Старики, которые хорошо пахнут

Размер шрифта: - +

День четвертый и т.д.

Крис проснулся. Через дремоту он всё ещё слышал, как стекает по капле вода с крыши и разбивается о железный наличник.

Кап… Кап…

Крис открыл глаза. Вокруг было темно, Клара лежала рядом, но не шевелилась. Она не дышала.

Криса пробрал озноб. Он потрогал кожу Клары – холодная, послушал сердце – не бьётся. Крис в испуге отскочил с кровати на пол. Завёрнутое в одеяло, на постели лежало тело и смотрело открытыми остановившимися глазами в потолок.

– Клара, – хриплым голосом позвал Крис. – Клара, очнись… Хватит, это не смешно…

Потихоньку, на четвереньках он подполз к кровати. Клара никак не отреагировала. Крис начал задыхаться, его голова закружилась, сердце подпрыгнуло к горлу и учащённо забилось. 

– Клара… Клара…

Он опёрся руками и головой о пол – ему нужно было срочно прийти в себя, но ничего не получалось. Его всего трясло, ему ломило кости, его кидало в жар…

– Нужно что-то делать…

По щекам текли бесполезные слезы – Крис их не чувствовал. Он сильно ударил себя лбом об пол:

– Соберись, тряпка…

Стукнул ещё раз – по носу потекла горячая струйка крови. Шум в голове немного притупился.

Сердце опустилось в живот, и Криса захлестнула новая волна отчаяния. Руки подкосились, он упал на пол и разрыдался. Сквозь всхлипы прорывались горькие протяжные стоны, он выл как собака, он катался из стороны в сторону, заламывал руки, бился пятками, а боль разрывала его изнутри. Резала, вонзала иглы, била и душила.

В таком состоянии его и нашла Лина. Она попыталась его обнять, успокоить, но Крис оттолкнул её руки – ему был не нужен никто другой, кроме его подруги. Он судорожно извивался.

Клара неподвижно лежала на кровати. Лина подошла и закрыла ей глаза.

Клара была голой. Крис был голый. Но никто ничего не сказал убитому горем молодому человеку, пока выносили накрытое простынёй тело. 

 

***

 

– Как такое могло произойти? Она же ещё совсем молодая…

– Я слышал, вскрытие показало, что девушка умерла от удушья. Наверное, в процессе бурных ласк паренёк перестарался – да и придушил ненароком подружку.

– А с виду милейшей души человек…

– Сам знаешь, в тихом омуте…

Крис стоял у открытого окна, отрешённо смотрел на высохшие палки бурьяна в поле и слушал доносившийся по ветру разговор. За его спиной сидела женщина в красном, она даже по случаю похорон не пожелала снять своё любимое платье.

– Крис, тебе нужно поесть.

– Не называй меня так, моё имя – Кристофер.

– Но отзываешься, только если тебя называть по краткой форме.

Он не ответил.

– Крис, тебе нужно поесть.

– Я не хочу…

– Через «не хочу». Не будешь есть – умрёшь, – Лина возмущённо смотрела на Криса. – Человек без еды может прожить десять дней, а без воды – три дня. Ты хоть пей.

– Не хочу. Куда вы увезли Клару?

– Ты про её тело? Его кремируют и возвратят в НИИ для дальнейшей переправки её родственникам.

– У неё никого нет. Отдайте её прах мне. 

– Только если ты поешь.

– Без разницы. Умру на день раньше или на день позже. Никто не заметит.

– Прекрати говорить такие вещи!

Крис перевёл потускневший взгляд на женщину. Его не напугала и не удивила её резкая вспышка. Какое ему до неё дело? Пусть эта женщина, что хочет, то и делает, ему всё едино, безразлично. 

Он пошёл к кровати и прилёг:

– Я хочу отдохнуть, выйди.

– Сначала ты обещал поесть.

– Я ничего не обещал.

– Нет, минуточку. Только что мы с тобой заключили сделку: тебе отдадут прах Клары только в обмен на то, что ты начнёшь есть.

– Клары… Я ведь даже фамилии её не знаю… – по щекам Криса потекли слёзы.

– Не уходи от темы. Тебе нужно есть.

– Единственное, что мне сейчас нужно, – это чтобы ты ушла!

Женщина вышла. Но отправилась за порцией супа для Криса. Тот в это время лежал на кровати и смотрел в потолок точно таким же взглядом, каким смотрел недавно в окно. В голове не было ни единой конкретной мысли, лишь белый шум транзитом гулял по лабиринтам когда-то действовавших хитросплетений.



Анна Ястребова

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться