Старая злая сказка

Размер шрифта: - +

Глава 1.

На первом курсе преподаватель философии поинтересовался моим мнением в вопросе о том, что же движет людьми. Почему они дышат, живут, что-то делают? Недолго думая честно ответила: «Скука». Именно от скуки в большинстве своем люди занимаются экстримом, учатся, читают книги, ходят куда-то. Желание чувствовать что-то, осязать, заставляет людей двигаться вперед. Множество сюжетов фентезийных книг основано на том, что каким-нибудь творцам миров стало скучно, и они выдернули из другого мира пешку, дабы та развлекала их. Или тысячелетний демон засиделся в своем царстве и отправился развлекаться по соседним государствам, по пути он обязательно встречает свою любовь, разруливает мелкие конфликты, спасает мир, а в конце выясняется, что он такой мудрый, хитрый и великий, так как все шло в точности по намеченному плану. Ну и классический случай: герой-попаданец, птица залетная, попавшая куда-либо случайно в ходе срабатывания неисправного артефакта, ранее выкраденного из лаборатории из-за ночной бессонницы (пьяного дебоша в общежитии, эксперимента или просто вследствие невезения). Конечно же такой герой зачастую совершенно случайно в момент перехода гулял по темным улицам ночного города.  Представители классического случая в ходе повествования занимаются обустройством личной и общественной жизни, иногда спасают мир или отправляют на покой сумасшедшего колдуна, потом либо возвращаются в родные пенаты, либо живут в свое удовольствие на новом месте.

Мой случай подходил подо все три вида ранее озвученных, но это уже выяснилось позднее. А пока ошалевшая я сидела в ледяной луже и хлопала глазами, смотря на стоявшего передо мной мужика. Круглое лицо его искривлено недовольной гримасой, рука нервно комкает белый платок, которым он только что стер капли пота со взмокшего лба.

-Лара! – заорал мужик.

-Что? – из-за полуразрушенной колонны вышла раздраженная и растрепанная женщина средних лет.

-Ты кого вытащила? – ехидно спросил мужик.

-Демона, смазливый и злобный, как заказывал.

Вы когда-нибудь испытывали сильнейший шок? Нет? Ну мне посчастливилось… Сижу, пытаюсь собрать мысли, не получается.

-Глаза разуй! – рявкнул лысый субъект, тыкая в меня пальцем.

-Ой. – пискнула брюнетка. – Наверное, все же перепутала вектора. – резко успокоившись ответила женщина.

Мой разум почему-то сконцентрировался на том, что в данный момент ему показалось наиболее незыблемым: нарушая все каноны, она не была блондинкой.

-И что теперь делать? Нам никто второй попытки не даст. – мужчина с досады пнул обломок статуи.

-Да ничего, оставим здесь. – пожав плечами брюнетка развернулась и направилась к арочному проему, виднеющемуся вдалеке. – Ты же знаешь, что дети иных миров не выживают без нашего благословения. А она - прищур карих глаз: – без капли энергии. Труп.

-Но игра! – взвыл мужчина.

-Вытяну из соседнего мира, идем.

Парочка скрылась в проеме, оставив меня сидеть по пояс в ледяной воде и пытаться переварить полученную информацию. Мозг лениво вращал шестеренки. Кажется, меня из родного мира выдернули местные боги или кто они там, переместили по ошибке. И еще, кажется, я умираю. Приплыли. Медленно поднявшись на ноги, обнаружила себя стоящей в огромной каменной чаше, заполненной удивительно чистой водой. Постепенно до оглушенного информацией сознания стали достигать звуки внешнего мира, а также сигналы нервных окончаний, которые вопили от дикого холода. Стуча зубами, добрела до края чаши и ступила на потрескавшиеся плиты огромного здания. Попрыгав поочередно на каждой ноге и вытряхнув воду из ушей, начала осмотр. Все лучше, чем размышлять о том, отчего моя психика настолько «фиолетово» отреагировала на смену декораций.

Больше всего изнутри строение напоминало архитектурой православный храм, разве что отсутствовали привычные изображения святых и прочая атрибутика. Онемевшими от холода пальцами попыталась расстегнуть толстовку, промучившись некоторое время, раздосадовано сплюнула и стянула ее через голову. Стало значительно теплее. Резные колонны из белого мрамора поддерживали изумительной красоты потолок. Замерев и задрав голову, жадно всматривалась в искусно выполненную карту звездного неба этого мира. Эти созвездия не имели ничего общего с теми, которые я привыкла видеть с детства. С трудом оторвав взгляд от тускло мерцающих звезд, посмотрела вперед. На небольшом возвышении стоял алтарь. Прямоугольный почти черный камень без каких-либо украшений с золотистыми прожилками резко контрастировал с белизной стен. Невнимательному человеку могло бы показаться, что сумасшедший архитектор что-то напутал, но присмотревшись, можно было заметить, что золотистый узор алтаря словно перетекает на мраморные плиты пола. Эхо моих шагов гулко разносилось под сводами храма. Было немного странно, что здесь нет ни статуй, ни фресок, ни каких-либо других изображений местных богов. Обернувшись, еще раз посмотрела на чашу с водой и опять же не заметила ничего, что могло бы дать хоть какую-то информацию. Слева от меня в стене был огромный пролом. Как будто какому-то сумасшедшему было мало солнечного света, проникающего через множество окон под потолком. Переставляя непослушными ногами, добрела до пролома и выглянула наружу.

Здесь было лето. Жаркое, душное. На первый взгляд я не увидела радикальных отличий от природы родного мира. Одно солнце, правда, чуть больше нашего, под ногами привычные с детства травы, хотя встретилось несколько незнакомых, зато лес вокруг храма поражал воображение. Огромные, невероятно высокие ели, казалось, касались верхушками облаков, могучие дубы шелестели серебристыми листьями, по земле стелились тонкие гибкие красные ветви кустарника, стволы берез отливали синевой… Побродив по огороженной покосившимся заборчиком территории не меньше двух часов, вернулась под своды храма. Здесь я чувствовала себя в безопасности. Казалось бы, радужный лес, залитый солнечными лучами не должен отпугивать, но внутри все сжималось от неясного страха, стоило выйти за кованую ограду. К разрушенному строению вела широкая слегка заросшая дорога, выложенная огромными плитами из серого невзрачного камня. Пока исследовала окрестности, одежда успела высохнуть, а светлые волосы завились крупными кольцами. Живот свело от голода, в очередной раз напоминая о необходимости съесть хоть что-нибудь. Мда, такими темпами я точно скончаюсь. От голода. Солнце медленно опускалось к горизонту. По моим наблюдениям световой день здесь значительно длиннее, что будет с ночью неизвестно. Забравшись на алтарь, который за день успел хорошо прогреться и сейчас почти обжигал, подложила под голову свернутую толстовку и провалилась в сон. Это лучше, чем спать полусидя в одной из скрытых тенью ниш.



Соловьёва Галина

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться