Станция невозвращения

Размер шрифта: - +

Глава 12

- Вот что, Алексей Владимирович,- продолжил он после короткого раздумья.- Вариантов у нас нет - или мы доберемся до вентшахты или тут останемся навсегда. План такой: осторожно спускайтесь вниз с другой стороны. Я выпущу по этим тварям весь магазин и постараюсь уложить побольше. Это даст нам минуту форы. Выстрелы отпугнут основную массу, вполне возможно, они кинуться пожирать убитых сородичей. Хотя, не факт…

Увидев, что Орловский собрался возражать, Павел взмахнул рукой.

- Успокойтесь, профессор! Я вовсе не собираюсь играть в героя! Как-то еще хочется пожить. Как только открою огонь – мчитесь к вентшахте! Я последую за вами. Будьте готовы прикрыть меня. Или есть мысли по поводу этого?

Орловский пожал плечами.

- Да какие уж тут мысли…

- Тогда не будем тянуть, профессор, - Павел опустился на одно колено, пристроив автомат на угловатый выступ автомобильного остова.- Спускайтесь. Когда, будете готовы - скажете.

Шорохов пристроил фонарь рядом, в полной тьме взять прицел просто невозможно.

Дождавшись снизу приглушенного «Готов», Павел процедил сквозь зубы:
- Ну, Господь, дай нам хоть толику удачи!

Поудобней приложившись к прикладу, он плавно потянул спусковой крючок.

Выстрел огненным росчерком располосовал мрак, пули с тупым чавканьем пробили тела мутировавших зверей, отбрасывая их назад с предсмертным визгливым рычанием. Часть пуль царапнула по растрескавшемуся асфальту, выбив сноп искр и с ноющим посвистом уйдя на излет.

Стая зверей заметалась, оглашая пространство рычанием и воем. Две из них, взбешенные запахом крови, рванулись вперед, но тут же забились в судорогах на земле, пробитые навылет точными выстрелами.

Павел выпустил еще две короткие очереди, прежде чем автомат выдал сухой щелчок опустевшего магазина.

Неуклюже спрыгнув на землю, Шорохов потратил еще пару секунд, бросив короткий взгляд на бесновавшихся тварей.

В какой-то степени его план сработал – часть хищников бросилась пожирать тела убитых собратьев, устроив даже небольшую грызню.

Прекрасно понимая, что это лишь минутная передышка и в прямом смысле его единственный шанс вырваться, Павел что было сил рванул через перекресток.

Фонарь светил едва на пару шагов, и он чуть не упал, налетев с ходу на очередной проржавевший автомобильный остов.

Заросли, в которых скрывалась будка воздухозаборника вентиляционной шахты, была уже совсем рядом.

Мутное пятно света от фонаря Орловского едва пробивалось сквозь плотную стену растений, но Павел смог различить поваленные стебли там, где прошел профессор.

Когда до спасительных зарослей осталось не более пяти шагов, Павел услышал за спиной надсадное дыхание и шорох когтистых лап настигавших его хищников.

Повинуясь скорее какому-то наитию, чем разуму, он рухнул на землю и тут же перекатом ушел в сторону, вскидывая автомат.

Огромное мускулистое тело зверя, распластавшись в прыжке, пронеслось в полуметре, с хрустом врезавшись в сплошную стену растений.

Шорохов дал короткую очередь, отчего хищник визгливо зарычал, задергавшись в предсмертных конвульсиях.

Обернувшись, Павел похолодел – темнота вокруг расцвела злыми красными огоньками звериных глаз. Вся стая спешила добраться до вожделенной добычи.

- Павел! – Орловский выскочил из зарослей. – Уходим! Живее!

Но, похоже, удача, в этот раз отвернулась от них.

Шорохов едва успел встать, как две ближайшие к нему твари решили прыжком сократить расстояние.

Грохот автоматной очереди перекрыл рычание хищников.

Автоматные пули ударили одного из хищников практически в упор, пройдя навылет и отшвырнув гибкое тело в сторону.

Второму зверю повезло больше, и удар когтистых лап пришелся Павлу в грудь.

Шорохов отлетел назад, автомат вывалился из рук, загремев об асфальт. Фонарь откатился в сторону, освещая место схватки слабым тусклым светом.

Защитный костюм превратился на груди в лохмотья. Противогазный шлаг оказался перерублен и Павел невольно сделал вдох – холодный поток отравленного воздуха, несший в себе резкие запахи неведомых растений и сладковато-приторные флюиды свежепролитой звериной крови, хлынул в легкие.
Голова закружилась, окружающий мир поплыл перед глазами в какой-то дьявольской карусели.

Боли почему-то не было, хотя Шорохов чувствовал, как одежда под защитным костюмом сразу пропиталось густой, теплой массой.

Чудовище издало победный рев, раскрыв пасть с огромными клыками.

С боку внезапно ударил пистолетный выстрел - один, второй, третий.

Хищник бешено заревел, извиваясь и пытаясь уйти с линии огня, но следующая пуля вошла точно в оскаленную пасть, отшвырнув уже безвольное тело в сторону.

Запоздалый болевой шок скрутил Павла жестокой судорогой; сознание провалилось в багровый туман.

Теплая волна вдруг подкатила к горлу и, захрипев и согнувшись в дугу, Шорохов сплюнул внутрь противогазной маски сгусток крови.

Орловский едва успел повернуться, как очередной хищник с необычной грациозностью встал на задние лапы и с ревом взмахнул когтистой лапой.

Удар был чудовищным. Уже падая, профессор успел нажать на спусковой крючок - пуля ударила зверю в подреберье, незащищенное хитиновой броней. Но это лишь распалило ярость существа – хищник заревел, бросаясь вперед, как вдруг…

Мертвенно-голубой свет внезапно залил все вокруг, раздалось уже знакомое потрескивание электрических разрядов и нарастающие басовитое гудение.

Время внезапно застыло, прекратив неумолимый бег и утратив яркость и глубину – будто неведомый режиссер включил стоп-кадр.

Гаснувшим сознанием Павел с неподдельным изумлением наблюдал, как окружающий мир впал в полный статис словно по мановению руки невидимого мага.
Фигуры хищников будто вмерзли в невидимый лед, превратившись в статуи, красочные в своих незавершенных в полупрыжке движениях.



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться