Старшеклассница

Размер шрифта: - +

Глава 8.

- Давно с ним общаетесь? – поинтересовался Виталий, заводя машину и отъезжая от школьного здания.

- Сколько себя помню, - отозвалась Лена, положив сцепленные в замок руки между коленей. – Класса с пятого, наверное. А что?

- Да так, ничего, - пожал плечами мужчина, выезжая за ворота. – Просто сложилось впечатление, что вы это, ну…

- И ничего не «это», - буркнула Третьякова, бросив из-под чёлки возмущённый взгляд, - слушай, а ты чего приехал-то? Реально за удачей? – Брови её взметнулись вверх, и Лена, сложив руки на груди перед собой, требовательно взглянула на усмехающегося мужчину.

- А может быть, я соскучился. Уехал от друзей, бросил все развлечения, прервал отпуск и вот теперь маюсь один. – Повел бровью Виталий, продолжая вести машину одной рукой.

- Фу, как пошло…соскучился. – Скривилась Лена, не забыв при этом усмехнуться. – Скучно тебе, значит? А мне тебя развлекать? Великолепная перспектива… - Состроила скучающе-возмущенное выражение лица Третьякова, складывая руки перед собой.

Виталий, сбавив скорость, отозвался:

- Нет, ну что ты, просто хотелось провести последний день отпуска в приятной компании. Впрочем, я тебя не держу. Можешь выйти, если тебя настолько удручает такая перспектива. – Ухмыльнулся он, сворачивая направо.

- Хм, а у тебя всегда развлечения ассоциируются с чашкой кофе? – поинтересовалась девушка, нарочито с насмешкой почесав затылок. – Ну, у тебя и отрыв…

- Думаешь, я не могу придумать других развлечений? – усмехнулся мужчина, - я-то могу, только вот ты ещё маленькая для них.

- Чеего? – Третьякова, на этот раз, возмутилась не на шутку, отлепила спину от кресла и возмущённо повернулась к водителю. – Полегче на поворотах, дяденька. 

- Да что у тебя мысли такие, Елена Николаевна? – наигранно поразился Виталий, - я имею в виду, что пиво тебя я потащить с собой не могу попить в бар – тебя туда просто не пустят, в бильярд – тоже не вариант, ты кий-то, наверное, ещё и в руках-то не держала, на тусовку какую-нибудь тебя родители не пустят наверняка. Да и я тебя туда не потащу – ещё чего.

- Что, не формат я, да? – хмыкнула Лена с едва уловимыми нотками досады в голосе и снова села прямо.

- Я этого не говорил. – Виталий повернул голову, и, заметив, что Третьякова как-то отдалилась, судя по тому, как она отстранённо смотрела в окно, добавил: - Лена, ну что ты такая категоричная? Если не потащу, так сразу ты - не формат. Глупости. Скорее наоборот, они для тебя – не формат. Они не настоящие, понимаешь? – Он снова крутанул руль, продолжая украдкой следить за Лениным выражением лица.

- Ладно. Хорош заливать, - усмехнулась, наконец, она, и, повернувшись к нему от окна и смерив его оценивающим взглядом, продолжила: - Не хочешь показывать, как развлекаешься ты – я буду учить тебя развлекаться по-моему. Идёт? – Протянула она ему ладонь для привычного рукопожатия.

Виталий удивленно усмехнулся, повернул к ней лицо, провёл взглядом по чертам её лица и ответил, пожимая её тёплую ладонь:

- Идёт.

- Тогда разворачивайся, - скомандовала Третьякова, подложив руки под голову и откинувшись на сидение.

- Зачем? – Голубые глаза уставились на неё с недоверием.

- За надом. – Отозвалась девушка, не поворачивая лица, - Разворачивайся, говорю. Дорогу к моему дому помнишь? – Мужчина с непонимающим видом кивнул. – Газуй.

 

Виталий удивлялся сам себе – так легко и безропотно исполнять приказы этой вертлявой и непостоянной девчонки, у которой, казалось, с самого рождения шило застряло в одном месте, было абсолютно не в его стиле. Но, в то же время, его безумно интересовало, какое же развлечение припасла для него непредсказуемая Елена Николаевна.

 

Когда машина остановилась возле одной из Марьинских многоэтажек, Лена поспешно вышла из авто, бросив только напоследок: «я сейчас», оставляя мужчину в гордом одиночестве.

Виталий вышел из машины, когда спортивная худенькая фигура девушки скрылась за дверьми подъезда. Огляделся – район как район, дом как дом. Поднял глаза на окна: за которым из них сейчас находится его юная спутница, он и предположить не мог. Постояв так ещё минуту, он снова сел в авто и, дожидаясь, пока Лена спустится, включил магнитолу. Ага, радио «Шансон». 

«Я, как скатерть-самобранка,

Погуляла – и лечу...

Я – девчонка-хулиганка,

И другой быть не хочу!», - раздавалось из колонок, когда он увидел, что в дверном проёме подъезда показалась фигура, державшая что-то под мышкой, и сделал радио потише. Лена подошла к автомобилю, открыла дверь, и, подбросив в руках чистенький, явно только что искупанный под холодными струями из Марьинского водопровода,мяч, деловито приказала:

- Вылезайте, дяденька. Сейчас будем развлекаться!



Инна Глагола

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться