Станция невозвращения

Размер шрифта: - +

Глава 13

Сознание вернулось вместе с болью - яркий свет пробивался даже через плотно закрытые веки и резал глаза.

Орловский застонал и прикрыл лицо рукой.

«Где я?» - прошла одинокая мысль.
Воспоминания о последних моментах схватки всплыли из подсознания, заставив непроизвольно вздрогнуть: темнота, выстрелы, стая ужасных мутировавших зверей, жуткий оскал вставшего на дыбы хищника и чудовищный удар, отправивший его в небытие.

Небытие?!
Алесей Владимирович захрипел, судорожно рванув ворот.

Защитный костюм на груди превратился в спекшуюся от засохшей крови массу. Острые, как бритва, когти хищника располосовали его от плеча до пояса, не оставив не единого шанса.

Но, тем не менее, он был жив.

Содрав с себя не нужную теперь химзащиту, Алексей Владимирович, рванул пропитавшуюся кровью рубашку так, что отлетели пуговицы.

- Да как же такое может быть? - пробормотал он, не веря собственным глазам.

Реальность все больше скатывалась за грань абсурда.

От ужасной раны не осталось и следа.

Орловский нервно сглотнул, чувствуя себя полным идиотом.

Он находился на платформе станции. Яркий свет галогеновых светильников, спрятавшихся за карнизами стен, заливал все вокруг ярким белым светом, от которого резало глаза.

Отделанная мрамором светлых тонов, станция выглядела абсолютно новой и нетронутой, будто тут только вчера закончила работу бригада строителей. Даже воздух был тонок и сух и не нес в себе никаких запахов.

Будто и не было двух десятилетий после ядерного кошмара…

На стене, за путями, протянулась крупная надпись: «Полянка».

- Вот и прибыли, - выдохнул Орловский, и ту же, спохватившись, добавил - Павел!

Абсолютно сбитый с толку собственным чудесным спасением, он совершенно забыл о своем спутнике!

Шорохов полулежал около одной из колонн, привалившись в ней спиной.

- Паша! – профессор подбежал к нему.

Лицо Павла, в бурых разводах засохшей крови, было бледным, из уголка полуоткрытого рта стекала тонкая ниточка слюны. Защитный костюм был порван и покрыт коркой спекшейся крови.

- Павел!- Орловский не на шутку испугался, склонившись над безжизненным телом.

«Не стоит сейчас беспокоить его».

Орловский шарахнулся в сторону и завертел головой, осматриваясь, но платформа по-прежнему была тиха и пустынна.

- Кто здесь?- громко позвал он, прежде чем понял, что голос прозвучал в его голове.

Ответа не последовало, лишь легкий ветерок, взявшийся непонятно откуда, вдруг коснулся его лица. Профессору показалось, что это сама тьма, плескавшаяся в глубине туннеля, говорит с ним.

Легкий озноб страха непроизвольно пробежал по телу. Невольно вспомнились рассказы Павла об этой загадочной станции.

«Жизни твоего друга сейчас ничего не угрожает», - вновь раздался в мозгу ровный безликий голос.

- Кто говорит со мной?! – Орловский почти выкрикнул эту фразу. Голос прокатился по пустой сверкающей станции гулким эхом.

«У меня нет имени. Или наоборот – их слишком много. В разные времена люди называли меня по-разному. Это имеет сейчас какое-то значение?»

Профессор не нашелся что ответить – лишь постарался собрать в кулак все самообладание, на которое только был способен.

- Что тебе нужно?- наконец, выдавил из себя он.

«Мне? Но разве не вы оба так стремились сюда?»

Действительно, вопрос получился дурацким. Орловский потер ладонью лоб, словно бы это могло помочь ему в беседе с неведомым бестелесным существом.

- Это ты нас спасла…спасло?

«Да. Еще никто из людей не желал так сильно попасть сюда».

Профессор помолчал. Да, его замысел удался и вот они здесь.

Что дальше?

Ответа на этот простой вопрос он не знал. Задавал его и Павел накануне вечером и то, что казалось простым и понятным там, в тесной каморке на Боровицкой, теперь ставило в тупик.

Пауза затянулась.

Невидимый собеседник словно бы ждал ответа.

Тишина, расплескавшаяся на пустой станции, теперь казалась профессору звенящей и давящей.

«Вы не должны были погибнуть. Это было бы неправильно. А ты - особенно. Ты случайность в этом мире».

- Еще бы, – усмехнулся Орловский краешком губ. – Почему это случилось?

Ответ пришел незамедлительно, будто невидимое существо ждало его.

«Волей неких обстоятельств ты попал в другую временную петлю».

«Собственно, это ничего не объясняет», - подумал Алексей Владимирович, и вслух добавил:
- Разве такое возможно?

«В пространстве существует множество миров на одной временной оси. Они различаются лишь скоростью течения времени. Миры во многом схожи, но для каждого своя история. Ты попал в один из них»

- Досадное недоразумение невидимого создателя? - сам не ожидая того, произнес Орловский достаточно язвительно.

«Называй это как угодно. От внешней оболочки никогда не меняется внутренняя суть», - незримому собеседнику, видимо, был неведом сарказм. В прочем, как и иные человеческие проявления чувств.

«Эту ошибку возможно исправить», - произнес мысленный голос по-прежнему беспристрастно.

Орловский повернул голову, словно пытаясь отыскать взглядом невидимого собеседника.

«Сейчас придет поезд. Он отвезет тебя в твой мир».

То, зачем он так рвался на Полянку.

Но Орловский, почему-то, не ощутил радости.

- Постой… - произнес он.- А как же Павел?

Он посмотрел на неподвижное тело друга. Профессор чувствовал определенную степень вины – ведь это он решил устроить этот поход и даже не попытался отговорить Шорохова. И в результате Павел сейчас лежал, окровавленный и грязный, не подавая признаков жизни.



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться