакан воды из графина и стал медленно пить, ожидая моего решения.

- Или я уйду, занимайся один, - проговорил он еще одно предложение, сделав несколько глотков.

- Наверное, поеду, - я стал снимать перчатки. Действительно, я сегодня псих, иначе не могу описать свое состояние.

- Твое решение, - Павел Сергеевич налил еще воды и протянул стакан мне.

- Есть одна проблемка, никак не могу успокоиться и на чем-то другом сосредоточиться, - сказал я, чувствуя себя провинившимся школьником под напористым взглядом учителя.

- Я тебе всегда говорил: на тренировках и в бою голова должна работать четко, как часы! – произнес тренер. - Когда мозг забит лишним – все впустую. Ты не боец.

- Помню, - подтвердил я.

- Раз уж тренировка сорвалась, давай поговорим, - Павел Сергеевич подвинул стул и сел, и я последовал его примеру. Не знаю, что он хочет мне сказать, но послушаю. - Я все откладывал этот разговор. Я стар, но не глуп. Ты что затеял, сынок? Ты опять играешь у тех людей, что и много лет назад?

- Да, - честно признался я. - Одна игра. Больше не хочу.

- Где одна, там и другие. У каждого своя пагубная страсть, - он сложил руки и немного наклонился вперед. - Это твоя жизнь, твое право распоряжаться ей, как хочешь. Но запомни, что нельзя войти в одну реку дважды. Тогда ты был чемпионом, твой брат был плох, тогда я даже не воспротивился, когда узнал про эти бои. Сейчас я за тебя беспокоюсь, в тебе есть желание и рвение, но нет главного – цели. Ведь за каждой целью стоит то, что ты хочешь в итоге получить. Что ты хочешь получить от этой игры?

- Я просто хочу снова выйти на ринг, - наверное, эта самая главная причина, по которой я связался со Слепым. Плюс злость на Андрея, но это уже в прошлом, а теперь еще и соперник, которого я просто обязан победить, потому что никогда не прощу за тот случай с Машей.

- Всегда есть другие дороги. Ты выбрал не те, - он посмотрел на меня с теплотой, и я знаю, что он как никто другой наслышан о подобных играх.

- Обещаю, что это последний раз. Себе обещаю, - я улыбнулся. - Даже не вам.

- Не нарушай обещание, если дал слово, - он тоже улыбнулся. - Когда игра?

- Двадцать первого апреля.

- Чуть больше недели осталось. Мало, - он вздохнул. - Соберись. Пока могу сказать – ты не готов морально. И не забывай про тренировки. Они тебе нужны, как никогда.

- Знаю, разберусь со всем сегодня и завтра приеду, - заверил я.

- Ладно, езжай, - Павел Сергеевич похлопал меня по плечу. - Раз есть важные дела, надо решать, - он поднялся со стула. - Как Машенька поживает?

- Хорошо, - сказал я, у нее вроде все хорошо. Даже Андрея почти дождалась.

- Привози ее к нам, - предложил тренер. - Алла будет рада, научит ее вкуснятину всякую готовить, - да уж, его жена искусно готовит, и, как и моя мама, всегда пытается меня откормить. - Маша хоть воздухом свежим подышит, а то все в своем городе.

- Я ее спрошу, - еще не знаю, вру я или нет.

Покинув Федяково, я вернулся домой. Время близилось к вечеру. И пока я стоял под душем, пытаясь смыть с себя всю злость, понял, что не успокоюсь, пока не посмотрю Миле в глаза. Пусть скажет мне все лично! Из-под земли ее достану!


Я нажал на кнопку звонка и стал ждать. Ее машина наконец-то появилась на парковке, значит, скорее всего, она дома. Услышав щелчок замка, я даже замер, не ожидая, что она откроет.



Ольга Щебарова

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться