Станция 57: Изоляция

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Нож в правой руке вдруг стал таким тяжёлым, что мышцы в плече свело, и тупая боль прокатилось до самого локтя. Под рёбрами словно что-то шевелилось и било так, будто хотело выбраться и навсегда покинуть моё тело. Это было сердце. Тысячи игл впивались в него от этого, с одной стороны, такого знакомого, но с другой — такого чужого и безумного взгляда. Он разъедал все мои внутренности, поглощал каждую клеточку тела, и я ничего не могла с этим поделать. Ноги по своей собственной воли сделали несколько неуверенных шагов назад, и я почувствовала на своём плече дыхание Алекса. Теперь он целился в высокого парня, которого я знала чуть ли не полжизни. Парня, который когда-то подарил мне самый красивый в мире закат и делился своими сокровенными мыслями и чувствами. Но, видимо, далеко не всё из этого было правдой.


Я никогда не старалась заводить друзей, но жизнь сама посылала их мне за какие-то неведомые заслуги. Макс. Кира. Дэн тоже входил в этот микро список тех, с кем можно было поговорить начистоту без лукавства и притворства. Он никогда не видел во мне соперника или выскочку. Ему я могла довериться и не стыдилась спросить совета или помощи.


Дэн не был отличником. Но что касалось точных наук, по этим дисциплинам у него всегда были высокие результаты. При распределении на «профессиональный» курс, важную роль для него сыграло наличие родственника, а именно дяди, работающего в сфере медицины на одной из высокопоставленных должностей станции первого порядка. Поэтому Дэн был без проблем зачислен в список претендентов на одну из желаемых специальностей. Он всегда хотел стать врачом, потому что, по его мнению, именно врачи приносят наибольшую пользу обществу, спасая наш новый мир от страшных болезней и давая прожить жизнь абсолютно всем, невзирая на принадлежность к какой бы то ни было станции. Я не сильно разделяла с ним точку зрения, касаемо спасения мира, так как чуть ли не через каждые пять лет обнаруживались новые вирусы, а антидоты разрабатывать просто не успевали. На некоторых станциях люди гибли сотнями. Но мы особо не спорили на эту тему, так как у нас и без этого было о чём поболтать в беседке у его дома. Мы мечтали, шутили, молчали, говорили о серьёзном и несерьёзном, и время утекало с астрономической скоростью, унося нас дальше по лабиринтам взросления и становления. И вот, я уже заканчивала «продвинутый» курс, а он уже проходил практику на «профи», как предполагалось до настоящего момента. Я поняла, что теперь мой «микро список» стал ещё меньше.


Я медленно засунула нож обратно в сапог, так как точно знала, что никогда не смогу убить человека, которого считала своим другом последние лет семь, и до этого момента думала, что это взаимно. Я смотрела на него через растворяющийся пейзаж заката на том самом озере, где его странный порыв. Моя ещё более странная ответная реакция на него доказывали желание быть кем-то больше, чем другом. А теперь вот это всё?!


Сделав несколько неуверенных шагов вперёд, я остановилась практически в метре от него, носом встретив чёрное отверстие его пистолета. Дэн смотрел на меня холодно и без капли сочувствия. Глаза теперь были томными и чёрствыми. Взгляд источал лишь ненависть и озлобленность. Но на кого? На меня? На себя?! Но больше всего во мне вызывал страх перед непредсказуемостью его следующего шага.


Моё временное состояние полного отрицания того, что происходит, медленно перерастало в понимание того, что друг, стоявший передо мной с нацеленным мне в голову пистолетом и не намеренный его опускать, был явно не на нашей стороне.


Первая попытка произнести хоть слово провалилась. Иглы, дырявившие сердце, теперь пытались в кровь разодрать горло. Стоит только открыть рот, и они тут же проткнут и уничтожат всё, что я захочу сказать. Но я решила рискнуть.


- Дэн? - хриплым голосом, в котором считывался вопросительный тон, промямлила я сквозь боль и страх.


- Привет, Крис, - уверенно ответил он, и хладнокровие в каждом произнесённом звуке отозвалось во мне ещё более острой резью, но теперь уже в области живота.


Спиной я почувствовала, как Алекс и Фил одновременно приблизились ко мне. Я ощутила огромный прилив сил и смелости. Даже встретившись лицом к лицу с предательством и обманом, я не осталась одна. Подойдя ещё на пол шага ближе к Дэну, я правой рукой медленно отодвинула его пистолет в сторону, продолжая настраивать с ним зрительный контакт. Как ни странно, но его рука поддалась моим действиям. Однако, его взгляд всё равно был чужим и незнакомым мне прежде.


- Дэн, пожалуйста, скажи мне, где Лиза? - умоляюще попросила я, и если он промедлит с ответом ещё секунду, я просто-напросто упаду на колени и буду просить до тех пор, пока он не скажет или не пристрелит меня. Несмотря на опущенный пистолет, во второй возможный вариант развития событий я всё ещё верила. Так же как и в то, что слова Главного о смерти Лизы не могли быть правдой.


К счастью, реакция на мою просьбу оказалась почти мгновенной. Но, немного, неожиданной. Вместо надменного взгляда, Дэн закрыл глаза, на секунду словно уронил голову, коснувшись подбородком белоснежного форменного халата, а затем его тёмно-русая шевелюра резко вздыбилась, а пистолет на пару с расширенными в бешенстве зрачками уставился на меня.


- Она мертва Крис, это правда, - ответил он, и всё-таки горечь от своих собственных слов коснулась его языка.


Участившийся пульс молотом ударял в голову, всё быстрее набирая обороты. В животе всё сжалось. Всё передо мной почему-то захотело закружиться в каком-то невероятном ритме. Но щёлкнувший затвор напротив расставил всё на свои места. Я снова ощутила под ногами землю, и напряжённое дыхание позади.


- Я говорил, что стоило остаться на 57-ой, и не идти за ней, - заговорил Дэн низким самоуверенным голосом, отделяя последние слова чёткими громкими ударениями.



Дарья Чумакова

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться