Старый недруг

Глава 16. Возвращение домой.

Дул теплый ветер. Море вокруг было на удивление спокойным. «Дракар» Роалда в одиночестве шел под парусом вдоль скалистых берегов. Остальные суда покинули своего ярла, направившись к родным берегам.  Павел, устроившись на палубе, неторопливо пережевывал походный паек, с наслаждением вдыхая соленый воздух. Чувствуя приближение дома, команда затянула какую-то песню.
Ближе к вечеру, когда лучи северного солнца с трудом пробились сквозь белую дымку, впереди показался разрыв в гряде серых скал. Словно руки былинного великана, два утеса охватывали большую бухту, с расположившимся на берегу поселением. Раздались команды. Тут же воины спустили парус. Дружно ударили весла. Вспенивая острым резным носом прибрежные волны, «дракар» устремился к причалу. Влажный борт коснулся помоста, покоящегося на мощных деревянных сваях. Один из воинов спрыгнул на причал. Схватив на лету кинутый с борта конец, он примотал канат к столбу. Его товарищи сняли разборный борт. На полированные доски пристани с грохотом опустились сходни.
Люди, еще издалека заметив входящие в бухту судно, побросав свои дела, бросились к причалам, встречать возвращающихся из похода соплеменников. В основном на берегу толпились женщины, да с визгом бегали дети.
Немногочисленные мужчины, оставшиеся в селении, а также прибывшие от соседей для его защиты и  ремонта, лишь мельком взглянув на приближающееся судно, продолжили свои дела. Небольшая группа с топорами и другим инструментом, прошла в сторону разрушенных во время недавнего нападения причалов. В центре поселение кипела работа по  восстановлению сгоревших домов.  Вдоль пристаней выстроились вооруженные викинги.
У Павла разбегались глаза от количества встречающих. Но он пытался высмотреть лишь одну фигуру. Его сердце учащенно забилось, когда он увидел в первых рядах сестру ярла. Девушка с первого взгляда запала ему в душу. Да и она сама была к нему, по всей видимости, не равнодушна.
Толпа встречающих почтительно расступилась, пропуская вперед Лагрету. Увидев, как по сходням спустился Роалд, она прошла ему навстречу, обняла, прижавшись к могучей груди мужа. Было видно, как вздрагивают ее плечи.
Роалд мягко отстранил супругу. Взглянул в залитые слезами глаза. Крепко поцеловал ее в губы. После этого он расправил плечи, прижал кулак к сердцу и поклонился всему встречающему люду.
- Я принес вам хорошие вести!- обратился ярл, к своему народу,- радуйтесь! Нет больше у нас врагов! Клан Рыжего Пса, присягнул мне в верности!
Над портом разнесся оглушительный рев толпы.
Это известие стало настоящим праздником. Женщины одновременно плакали и смеялись. Воины потрясали оружием. С визгом носилась по берегу ребятня. Радости людей не было предела.
- Самого Эрика,- продолжил Роалд, когда шум немного поутих,- я привес на ваш суд! К конунгу и во все кланы уже отправлены гонцы. Завтра все соберутся на тинг!
Оглушительная тишина вдруг повисла над поселением. Было слышно лишь, как разбиваются о берег волны, да кричат проносящиеся по небу чайки. Взгляды всех собравшихся устремились  в сторону угрюмо шагающего в окружении воинов, рыжеволосого великана. Толпа невольно расступилась перед вооруженной охраной. Но как только пленник поравнялся с собравшимися людьми, толпа вновь пришла в движение. В его сторону потянулись десятки рук. Женщины пытались ухватить его за волосы или одежду. Из толпы полетели камни. Некоторые из них попали в цель. Из рассеченной брови и разбитых губ потекла кровь.
Охрана среагировала молниеносно. Пока одни оттесняли жаждущих крови людей, другие, прикрыв пленника щитами, отступили к одному из складов, втолкнули его внутрь, тут же заперев дверь.  
- Хватит!- в ярости закричал Роалд, привлекая внимание к себе. Толпа колыхнулась, разворачиваясь в сторону ярла,- его участь решит тинг! И я обещаю, что Эрик Рыжий понесет заслуженное наказание! А сейчас, да будет пир в честь великой победы!
Обняв за плечи жену, Роалд пошел в сторону своего дома.
Подождав пока основная масса вернувшихся и встречающих схлынет, Павел направился в сторону берега. Дорогу ему преградила хрупкая фигура. Мэгрит. С лукавой улыбкой она смотрела в лицо Смирнова. Девушка взяла его за руку и потянула его за собой.
- Идем,- сказала она,- я провожу тебя к месту пира.
Порт, стремительно опустел. Только что здесь было многолюдно, кипела работа, и вот уже не осталось ни кого. Только несколько воинов прогуливались вдоль берега,  наблюдатель застыл на сторожевой башне, устремив взгляд в море.
Вслед за Мэгрит, Павел проследовал к расположенному в самом центре поселка зданию, отличающемуся от остальных своими размерами. Казалось, что все жители без труда поместятся тут.
Смирнов переступил порог.
Помещение освещалось факелами и множеством свеч. В центре дома стоял длинный стол, на котором были расставлены огромные блюда с кусками разделанной баранины, козлятины, запеченная птица, сыр, различные виды рыбы, овощи, зелень, какая-то похлебка, в которой плавали куски мяса. С краев, по всей длине Павел увидел расставленные миски, чаши и кубки. Большие чаны с пивом, элем и медовухой располагались в углах зала. У южной стороны помещения в огромном деревянном кресле, с резной спинкой и подлокотниками, сидел сам Роалд. Рядом с ним, по левую руку, расположилась Лагрета. Павел в нерешительности остановился. Ему показалось, что все места уже заняты. Ближе к ярлу сидели мужи, которые были у него в наибольшем почете.
Не зная, что делать Смирнов переступал с ноги на ногу. В этот момент он почувствовал, как его руку сжала маленькая женская ладонь. Павел скосил взгляд. Рядом с ним стояла Мэгрит. Она ободряюще улыбнулась и пошла, вперед увлекая его за собой. Подведя спутника к столу, девушка усадила его по правую руку от своего брата, сама же заняла место рядом с ним.
В зале появились служанки с огромными ковшами в руках. Ими они стали зачерпывать из чанов напитки. После чего проходили вдоль стола, разливая их в чаши всех желающих, наподобие Валькирий в Вальхалле.
- Эй, друзья!- Роалд поднялся со своего места, держа в руках огромный рог, который на первый взгляд вмещал не меньше двух литров,- я поднимаю этот кубок за моего гостя! Дважды он оказал мне неоценимые услуги! В первый раз  спас мою семью и многих из вас. Во второй раз, он спас мою собственную жизнь уже в бою! Верны ли мои слова?!
- Верны!- вскочил со своего места один из воинов,- я сам видел, как он расправился с Ульвом, хёвингом Рыжего Пса, затем  подхватил щит и закрыл собой нашего ярла!
- Так вот,- кивнул Роалд,- Он пришел к нам за помощью! Посему перед всеми вами и лицом праотца нашего Одина и его могучего сына Тора, покровителя воинов, клянусь, вернуть княжичу Новгородский престол! Слава нашему гостю Федору! Князю Великого града!
- Слава! Слава!- единым хором поддержали правителя десятки  голосов. Вверх взметнулись наполненные кубки и чаши.
Роалд поднес рог к губам и сделал несколько больших глотков. После этого он передал его почетному гостю.   Павел взял рог, мельком глянув внутрь. Там еще оставалась примерно половина. Смирнов поглубже вздохнул, и стал пить. Вино оказалось приятным  на вкус и пахло вереском. Без труда Смирнов опустошил рог до дна. Перевернув его, он стряхнул на пол последние капли.  
- Слава!- вновь раздался единодушный крик.
Павел сел на свое место, чувствуя, как голова слегка закружилась. Вино было очень коварным.
- Молодец!- хлопнул по плечу гостя Роалд,- от чего тот покачнулся.
Пир продолжался. Эль, пиво и мед, лились рекой. Будучи уже основательно пьян, после очередного выпитого кубка за свое здоровье, Смирнов чуть не свалился с лавки. Его подхватили, бережно усадив на место. В руку вложили новую наполненную до краев чашу. Осоловевшим взглядом, Павел огляделся по сторонам, и хотел было поставить кружку на стол, но его руку задержала чья-то ладонь.
- Нельзя ставить поднятую чашу,- с лукавой улыбкой предупредила Мэгрит,- это оскорбление тостующего…
Павел повернулся в сторону огромного верзилы, недавно произнесшего речь. Тот сделал страшное лицо. Смирнов опустил взгляд на чашу, вздохнул и через силу выпил. В этот момент гости вскочили   со своих мест. Размахивая наполненными до краев кружками в такт, они запели:
Снова лоб холодит шлема сталь,
Соленые брызги в лицо летят!
Нас кличут викингами, значит едва ль,
Есть у нас дорога назад!
Перед глазами Павла все поплыло. Он уже не различал лиц, но слышал гремевшие вокруг голоса.
На берегу забыли Одена и Тора,
Не хотите верить в Вальхаллу,- не верьте!
Отнявшего жизнь не назовут вором, ветер попутный и нам, и смерти!
Голоса стали отдаляться.
- Не каждый увидит старость-
Нам иная судьба дана:
Погребальным костром станет парус,
А курганам нам будет волна!..
Лихая песня продолжалась, но Павел уже ничего не слышал. Мир вокруг окончательно расплылся. Он закачался, и, уткнувшись лицом в свою тарелку, захрапел…



Дроздовик

Отредактировано: 24.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться