Старое начало нового мира. Хобгоблин Голум

Размер шрифта: - +

Враг на пороге.

И вот началось новое утро. В пещере конечно сложно понять утро сейчас или вечер, но возвращение охотников могло означать только одно - рассвет. Хобгоблины никогда не охотились днем, так как с малых лет росли в темноте и солнце их слепило. Нет, конечно были шпионы, которых с детства приучали к солнечному свету, но это скорее исключение чем правило, а в целом же хобгоблины видели только ночью.

Кстати и мне, как самому младшему сыну короля, пришлось учиться видеть при свете. Ведь когда-нибудь и я покину эту пещеру - уйду с небольшим отрядом на поиски пристанища. Дело в том, что у короля уже семеро детей и делить между ними власть в пещере как-то расточительно. Да и было бы что делить. Всего несколько тысяч хобгоблинов - не самое большое поселение.
Четырех моих сестер отдадут в жены королям соседних гор. Старший брат заменит отца, а мы с Ватыгом, средним братом, пойдем заселять новые пещеры. Но день этот наступит еще не скоро, так что пока можно особо не волноваться и радоваться жизни. 
День мой всегда начинался одинаково. На рассвете я обязательно собирался и шел в освещенную пещеру, называемую дневным залом, чтобы вместе с будущими шпионами, братом и своей будущей свитой, которая пойдет вместе со мной на заселение новых пещер, привыкать к дневной жизни. \

Путь в освещенную пещеру был достаточно долгий. Все пещеры соединялись сетью тонелей и до дневного зала, так он назывался, приходилось добираться миновав множество поворотов, все время двигаясь вверх. В этот раз на тренировку я шел достаточно быстро. Здороваясь по пути с охранниками, стоявшими на каждой развилке, слегка подустав, я все же успел к началу занятий. В помещении находилось больше сотни молодых и с десяток взрослых хобгоблинов, брат Ватыг уже был там и о чем-то разговаривал с компанией окруживших его сверстников. Своды пещеры поднимались высоко вверх и на самом верху была трещина, через которую лился свет. Сначала мы просто стояли привыкая, а уже потом начиналась сама тренировка. В основном нас учили уворачиваться, маскироваться (проще говоря закапываться в разного рода мусор, ветки), а так же стрелять из лука. Сразу оговорюсь, что из Хобгоблинов бойцы никакие, мы конечно посильнее будем чем наши собратья гоблины, те и меч поднять не могут, но в битве против человека даже двое наших воинов с трудом управятся, поэтому и налегали в основном на стрельбу из лука. 

- Всем заныкаться! - Прокричал тренер, и мы бросились в груду веток. Так всегда начиналась тренировка. Все прятались, а тех кого удавалось отыскать, учителя выгоняли из укрытия ударами палок, поэтому и прятаться приходилось со всей изобретательностью. Причем особам "царских кровей" раздача пинков тоже прилагалась. 
Мы с Ватыгом закапались в солому. Три раза нас уже тут не нашли, значит и в четвертый не найдут. Вероятно...
- Знаешь Висяк, у меня новости. - Это Ватыг ко мне обращался. Прозвище Висяк прицепилось из детства. У меня долгое время висело одно ухо и шестеро братьев-сестер не могли не заострить на этом внимания. Сейчас, естественно, все с ухом нормально.
Как бы мне не хотелось обидеться и обозвать его в ответ, но уж очень интересно было что тот разузнал.
- Что за новости? - Ответил я шепотом.
- Вчера у Луизки отец посреди ночи домой вернулся, и я его разговор подслушал.
- Что ты делал у Луизки посреди ночи? - перебил его я, с небольшой ноткой зависти в голосе.
- Шпионил, брат. На что только не пойдешь ради информации. Но не в этом суть. Батя ее, как домой зашел со своим другом, так ее из дома и выгнал сразу, а меня не выгнал. А как бы он меня выгнал, если я под кроватью прячусь и даже не дышу? И рассказал он другу о том, что оборотни из соседнего города старшего охотника нашего поймали. Живьем смогли взять и половину отряда перебили, вот так вот.
- В первый раз чтоль.  - Я безразлично пожал плечами. Хобгоблинов с рождения учат не бояться смерти, хотя бы на публике. И я всегда придерживался этого правила. - Другого старшего назначат.
- Назначить то назначат, но Сигмунт - Так его звали. - был советником короля одно вримя и многое знал. А ты вспомни брат, сколько маны в закромах у отца нашего спрятано, а золота еще, и подумай что будет если об этом оборотнипроведают. И я решил, что...
Закончить он не успел. Невдалеке заверещал от пинка очередной, попавшийся тренеру хобгоблин, и нам приказали выбираться из укрытий. А новость действительно была серьезной. Десять пузырьков с манной - очень большое богатство. И за это богатство многие готовы положить тысячи жизней. Хобгоблинских естественно.
Дальнейшая тренировка прошла спокойно. Постреляли друг в друга затуплеными стрелами, постреляли в мишень обычными стрелами, чтоб руку поднабить, и разошлись. Брата мне поймать для разговора так и не удалось. 
Я направился обедать в царскую пещеру. Она была на несколько уровней ниже, и пока спускался, заметил шептавшихся по углам хобгоблинов, которые явно были чем-то взволнованы. Странно это. Обычно все спешат растрезвонить об интересной новости как можно грамче, а тут шепчатся.

Зашел в царскую пещеру, свернул в обеденный зал. Там уже сидели сетры и старший брат Висконс. Они только проснулись и для них подали  завтрак из обжареной рыбы, что обитала в низовьях горы, а я предпочел съесть что-нибудь мясное. Мы никогда не питались в присутствии остальных хобгоблинов. Не из за царского высокомерия, нет. Короли среди хобгоблинов - это что-то вроде более старших и мудрых родственников, которые ведут народ к процветанию. Также короли любой из расс могут использовать манну для совершения заклинаний. 

А питались мы отдельньно, потому что были крупнее остальных и ели соответственно втрое больше, что многих смущало,особенно в голодное время. В общем ели мы, как люди.
Как говорила наша учительница Глаша, мы, цари, на половину люди. Поэтому мы крупнее, поэтому наша черная кровь имеет красноватый оттенок и поэтому мы можем использовать манну.
А что такое манна? Наверное стоит объяснить. Манна - это кровь эльфов. Да-да, именно кровь. Голубая кровь, дающая возможность колдавать. И ценится она выше золота. Но колдавать могут только люди и те, кто является на половину людьми, т.е. мы. Как появились "полулюди" никто не знает. Это не результат смешанных браков, проверяли. Тем не менее мы являемся теми кем являемся и ничего с этим не поделать.
Ели молча, не поднимая глаз. Мы давно уже стали чужими. Редко виделись и понимали, что скоро перестанем видеться вовсе. Через пару минут зашел отец. Прошел через весь зал и сел во главе стола. Они с Висконсом, старшим среди его сыновей, седевшим по правую руку, переглянулись, и начали очень тихо о чем-то разговаривать. 
Время тянулось. Я всегда старался съесть все как можно быстрее, чтобы потом уйти вместе с Ватыгом на дальнейшие занятия, но сегодня почему-то Ватыга за столом не было, а в воздухе витало странное напряжение. Я не посмел встать из за стола. Минут через двадцать послышались шаги и на входе в обеденный зал появился Ватыг. Он был одет в кольчугу, подпоясан мечом, и стоял в окружении двух десятков воинов. Как раз тех воинов, что росли вместе с нами, приучаясь к солнечному свету. Тех воинов, что должны были сопровождать его при уходе из пещеры. Сами же бойцы также были в полном снаряжении. 
- Отец. - произнес Ватыг- Ты научил нас сражаться, научил магии, подготовил к выходу в мир. И сегодня настал тот день когда я, твой сын, прошу благословления на выход в дальние пещеры. - выдал конечно красиво, я и не думал что он так говорить умеет. - Я стану основателем поселения на севере и соберу под своим началом тысячи воинов и знамя черного волка, будет развиваться еще над одной горой. 
Отец задумался.
- Ты не глуп сын мой. Всему своё время, так я учил вас, и главное вовремя заметить, что время нужное настало... - Тут он сделал паузу для лучшего эффекта. - В награду за твою мудрость, я отдам не только тех воинов, что готовили для похода, а еще и сотню женщин, чтоб та тысяча бойцов, о которой ты мечтаешь, быстрее появилась на свет.
Старик лукавил. Это не было наградой. До предназначенной для Ватыга пещеры два дня пути. А вести женщин придётся с завязанными глазами, т.к. видеть днем они не могут, а если и попытаются, то ослепнут. Да и питание на них тащить придется. Да и зачем двум десятнам воинов сотня женщин? Каждму по горему? В общем странное что-то творилось с отцом, не бывало такого раньше. Но Ватыг почему-то не удивился.
- Спасибо отец. Воистину королевская награда.
Сказав это, он наклонил голову и вышел.
За столом была тишина. Сестры переглядывались недоуменными взглядами, а брат Висконс сидел с непроницаемым лицом, глядя куда-то в даль. Наконец отец встал. 
- Дети, - на его старом лице особенно ярко проступили морщины - Как сказал ваш брат Ватыг, сегодня настал тот день, когда вы покинете пещеру. И покинете ее все вы, включая Висконса. - сестры удивились еще больше, да и сам я уже давно не понимал в чем дело. - Грядет война. Противник сильнее и у нас лишь один выход - бежать. Разведчики докладывают, что оборотни собирают войско, и уже к вечеру оно будет у пещеры. Вы выдвинетесь с тайного хода как только вражеская армия войдет поглубже в гору. Девочки с Висконсом пойдут на восток, а Голум на запад. - Голум это я, забыл представиться. Назван между прочим, в часть древнего героя. - А бойцов поделим. - закончил отец.
Когда я узнал как будут делиться бойцы, я чуть не заплакал. Да, я получил пятьдесят воинов, десять из которых наездники на волках - часть личной королевской гвардии. Но в довесок со мной должны отослать пять сотен женщин, большинство из которых уже были престарелого возраста, и семь сотен маленьких гобленят. Пробраться незаметно не получится, придется вести как-то в открытую это огромное, слепое стадо. 
Я думал о своей печальной участи, а отец в это время рассказывал о планах войны. В первую очередь он хотел воспользоваться ловушками, что из покон веков защищают нашу пещеру.
- Уже отправлены хобгоблины для их проверки, - сказал он - и мы установим новые, чтоб перевертыши поняли с кем связались.



Ваня Рыбалкин

Отредактировано: 27.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться