Станция 57: Изоляция

Размер шрифта: - +

Глава 17.

Со стороны главной улицы, ведущей в центр, четыре патрульные машины выстроились в ряд в ожидании, пока кто-либо покинет территорию за забором. Наверняка, Надзорным поставили задачу не выпускать нас за границу Станции 7. Организовать поимку беглецов между станциями не так-то просто. Поэтому, несмотря на риск, первое, что делают изолированные, когда решают сбежать, это покинуть пределы своей станции, чтобы выиграть хоть немного драгоценного времени и найти укрытие.


Самым правильным решением было пробираться через жилые кварталы. Ведь все уверены, что мы не сможем сориентироваться в незнакомом месте и будем следовать по центральным улицам. Перед тем как уйти за Соней, Алекс объяснил Филу, как добраться до платформы. Нашим главным ориентиром являлось высоченное здание в форме стеклянного треугольника, сквозь которое проходила железнодорожная линия.


Как только мы оказались за периметром Научных корпусов, поджидающий нас патруль начал стрелять. Мы мгновенно свернули за блочное здание, которое, по всей видимости пустовало. Широкие окна были заколочены, а железная дверь просто-напросто отсутствовала. За ним друг за другом стояли ещё три похожих дома. Но в них явно кто-то находился, судя по двигающимся теням в полупрозрачных оконных стёклах. Свернув налево, мы наткнулись ещё на один патруль, который, скорее всего, был для подстраховки. Вальяжно стоявшие Надзорные настолько не ожидали нас увидеть, что едва успели схватить свои автоматы, как мы уже нырнули в следующий переулок между двухэтажными стеклянными зданиями. Люди на первых этажах, сидевшие за прозрачными стенами, выворачивая головы и привставая со своих удобных сидений, смотрели в след убегающей группе странно одетых и перепачканных подростков. Их глаза округлились ещё больше, когда на этот же маршрут выскочили две патрульные машины.


Я старалась не оглядываться и только и успевала за впереди бегущим Филом. Мельком взглянув в одно из мерцающих на солнце зеркал окружавших нас зданий, я увидела ребят из Изоляторов, которые из последних сил старались не отставать. Рой подгонял некоторых из них и держал за руки двоих маленьких девочек, чтобы те не потерялись в закоулках незнакомой станции. Я не пересчитывала, сколько всего человек пошли за нами, поэтому лишь надеялась, что по дороге никого не ранили или не убили. Короткие одиночные выстрелы позади явно давали понять, что сбавлять темп не стоит.


Благодаря узким улочкам и резким поворотам, преследователям то и дело приходилось снижать скорость. Тормоза их автомобилей противно скрипели, а затем бешеный рёв мотора вновь сотрясал воздух, набирая обороты. Но мы и не думали останавливаться, проносясь мимо и стараясь не сбить с ног попадающих нам на пути ошарашенных прохожих. Так, несмотря на скованные от сильного напряжения икры, мы миновали ещё пару перекрёстков и оказались перед центральной площадью.


Люди на площади второпях двигались в противоположные стороны. Их движения могли показаться хаотичными, но если присмотреться, то во всём этом движении можно был разглядеть некую закономерность. Один стремительный поток из мужчин и женщин, одетых в аккуратные и сдержанные костюмы, двигался в сторону поездов, ожидающих отправления. Другой поток двигался ему навстречу и покидал площадь, направляясь прямиком в гущу прилипающих друг к другу зданий и мелких построек. На мгновенье моё внимание привлекли нашивки с номерами станций на одежде всех этих людей. Такую пристёгивает и моя мама, когда отправляется на фабрику. Здесь в толпе они различались не только по номерам, но и по цветам. Например, нашивки с цифрами 5, 15, 2, 7 были белого цвета. А редко встречающиеся номера станций третьего и четвёртого порядка, 47, 69, 85 окрашены в красный. В толпе яркие номера «чужаков» сразу бросались в глаза, делая их немногочисленных обладателей самыми заметными во всей этой гуще. Думаю, подобное цветовое разделение сделано неспроста и служило своего рода напоминанием «чужакам» откуда ты родом. Причём этот факт становился известным всем вокруг. Вероятно, работники с красными нашивками всегда под колпаком как у начальства, так и у Надзорных. Но для чего держать их под контролем теперь? Ведь они уже согласились с распределением и мирно работают на благо С.О.С. Эта мысль так и зависла у меня в голове.


Переглянувшись с Филом, мы сразу поняли замысел друг друга. Через площадь нужно двигаться по отдельности и затеряться в этом потоке, прикинуться его гармоничной частью.


- Дальше врассыпную к самой дальней платформе, старайтесь не привлекать к себе внимание, - строго наказала я беглецам, которые подбегали к нам.


Вслед за нами они нырнули в шумный человеческий улей, ловко растворяясь в нём. Треугольное здание, до которого оставалось всего лишь пару метров, своей острой верхушкой рассекало безоблачное синее небо. А бледное, уже вышедшее на смену осеннему, зимнее солнце обдавало площадь и её гостей ярким холодным светом.


Чуть прищурившись, я взглянула на самую дальнюю платформу в поисках Алекса и других беглецов. Но на ней кроме нескольких граждан, ожидающих поезда, никого не было. Чем ближе я была к цели, тем дальше сердце уходило в пятки. Я с ужасом предположила, что, возможно, их всех поймали. А мы — следующие.


Вдруг чья-то сильная рука подхватила меня и затянула в двигающийся поток, сливаясь с ним в ритме и темпе. Я подняла голову, чтобы разглядеть лицо спутника, и тут же узнала суровый профиль Алекса, выдохнув с облегчением. Он лишь мельком взглянул на меня в ответ и улыбнулся краешком своих тонких губ. Мне стало так спокойно от того, что он рядом, что с ним всё в порядке. Только я хотела открыть рот, чтобы спросить по поводу Сони и остальных, как он вновь опустил на меня свой дикий волчий взгляд и плавно качнул головой в одну и в другую сторону. Я послушно приняла его сигнал, означавший, что прилюдно лучше ничего не обсуждать. Алекс ещё крепче обхватил меня за талию, и мы, ускорившись, пошагали вперёд.



Дарья Чумакова

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться