Стандарты для фотографа

Размер шрифта: - +

Глава 42

 

АНАТОЛИЙ

Вынужден признать. Не сдержался. Ни в чём не повинной дверью шандарахнул так, что задрожали подъездные стеклопакеты. Быстрым шагом направляюсь на улицу. Дождь льёт, как из ведра. Добраться до машины сухим нет ни малейшей возможности. Жаль.    

Приблизившись, в одно нажатие разблокировал замки своего любимого новенького Пежо. Обожаю французов. Их стиль невозможно сравнить ни с чем. Мою любовь решительно никто не разделяет, но меня это вообще мало интересует.    

Я в принципе не привык отчитываться за свои действия перед другими людьми. Исключения составляют отец и двоюродный брат. И то, чрезвычайно редко.    

Оказавшись в кожаном салоне верного автомобиля, схватился за руль и прикрыл глаза, постепенно успокаиваясь. Когда я уже смогу утихомирить свой взрывной характер? Каждый раз, когда хочется выплеснуть эмоции, приходится сначала сосчитать до трёх. Хотя кого я обманываю. Если при цифре семь уже успел взять себя в руки, можно считать случай достижением. Зачем мне это? Да потому что жизнь научила. Лишняя демонстрация эмоций никогда ни к чему хорошему не приводит. Ни в бизнесе. Ни в семье. Ни в личном. Мужик должен быть спокойным, как танк. И всегда также переть напролом. Из двух пунктов, не особо применяя усилий, мне пока удаётся только второе.    

Из Надиной квартиры я вылетел, как ошпаренный. Моё золотце, наверняка, думает, что я злюсь именно на неё. Ну, ничего. Пусть задумается. Лишним это никогда не будет.    

Когда они успели увидеться? Очевидно, недавно. Ведь знал, что он так просто её в покое не оставит. Почему раньше ничего не сделал? Обманывать себя не имеет смысла. Я видел, как Макс выходил из арендованной машины. Да он бы в такую под страхом смерти не сел, а то ещё измарается, бедняжка. Девушку, сидящую за рулем, я тоже узнал. Надя.      

Странно, что она привлекла его внимание. В его окружении всегда находились девушки, до которых Надя, мягко говоря, не дотягивает. Не по внешности, ведь накрасить и одеть можно любую, лишь бы деньги были. Совсем нет. По кругу общения, отсутствию заносчивости и стервозности, неумению подавать себя. Она как чистый лист, неисписанная страница. Её глаза всегда горят каким-то добром, тёплым светом, и в тоже время девочка не без огонька. Для меня всё началось, когда мы заболтались с ней по телефону. Казалось бы, ничего такого, с любым это может произойти, но только не со мной. Я не привык так бестолково тратить своё драгоценное время, тем более, что кроме того рабочего звонка в преддверии выходных моего внимания ожидали ещё как минимум пять таких же.    

Но половину из них пришлось перенести на потом, потому что я потерял счёт времени, слыша, как огрызается и подтрунивает надо мною мой же фотограф! А на следующий день, я чуть её не поцеловал, прямо в клубе. Безрассудство, на глазах у гостей и персонала. Но я еле сдержался. Сам не понял, что на меня нашло. В принципе ничего предосудительного в этом нет, на меня бы пальцем вряд ли осмелился кто-то показать, а вот Наде бы не простили. Если я какое-то время пытался держаться от неё подальше, хотя бы в мыслях, потому как всё ещё помнил, как Макс с довольной улыбкой на его красивой физиономии шёл от её машины, то после решил пустить всё на самотёк.  

И вот настал день, когда Эрик настоял, буквально за шкирку меня потащил мириться с отцом, после нашей недавней ссоры по поводу того, что я должен продолжать семейный бизнес, а на своё место в клубе назначить обычного управляющего. Не подозревая в тот самый день, какие Карты окажутся у меня на руках, вошёл в гостиную Эрика и увидел, как мой фотограф, неформального общения с которым я старался по большей части избегать, в напряжённой позе сидит на полу и нервно теребит Никину погремушку. Она была похожа на темноволосого сказочного эльфа, опасающегося поднять глаза. Именно в тот момент я понял, что мне решительно плевать на существование Макса. Раз он однажды смог переступить черту, я больше с ним считаться тоже не собираюсь.    

Надя. Последнее время чересчур часто она пробирается в мои мысли. Как подросток, постоянно думаю, что бы ещё эдакого сделать, чем бы ещё её удивить?  

А сейчас адреналин в крови просто зашкаливает за пределы допустимых значений.  

Хотя до такого состояния, когда хочется нажать до упора педаль газа и лететь вперёд, не разбирая дороги, меня довела вовсе не Надя. Вряд ли она в чём-то виновата. Почему-то я уверен, что она вообще не при делах. А если я и ошибаюсь, то как-нибудь переживу. Мне не впервой разочаровываться в людях. Но искренне надеюсь, до этого не дойдёт. Сейчас у меня совсем другие планы.     

Открыв глаза, уставился вдаль. Опять он перешёл мне дорогу. Если в первый раз я ушёл по-английски, то пусть даже не надеется на повторение моего малодушия во второй.    

Завёл машину и плавно выехал со двора. Нужно держать себя в руках и поддерживать допустимую скорость.    

Не прошло и получаса, как я плавно подъезжаю к подъезду дома, где раньше проводил немало времени.    

Паркуюсь, как можно ближе к входу. В домофон звонить определенно не буду. Заявиться нужно неожиданно. Поэтому тупо стою и подпираю стенку, в ожидании того, кто откроет мне дверь.    

Стоял недолго. Минут десять. За это время успел три раза скинуть входящие вызовы от Нади. Успею ещё с ней переговорить. Сейчас не до этого. Срываться на ней недопустимо. Другое дело - Макс. Ведь сам же человек напрашивается. Причём не впервой.   

Не спеша поднимаюсь по лестнице на четвёртый этаж. Выше, скорее всего, поехал бы на лифте. Но там мои нервные провода точно начнут искрить.    

Подхожу к знакомой двери. Нажимаю кнопку звонка. Примерно через минуту щёлкнул замок. Ну, здравствуй, друг!    



Марика Крамор

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться