Старшеклассница

Размер шрифта: - +

Глава 3.

- Может быть, Вам что-нибудь нужно? - неуверенно спросил мужчина, оглядев свою промокшую до нитки попутчицу, и, держа одну руку на руле, другой потянулся к бардачку.

- Ага. Пулю в лоб, - хмуро отозвалась девушка, с волос которой то и дело струились ручьи годы, медленно, но верно стекая на дорогую обивку автомобильного кресла.

Он озадаченно хмыкнул, и, открыв-таки бардачок, сказал:

- Ну, я, вообще-то, имел в виду полотенце, - и, пошарив рукой, извлек из бардачка большую полосатую тканевую салфетку.

- Ну, и на том спасибо, - усмехнулась Лена, - но пулю в лоб было бы, конечно, действенней. - И взяла из рук водителя "Тойоты" тоненькое полотенце.

- У Вас что-то случилось? - со скорее вежливым, нежели искренним, интересом осведомился мужчина, глядя перед собой на темную дорогу сквозь взмокшее, время от времени протираемое "дворниками" лобовое стекло.

- Угу, двойку по химии получила, - с язвительной усмешкой отозвалась Третьякова, выжимая полотенцем вьющиеся непослушные волосы и поправляя прилипшую ко лбу мокрую челку.

Мужчина недоверчиво усмехнулся и ответил:

- Шутку оценил. И всё-таки?

- Да что Вы ко мне привязались? За дорогой, вон, лучше следите, - кивнула в сторону лобового стекла Лена и отвернулась к окну.

- Ну, не хотите рассказывать, не надо. Может быть, я мог бы чем-нибудь помочь, - пожал плечами мужчина, который изо всех сил пытался отогнать сон, наваливающийся на него в течение последних двух часов езды.

- Чем? Свечку подержать? - с какой-то едва уловимой озлобленностью резко осведомилась девушка, с силой кладя мокрое полотенце на переднюю панель перед лобовым стеклом.

- Хм, - мужчина, видимо, начал догадываться, почему эта юная девушка в столь поздний час оказалась одна на почти уже ночной трассе, совершенно промокшая и легко одетая.

 

Третьякова заметила озадаченность своего попутчика, и только сейчас присмотрелась к его внешнему облику: на вид ему можно было дать лет тридцать-тридцать пять, почему-то чуть смугловатые, несмотря на то, что сейчас - всего лишь конец марта, кисти рук покоились на руле, а сосредоточенный взгляд голубых блестящих глаз, казалось, пытается проткнуть ночную мглу. На черных, слегка курчавых волосах у него что-то блестело, Лена догадалась, что это - вода.

- А почему у Вас волосы мокрые? - решила полюбопытствовать она, не всё ж ему её интервьюировать, так?

Мужчина усмехнулся, видимо, слишком уж по-детски прозвучал этот вопрос из уст этой хамоватой девушки, которая изо всех сил пыталась показать себя более взрослой, чем она есть на самом деле, провел рукой по влажным волосам и ответил:

- Я из машины выходил, на заправке. - И бросил короткий взгляд на профиль равнодушного лица. - Куртку сними, - позволил себе обратиться к ней на "ты", после ее немного детского вопроса он решил, что она не будет против этого, все-таки, школьники вряд ли привыкли, чтобы их называли на "Вы". Но он ошибся.

- А когда мы успели на "ты" перейти? - Повернула она к нему в принципе равнодушное, но со слегка вздернутыми бровями лицо.

- Ой, извините, - от неожиданности усмехнулся он, поворачивая руль вправо, - Не думал, что Вы обидитесь.

- Да расслабься, просто хотелось тебя смутить - хмыкнула, по-видимому, уже совершенно пришедшая в себя девушка, - обращайся хоть на "Вы", хоть на "ты", мне фиолетово. - И снова отвернулась к окну.

 

Мужчина махнул головой из стороны в сторону, как бы поражаясь её хамоватой, но, в то же время, такой простой откровенности, и незаметно усмехнулся - эта девочка была явно из той категории подрастающего поколения, которое принято называть "трудным". Об этом говорили как её манера разговаривать, так и её внешний вид: разодранные в нескольких местах голубые джинсы, уже порядком поношенные кроссовки с туго затянутыми шнурками и потертая джинсовая куртка на подкладке в хулиганском стиле, которую она сейчас с трудом стаскивала с промокшего джемпера, выдавали свою хозяйку с головой. И только светло-русые с легкой, едва заметной рыжинкой волнистые пряди, постоянно выбивающиеся из мокрого хвоста, завязанного на затылке, создавали немного противоречащий остальному внешнему виду образ милого ребенка, а искрящиеся, пусть сейчас и немного напряженные, глаза и вовсе сбивали с толку.

Оглядев свою пассажирку с ног до головы, он подумал, что эта особа, вполне возможно, обманет еще немало мужских ожиданий, которые могут возникнуть у представителей сильного пола при взгляде на эти ангельские глаза и трогательные светлые лёгкие локоны.

 

Вдали показались огни Москвы. Лена чувствовала себя полной дурой, а, главное, она не знала, что скажет Сергею, когда, промокшая, в одиночестве вернется вечером домой - он ведь ждет её только утром.

Но для Третьяковой придумать правдоподобную легенду было не впервой, поэтому она просто попыталась расслабиться, сидя в мягком кресле иномарки. На водителя ей было, в принципе, наплевать, и она, отвернувшись от него, уткнулась плечом в кресло и прикрыла глаза. От пережитого неприятного инцидента её нервная система на сегодня, видимо, исчерпала запас прочности и затягивала свою хозяйку в крепкий восстановительный сон.



Инна Глагола

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться