Станция невозвращения

Размер шрифта: - +

Глава 9

- С чего вы взяли? Я ничего не… - Орловский так же шепотом попытался возразить, но Шорохов сделал предостерегающий жест рукой.

Сдвинув за спину мешавшие сумки, он подхватил с ящика автомат.

Клацанье затвора неожиданно громко раздалось в воцарившейся тишине.

Словно в ответ на это, в коридоре, приглушенный бетонной стеной, раздался звук – негромкий хриплый вздох, больше напоминавший тихое рычание.
Осторожно подойдя к пролому, Павел поудобнее перехватил АКСУ, пристроив фонарь у цевья, и резко шагнул в коридор.

Луч фонаря вспорол мрак, выхватив из тьмы сгорбленную фигуру у полуоткрытой двери в туннель.

Павел почувствовал, как ледяной ужас перехватил спазмом горло; сердце, казалось, ухнуло куда-то вниз, вызвав волну непроизвольной дрожи.

За свою бытность в метро, Шорохов никогда не встречался с мутантами. Может, потому, что мало путешествовал, а может, просто так распорядилось провидение, избавив его от встреч с изуродованными радиоактивной дрянью существами, некогда бывшими людьми. Но рассказов про них слышал сотни - их болтали все, кто хотел привлечь к себе внимание. Это была излюбленная тема, особенно во время дежурств, у костра, когда расплескавшаяся в десяти шагах тьма, ощущение туннельного сквозняка на лице и треск очередной порции деревянного хлама, брошенного в огонь, создавали непередаваемую ауру будоражащей сознание таинственности.

Сейчас то, о чем говорили у костра с плохо скрытой усмешкой, стояло от него в десятке шагов.

Павел даже ощутил запах – отвратительный, выворачивающий наизнанку, смрад разложения, экскрементов и еще неизвестно чего. Это был трупоед - один из не слишком многочисленных, а поэтому и самых загадочных, мутантов темных подземелий. И самых опасных. Опасных потому, что, со слов сталкеров, их нельзя было называть мутантами в общепринятом смысле этого слова. Это были люди, не выдержавшие чудовищного морального прессинга первых дней после Катастрофы. Повредившиеся рассудком, они отправились в никуда – бродить по темным туннелям, постепенно утрачивая оказавшийся таким хрупким налет цивилизации. Их разум угас, коллапсировавшись в едва заметный огонек в глубине разорванного в клочья сознания. Наружу вылезли дремавшие до поры природные инстинкты, ставшие теперь доминантной движущей силой. Эти полулюди вели жалкое существование в заброшенных тупиках, зачастую слишком близко к поверхности. Повышенный радиационный фон, сточные воды, превратившиеся в радиоактивный коктейль, туннельная живность, которыми они питались, внесли последний штрих в облик этих существ, поставив их уже вне человечества как биологического вида.

Одетый в грязные лохмотья, с копной свалявшихся волос, трупоед обнюхивал лежавшие около двери кости безвестного работника метрополитена.

Изжелта-серый череп слетел с истлевших костей от неосторожного движения и с глухим стуком откатился в сторону, по-прежнему скалясь ужасной улыбкой.

Луч фонаря оказался нестерпимым для привыкших к полной темноте глаз существа. Он глухо зарычал и резко отпрянул в сторону.

Павел на секунду увидел его лицо - потемневшее от многолетней грязи, искаженное гримасой звериной злобы…

Шорохов сделал сиплый вдох, с трудом протолкнув глоток спертого воздуха через сведенное спазмом горло, и нажал на спусковой крючок.

Автоматная очередь ударила короткой лающей скороговоркой. В тесном, замкнутом пространстве она показалась оглушительной.

В ушах поплыл иссушающий звон легкой контузии.

Остро запахло порохом. Поток стреляных гильз, исходящих едким дымком, со звоном ударил в бетонную стену.

Пули отшвырнули трупоеда на полуоткрытую дверь; одна из них снесла ему половину черепа, разметав содержимое по стенам темной кашицей.

К пороховой гари примешался сладковатый запах свежепролитой крови.

Существо, хрипя, забилось в агонии.

Из-за двери вдруг раздался приглушенный рев; чьи-то руки, вынырнув из темноты, живо уволокли еще трепыхающийся труп из коридора.

Противный хруст и чавканье завершили картину смерти.

- Профессор, живо отсюда!- рявкнул Павел что было сил.

Холодная испарина заливала глаза.

Убедившись, что Орловский на удивление быстро вылез из угловатого пролома, Шорохов подтолкнул его в темноту.

- Ходу!

За железной дверью раздался шум возни.

Теперь уже несколько голосов разразились хриплым воем.

Заклинившая, казалось бы, намертво, на половине хода, дверь, вдруг издала визгливый скрежет, подавшись в сторону от мощного удара. Обезумевшие от запаха свежей крови, нелюди рвались за новой порцией.

Павел, успевший сделать лишь несколько шагов, обернулся.

Луч фонаря выхватил из мрака темные контуры фигур. Уже толком не целясь, Шорохов выпустил длинную очередь. В узком пространстве коридора веер пуль выкосил рвущихся вперед существ смертельным дождем, с чавкающим звуком пробивая тела и рикошетируя от стен с ноющим посвистом. Рычание сменилось хриплым бульканьем и глухими ударами падающих тел.

- Бегом!!!



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться