Старики, которые хорошо пахнут

Размер шрифта: - +

Послесловие

Добро ведь гибнет первым,

 И чьи сердца как пыль от зноя – сухи, 

Сгорят как свечи.

У. Вордсворт

 

Я ещё долго стоял там, на крыше, и смотрел, как опадают последние лепестки огненного цветка на дне моего моря. В тот день океан обмелел до размеров лужи, не способной напоить уставшего путника. Небо моего мира навсегда обрело ярко-алый, словно уходящее Солнце, оттенок. И мои белые слоны покинули синие пески, не оставив даже малейшего намека на своё существование. Их следы развеял ветер, и он же создал в песчаной буре новое существо – мальчика с белёсым телом, пронизанным тонкими голубыми ниточками молний, и с большими белоснежными мягкими крыльями на спине. Но как бы ни было прекрасно это создание, оно навеки обречено летать над пустынным миром, храня в своём сердце дивный росток красного цветка – Любви – и запускать в небо электрические нити жизни, поддерживающие моё существование в реальности…

По возвращении в квартиру я проверил собачьи миски. Они были полны. Мусьё даже не прикоснулся к еде. Его сердце остановилось не от голода или волнения. Оно перестало биться от тоски. Любимый человек покинул его, на прощание не пообещав вернуться, – и этого было достаточно. Верная душа, не услышав отклик, загрустила и поникла. Сколько он меня ждал? День, два? Ночью, закапывая хрупкое собачье тело, я долго просил у него прощения. Не знаю, услышал ли он, но надеюсь, что был прощён. Ведь я как никто другой понимал, что чувствовал мой питомец: сам сделал недавно такой же печальный выбор – под куполом, когда отказывался принимать пищу.

Не помню, что было дальше. Кажется, я долго мыл руки, пытаясь смыть вину, равную сотне убийств. А потом уснул. 

Что произошло с Кларой? Она до сих пор рядом со мной. Мы вернулись в посёлок, но в бар к Маре не заглянули ни разу. Она сама пришла к нам, неся под мышкой новенькую книжку в яркой обложке, перевязанную красной атласной лентой, – последнее «прощай» от Starlink. И только что я прочёл этот подарок – то же самое, что прочитали и вы. Поверьте, это было сложно, но я всё же постарался сохранить авторскую трактовку произошедшего, внеся в повествование Лины лишь небольшие изменения от своего лица. Смешно, но я сам, своими поступками, словами и мыслями создал то, что раньше доставляло мне столько радости, а потом принесло столько печали, – обычную книгу…

В доме сегодняшних Юдиных всегда чисто, светло и пусто… Пусто в тишине. Сами не давая себе никаких отчетов, мы храним траур по ушедшим друзьям.

И только во снах я вновь чувствую любимый мной запах и вижу белый пепел, летящий над знакомыми улицами, скверами и домами. Но больше не плачу. И потому в своём немом обете я спокоен и ближе к Богу.

 

31.04.2018



Анна Ястребова

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться