Старшеклассница

Размер шрифта: - +

Глава 14.

- Играешь ты, конечно, неслабо, - присвистнул один из парней, которого, как уже успела выяснить в процессе игры Третьякова, звали Никитой.

- Да вы тоже неплохо, - оценила комплимент Лена, направляясь вместе с компанией парней, которые уносили с собой пыльный от долгой и энергичной игры мяч, к выходу со стадиона.

- Присоединяйся к нам ещё как-нибудь, далеко живёшь отсюда? – поинтересовался ещё один из парней, которого тоже уже успела идентифицировать Лена как Кольку.

- Да нет, не очень. В этом же районе, минут пятнадцать пешком. – Отмахнулась небрежно девушка, отряхнула с колен невидимую пыль и засунула руки в карманы.

Выйдя за пределы стадиона, Лена снова почувствовала на своих плечах всю тяжесть бытия – она не представляла, с каким чувством она завтра войдёт в школу и сможет ли сдержаться, чтобы не заехать по окулярам старой-доброй химичке, если встретит её ненароком в школьном коридоре.

- Ну, пойду я, - махнула рукой ребятам она, собираясь покинуть компанию, и, услышав нестройное: «пока», отвернулась и направилась в сторону дома. Однако стоило ей сделать несколько шагов, как она услышала за спиной:

- Подожди, - и обернулась.

Андрей протягивал ей раскрытую пачку сигарет, в которой было всего три белых трубочки, остальные же, как успела заметить Лена, взглянув куда-то за фигуру Андрея, рассыпались по земле.

- У тебя из кармана выпали, когда ты руку из него достала, - почесав затылок, пояснил парень, когда Третьякова, слегка улыбнувшись, забрала из его рук опустевшую пачку.

- Да ладно, я бы новые купила, толку мне от этих - всё равно тут всего три осталось. Да и вообще, может быть, я их нарочно выронила, - теплота, таившаяся в её улыбке, граничила с какой-то неуловимой грустинкой. - Может быть, я бросить решила, - наклонила голову чуть вбок она, наблюдая за тем, как губы молодого человека расплываются в белозубой улыбке:

- Ну, тогда давай бросать вместе. Я тоже бросать как раз собираюсь, - он обернулся, оглядел стоящих неподалёку друзей и, повернувшись к Лене, добавил: - Я тебя провожу?

- Рискни, - взглянув куда-то в сторону, снова перевела взгляд на Андрея Лена, и, прищурившись, отставила ногу в сторону.

- По-моему, я уже достаточно рисковал, выпуская тебя на поле, - усмехнулся парень, припоминая, как рьяно расталкивала корпусом его друзей Ленка, несясь к воротам на бешеной скорости. И, столкнувшись с насмешливо-недоверчивым взглядом девушки, добавил: - Но я всё же рискну ещё раз.

 

Виталий вёл машину как во сне – ему всё время казалось, что ещё вот-вот - и автомобиль, взревев, взлетит и воспарит над грязно-серым асфальтом. Нога всё никак не хотела покидать педаль газа, а в висках пульсировала кровь – противный датчик допустимой концентрации раздражения нещадно зашкаливал, и Виталий чувствовал, что ещё немного, ещё хотя бы одно неосторожное слово Марата – и этот датчик просто взовался бы, и самоконтроль полетел бы ко всем чертям. Нет, он бы не ударил этого паренька (хотя, кто знает наверняка?), а вот в школу разбираться вполне мог пойти, и неважно с кем – с беспардонной училкой, с завучем, с директором – с кем угодно, только бы снять это нелицеприятное клеймо с его девочки. Ну, то есть, не с его, а просто с девочки, с ни в чём не провинившейся (Ха!) девчонки, которая и пальцем себя тронуть не даст, не то, что позволить что-то большее.

Подъехав к Ленкиному дому и припарковавшись в дальнем конце двора, он, секунду помявшись, решил всё-таки выйти из машины и подняться к ней в квартиру, чтобы узнать, что она обо всём этом думает, и как он может помочь ей выкрутиться из сложившейся неоднозначной ситуации. Ну, и извиниться, наверное. В конце-то концов, именно он виноват в том, что их видели вместе, именно он дал повод посторонним людям разглядеть в их странной дружбе что-то большее – и, следовательно, именно ему теперь всю эту ситуацию «разруливать».

Открыв дверь авто и достав ключи, мужчина, успев только поставить одну ногу на асфальт, выцепил взглядом стоящую прямо возле подъезда знакомую фигуру девушки, которая, держа руки в карманах штанов, с легкой улыбкой на губах слушала россказни какого-то высокого темноволосого бурно жестикулирующего парня, который явно изо всех сил балагурил, пытаясь понравиться немного растерянно оглядывающей его лицо Третьяковой.

Виталий замер. Жалея, что не может услышать, о чём задумчивая Ленка говорит со своим спутником, он с каким-то мазохистским спокойствием закрыл дверь авто, снова вставляя и поворачивая ключ зажигания, и завёл машину. Странно, но эта легкая вибрация, которая возникает всякий раз, когда заводишь автомобиль, действовала на него успокаивающе. Но не в этот раз – внешнее спокойствие не имело ничего общего с тем, что творилось сейчас у него внутри. А что творилось у него внутри, он и сам понять пока не мог – просто хотелось взять и уехать отсюда, тем более, учитывая тот факт, что Лену, судя по всему, есть кому утешить.

Посидев так еще пару секунд, он увидел, как парень протягивает руку, указывая на скамейку, стоящую подле подъезда, и как Лена, пожав плечами, садится на неё, а парень, не переставая ей что-то рассказывать, садится рядом.

Нажав на педаль газа, Виталий развернул авто и выехал из двора, направляясь в старый добрый спорт-бар, в котором вчера его старый приятель так доверчиво изливал ему душу.



Инна Глагола

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться