Старый Новый год

Размер шрифта: - +

Старый Новый год

Ясинка дунула на пенку и отпила глоток обжигающего кофе. Как там сказал Мечтатель? Кофе делают из перемолотых и поджаренных зёрен растения, которое называется кофейное дерево. Делали… Сейчас его изготовляют в колбах на химической фабрике. Ясинка сама видела. В прошлом году их водили на экскурсию, по обязательной программе «Внутреннее устройство и взаимосвязь органов жизнедеятельности «Икара». Скучно, но познавательно. Сам Генерал присутствовал, чисто случайно, конечно, но они его видели!

Ясинка мечтательно вздохнула. Какой он красивый! Представительный седовласый мужчина, не старый, в самом расцвете сил...

Ладонь резко шлёпнула по плечу, и Ясинка подскочила от неожиданности, пролив ещё горячий кофе на белый комбинезон.

— Ох, прости! — сокрушённо выдохнул шутник.

— Велька! — негодующе откликнулась Ясинка, пытаясь стряхнуть коричневые пятна с колен. — Ты помнишь, что у меня исчерпан лимит чистки на эту неделю?

— Ну я же не знал, что ты опять витаешь в облаках! — буркнул Веломир, поднимая опрокинутый стаканчик.

— Я задумалась, — нахмурившись, Ясинка оставила комбинезон в покое и встала. — Теперь придётся переодеваться, и я опоздаю на занятия! Из-за тебя!

— Давай через внутреннюю лестницу, — оглянувшись, предложил Веломир. — Так не опоздаем.

— Когда ты вырастешь, Вель? Мы не дети, чтобы карабкаться по внутренним лестницам, запрещённым! — она особо выделила последнее слово.

Этот способ передвижения по «Икару» был легально доступен только механикам и специально обученным членам экипажа. Но, как водится, в детстве каждый из рождённых на корабле проходил своеобразное крещение: на спор забраться на этаж выше по узкой, длинной, кажущейся нескончаемой внутренней лестнице, спрятанной за обшивкой жилых помещений. Ясинка до сих пор помнила этот момент: словно одна-одинёшенька на всём «Икаре», потные от страха ладошки скользят по перекладинам, ботинки норовят сорвать ноги и тогда полёт вниз, в бездонное чрево корабля… Впрочем, летального исхода ещё ни разу не случилось. То ли дети на «Икаре» были ловкими, то ли лестницы удобными.

— Ну как знаешь, — пожал плечами Веломир. — Тогда опоздаем.

— Выговор с занесением в личное дело! — напомнила Ясинка. — А у нас на двоих уже семь, между прочим! Пошли уж, пятна на коленках — не на попе же!

Они почти бегом вышли из столовой, устремляясь вглубь разноцветных коридоров. Говорят, раньше, на Земле, в таких лабиринтах, рисовали линии на полу, по которым нужно было следовать, чтобы попасть в требуемый участок здания. Это Мечтатель сказал. В «Икаре» всё было проще: стены, пол и потолок коридоров были раскрашены широкими радужными полосами, со стрелками, указывающими направление. Заблудиться в корабле можно было только во внутренних, недоступных отсеках. В коридорах — никогда.

Урок теоретической экотехнологии уже начался. Профессор, невысокий крепкий мужчина с прилизанными на висках волосами и торчащими, розовыми на свету экрана в полстены, ушами, неодобрительно покачал головой, но ничего не сказал. Ясинка и Веломир устроились на заднем ряду, стараясь не издавать лишних звуков, и одновременно подключились к системе. На планшетах высветилась та же самая картинка, что и на экране: разрез ростка пшеницы под лучами темно-оранжевого светила. Ясно — опять воздействие красного карлика на рост земных растений.

Ясинка не понимала, каким образом экотехнология будет ей нужна в профессии врача, но послушно рисовала стилетом стрелочки связи, получая зелёные галочки в случае правильного ответа или красные крестики, если ошибалась.

— Я точно стану экотехником, — шепнул ей Веломир. — Так здорово — все эти приспособления! Представь, когда-нибудь я изобрету лучшую на планете теплицу, и урожай будет колоссальным!

— А ты получишь награду от Совета Учёных, — усмехнулась Ясинка, почёсывая стилетом нос.

— Ну да! — друг аж раздулся от гордости за свои будущие достижения. Ясинка покачала головой:

— Вель, мы работаем не для славы и наград! А для выживания человечества, колонии!

— Одно другому не мешает, — отмахнулся Веломир.

— Лисовская! Повторите, что я только что сказал!

Голос профессора резанул уши. Ясинка встала, лихорадочно обыскивая закоулки мозга в поисках услышанной наспех фразы:

— Завтра… В восемь ноль-ноль… Собираемся в Зале Приветствий… Идём...

Она запнулась, обращаясь за поддержкой к Веломиру. Тот зашевелил губами, пытаясь подсказать, и Ясинка нерешительно повторила:

— Смотреть на роботов?

— Лисовская! Не на роботов, а на первого биомеханического андроида, созданного в лаборатории «Икара»! — с возмущением поправил профессор. — А вы с Подлесовым подготовите завтра доклад на две страницы об отличии биомеханического андроида от механического.

Он поочерёдно ткнул лазерной указкой в Ясинку и Веломира и развил:

— От каждого по докладу. Все свободны!

— Это ж надо так попасть! — сердито бросил Вель, выходя из класса вслед за учащимися и озадаченной Ясинкой. — Ведь вроде и немного болтали… Ясь, после уроков в библиотеку?

— Нет, — мотнула головой Ясинка. — Я к Мечтателю.

— Не ходи ты к этому сумасшедшему! Послушай моего совета! Тебя накажут!

Ясинка только улыбнулась встревоженному тону друга:

— Не накажут. Я же учусь на отлично!

Веломир вздохнул, махнув рукой:

— Как знаешь.

* * *

У Мечтателя было тихо и сумрачно. В небольшом помещении архива, которое в начале полёта было отведено ему для работы, а в итоге стало и жильём, светились только три экрана компьютера, подключённого к системе. Услышав приглушённый свист пневматических дверей, старик поднял голову от клавиатуры и прищурил подслеповатые глаза:



Ульяна Гринь

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться