Старый новый мир

Глава 1. Закон и справедливость

Прохладный ветер, гуляющий между стен, разбудил девочку первой. Фантаст мирно сопел неподалёку от неё, скрутившись калачиком. Его лицо выглядело умиротворённо. Он был в мире снов, и сны его были безмятежны и легки, а вот девочка не сразу пришла в себя после своего сновидения.
Какое-то время она сидела, потупивши взгляд, и не могла собраться с мыслями. Её брат покинул город и отправился в самое опасное место на земле. Но зачем? И почему один? Как он мог её оставить… Эти мысли съедали её изнутри, но выбора у неё не было – она любила брата всем сердцем и ни секунды не сомневалась в своём решении пойти за ним и остановить.
К месту рождения стольких суеверий и мистических сказаний лежит нелёгкий путь. Девочка успокаивала себя мыслью, что её брат, как один из самых медлительных жителей мегаполиса, потратит на дорогу намного больше времени, и что его фора в три дня не помешает ей вовремя прийти на помощь. Нужно успеть догнать его и отговорить. Чего бы он ни желал – оно того не стоит.
Девочку мучала жажда, не говоря уже о чувстве голода. Было бы неплохо подкрепиться перед дорогой, да и в сам путь хотелось бы взять что-то съедобное. Хотя сейчас главным было не то, где раздобыть провизию, а как бесшумно выйти из этой комнаты, не разбудив Фантаста.
Ей смутно помнились его слова о том, что он поможет ей в поисках брата, но подвергать его таким испытаниям она не хотела. Это был очень хороший человек, а хорошие люди имеют дурную привычку страдать во имя других.
Она вдруг заметила, что толстовка Фантаста, которую она вчера вроде бы как заставила его одеть обратно, всё-таки лежит под ней. С одной стороны досадно, ведь её ослушались, но с другой стороны, оказалось, что это приятно, когда о тебе заботятся.
– Спасибо тебе, Фантаст. Надеюсь, с тобой всё будет хорошо. Как и со мной. Может, ещё увидимся… – прошептала она.
Девочка достала из кармана безрукавки ту самую пачку сигарет, которую они курили вчера, и оставила на кофте. Бесшумно забрав свой рюкзак, она покинула комнату.
Десятки и десятки этажей вниз рыхлыми ступеньками и девочка оказалась у выхода из здания. День оказался более чем погожий. Она прикрыла глаза ладонью, чтобы утреннее солнце не так слепило, и была уже готова двигаться дальше, как вдруг по всему телу пробежал озноб. Свирепый волк с холодным взглядом смотрел на неё со стены высотки. Сомнений быть не могло:
– Страж… – испуганно прошептала она.
Вчера этого рисунка здесь не было. Что это? Знак?
В этом забытом богами городе в живых остался только один безумец, который рискнул отправиться в Парк за желанием, и вернулся. За всю историю мегаполиса, многие пытали удачу, но лишь трое смогли пройти испытания. Первых двух уже давно нет в живых, а вот последний вернувшийся – более чем живой, и самое страшное, что Парк исполнил его заветное желание…
Он страх этих улиц, его безжалостный Закон. Закон, установленный им же. Безразличный, жестокий, не признающий ничего, кроме собственной стаи. И как только ему удаётся контролировать этих негодяев? Но принято считать, что именно это и было его желанием – научиться подчинять себе людей. Ему нет равных в силе – никому не удалось победить его в бою. А его свирепый взгляд пробирает до костей и не оставляет иного выхода, кроме как подчиниться. Вот она сила Парка. Иначе не объяснить власти этого юнца над сотнями взрослых и обезумевших дворняг.
Он назвал себя голосом справедливости и начал вершить правосудие. Вот только безграничная власть и сила со временем превратили его в монстра, не знающего пощады.
Девочка снова посмотрела на рисунок. Если она хочет спасти своего родного брата, ей нужно встретиться со Стражем и спросить у него, как добраться до Парка, и если повезёт, получить хотя бы намёк на то, какие испытания ему пришлось там пройти…
– Я смогу… – и отбросив все сомнения, она начала свой путь.
Девочка шла через лабиринты безлюдных улиц этого района. Самые высокие здания обходили стороной, опасаясь гнева богов или коварства духов, поэтому вся жизнь кипела в центральной части города.
Издали начал доноситься детский смех и голоса взрослых, звон подвешенных пустых банок, шелест пакетов, и, конечно же, звуки уличной музыки. Осталось пройти по узкому проходу, свернуть на улицу Гнилых Зубов, затем ещё один маленький поворот, чтобы пройти между высоток Дня и Ночи, и наконец-то попадаешь на главную улицу мегаполиса – улицу Свободы.
Замечательная погода заставила всех покинуть сырые высотки и выйти на улицу. Народу было не сосчитать. Мелькали самые разные лохмотья на людях – кто в чём, кто как, кто где. Ни работы, ни дома, ни забот, ни ответственности. Каждый считал своим святым долгом отбыть подобно мученику отведённые ему годы на этой бренной земле, и не оставив за собой ни малейшего следа, кануть в небытие. Но всё даже не так поэтично, ведь люди просто проживали свои короткие жизни, постоянно сталкиваясь с болезнями, холодом, голодом и скукой.
Этот город был мёртв, как и все города на земле. Странники рассказывали, что один город мертвее другого, другой грязнее какого-то, иной более разрушен предыдущего и так до бесконечности... Но даже так, даже в таком жалком мире, было место жизни.
Дети играли, измазывая себя и стены грязью. Самые находчивые вскрывали пустые баллончики из-под краски и прямо пальцами рисовали свои шедевры везде, где доставали. Другие махали палками и смеялись от неподдельного счастья, вызванного чудесной погодой. Никаких тебе запретов или наставлений. Делай что хочешь, играй, сколько хочешь и с кем хочешь.
Веселись, пока можешь, ищи пропитание, верь в приметы, слушай ста́рших, найди ночлег до захода солнца, оставь свой след на стене, сделай себе оберег, пойди в храм и попроси лучшую жизнь в другом мире. Никаких запретов, никаких границ. Просто следуй за всеми и меньше думай, ведь от этого можно сойти с ума, или ещё хуже – стать отшельником…
Старые поломанные флайкары без дверей и двигателей, нерабочие сенсорные панели, разбитые витрины давно заброшенных магазинов, искорёженные роботы – всё это было неотъемлемой атрибутикой главной улицы, ведь с этим всем было так весело играть.
Пахло сыростью, трухлым деревом и мокрым бетоном. Ветер стремительно носился по улицам, смешивая эти запахи. Взрослые собрались в кучи и что-то громко обсуждали, и даже сквозь споры был слышен смех.
Король Ступенек уже успел собрать вокруг себя немного народу и начал травить свои истории, в конце которых он всегда оказывался тем самым парнем, из-за которого началась суматоха.
Три близняшки Лола, Лила и Лула, уже приступили к своим обыденным обязанностям и стригли, причёсывали и заплетали всех желающих. Девочка посмотрела на свои растрёпанные волосы и подумала, что тоже было бы неплохо сходить к ним.
Некоторые музыканты уже исполняли свои песни, некоторые только «настраивались».
Хэт – обладатель самого громкого и диковинного инструмента в мегаполисе, уже выставлял свои бочки и разминал кисти. Ещё в детстве он увидел на затёртом билборде парня, играющего на такой штуковине и потратил полжизни на поиски и сборку своего знаменитого «бум-бума». Не зависимо от погоды он всегда носил чёрную кожанку и чёрные обрезанные перчатки. К тому же он был грозой всех девчонок в мегаполисе.
К нему не спеша шли Крышелюб и Эрвин, играющие на двух странных железных дудках. Раш уже настраивал свою гитару, на которой было всего пять струн, правда, он об этом не знал, потому что не умел считать. Но и на этих пяти струнах он умудрялся играть такие вещи, которые никто в мегаполисе больше не мог. Судя по тому, что Свист ошивался около этих ребят, сегодня поёт он. Свист был не очень симпатичным малым, но его звонкий высокий голос сделал его знаменитым в своих кругах.
Фанатки уже облепили Хэта и игриво о чём-то с ним говорили. Девочка закатила глаза, – она никогда не любила этого типа.
Здешние музыканты были очень почитаемыми людьми, ведь в мегаполисе из развлечений только и было, что гонять котов и собак, рисовать на стенах, выпивать в бункере или играть в «азартном хвосте». Поэтому музыканты и пользовались такой популярностью. Их музыка вызывала самые разные эмоции, вдохновляла рассказчиков, в том числе, Короля Ступенек. Любители танцев не могли представить себе и дня без музыки. Даже гонять котов и собак становилось вдвойне веселее, когда Хэт играл свои безбашенные ритмы. Музыка не прекращалась даже зимой. В холода горожане обустраивались в бункере. Там температура была примерно одинаковой в любое время года. Внутри разжигались костры, а хитроумная вентиляция, придуманная их предками, выводила дым на улицу, и люди спокойно продолжали веселиться.
Какая-то малышня играла в прятки-догонялки возле поломанного флайкара. Детвора промчалась прямо перед девочкой, чуть не сбив её с ног. Она немного замедлила шаг – хотелось дольше побыть частью этого ленивого веселья.
Она давно не помнила такого прекрасного дня. Тепло утреннего солнца медленно разливалось по продрогшему за ночь телу и время от времени мурашки щекотали её спину. Ветер стремительно бегал по улицам, разнося чарующую надежду на новый день, но эту самую надежду девочке нужно оставить здесь, на этой шумной улице, ведь не известно, что с ней приключится в ближайшие несколько часов… Встреча со Стражем и его бандой не вещает ничего хорошего. Никогда не знаешь, чего от него ждать. Всё зависит от его настроения. И если сегодняшняя чудесная погода не достучалась до него, то можно прощаться с жизнью. Но сейчас она беззаботно шла по главной улице и упивалась этой атмосферой.
Главная улица была самой широкой в городе от этого и стала любимым местом горожан. От неё ветками в стороны уходили улицы поменьше, которые проходили между домов. В этих городских лабиринтах очень легко заблудиться, но жители давно уже выучили здесь каждый закоулок. Конечно, никто не знал весь мегаполис, ведь он огромен. Более того, мало кто вообще догадывался о его настоящих размерах. В основном все проживали свою жизнь там, где родились, перемещаясь от одной высотки к другой, но некоторые непоседы любили бродить по лабиринтам мегаполиса, и когда уходили путешествовать по городу в начале весны, возвращались обычно к концу сезона. Хотя ничего необычного такие путешественники не рассказывали.
Весь мегаполис застроен подобными высотками, и чем глубже уходишь в него, тем больше разрушенных домов встречаешь. Их район – центральный, самый уцелевший, но и здесь есть завалы. Рядом с этими завалами основали своё поселение самые странные и нелюдимые обитатели мегаполиса – отшельники. Они не признавали уличные законы, но и идти против них не могли в виду своей немногочисленности, поэтому просто решили жить отдельно от всех и следовать своим жизненным устоям.
Если свернуть вправо от главной улицы, то рано или поздно выйдешь к гипермаркету. Сейчас это место служит средством обмена пожитками. Каждый может принести туда вещи, которые уже надоели или не приносят пользы, и так же каждый может взять оттуда то, в чём он сейчас нуждается.
Здесь есть и странные постройки, не похожие на обычные высотки. Так, например, немного в сторону от главной улицы есть непонятное здание. Оно не такое высокое, как остальные, но гораздо шире. Сейчас это абсолютно бесполезная постройка, ведь оттуда уже давно вынесли все столы и книги, – эти предметы прекрасно горели.
И, конечно же, все улицы сходились к главной площади. Огромная площадь, выложенная некогда ровными гладкими плитами, теперь уродливая покорёженная и забрызганная кровью. Именно туда направлялась девочка. Именно на главной площади основали своё логово стражи, попутно прибрав к рукам все дома вокруг, сделав их своим постоянным убежищем. В отличие от горожан, которые постоянно меняли место проживания, эти никуда не уходили.
Девочка хотела продумать, что скажет Стражу, но как только представляла его лицо, все мысли куда-то исчезали. Она никак не могла собраться – одна мысль была мрачнее другой, но тут из этого омута переживаний её выдернул знакомый голос:
– Эээээй, стой! Стооооой!
Фантаст мчался к ней по главной улице. Словами не передать, как она была рада его видеть. Да, она его оставила, это было её решение, но как же страшно идти к Стражу одной!
Горожане радостно приветствовали парня, пока тот шел к девочке. Кто-то махал рукой, кто-то жестом подзывал к себе. Фантасту здесь были рады, ведь его истории внесли некое разнообразие в скучную жизнь мегаполиса. Он радостно улыбался людям в ответ и говорил, что спешит. Девочка была очень рада, что он нашел её.
– Ты совсем с ума сошла? – начал он, когда наконец-то подошел к ней. – Ты собралась к Стражу в одиночку?! Ещё и сигареты оставила! Чем ты собралась расплачиваться за информацию?
Она не знала, что ответить, только признательно смотрела на него.
– А как ты понял, что я иду к Стражу?
– Это первое, что приходит в голову – узнать, как ему удалось выжить.
– Ты не обязан мне помогать, – её голос был напрочь лишен уверенности. – Это будет самое опасное путешествие в твоей жизни и не факт, что нам удастся вернуться живыми… И это мой брат, а не твой, ты не должен…
– Нет уж! – решительно прервал он её. – Пойдём вместе! За мою жизнь можешь не беспокоиться. Я стар и мудр, верь мне – человек не умирает, он перерождается. Это тебе к сведенью.
Он важно поднял указательный палец вверх и с видом настоящего мудреца изрёк эти слова. Вот только из его уст они звучали довольно нелепо. Насчёт мудрости он возможно и прав, но насчёт старости – явно погорячился. Внешне он был очень юн. Его лицо покрывал светлый пушок, вместо жесткой щетины, которая обычно росла на лицах взрослых. К тому же он был ростом немного ниже девочки. Но перечить она не стала. Только улыбнулась этому загадочному пареньку и снова повернулась в сторону главной площади.
– Дело твоё, я тебя предупредила!
Она уже была готова продолжить путь.
– Постой, может, мы сначала зайдём в гипермаркет, возьмём что-то, чтобы расплатиться со Стражем? – предложил парень. – Он ничего не скажет просто так.
Девочка недоверчиво посмотрела по сторонам, затем подошла ближе к Фантасту и, наклонившись к его уху, прошептала:
– У меня в рюкзаке целый блок сигарет…
– Что?! Целый блок?
– Тише! – девочка понимала, в какие неприятности они попадут, если об этом узнают. – Та пачка, которую я оставила тебе, была из этого блока. Мы с братом украли её у торговца по имени Здоровенный Сэм. Слыхал про такого?
– У самого Сэма? Ничего себе! Подожди… Так ты мне вчера соврала! Когда я спросил, что в рюкзаке, ты сказала ничего!
– Да, извини, но сам понимаешь… блок сигарет!..
– Ну да, опасно с таким богатством в рюкзаке расхаживать…
Они говорили шепотом, но девочка понимала, что этим они наоборот привлекают больше внимания.
– Пошли, – сказала она.
– Но как? Как вы смогли стащить что-то у самого Сэма? – всё ещё не мог поверить в её слова Фантаст.
– Ну… украли мы не совсем у Сэма, а у его напарника. Он заболтался с одной красавицей и оставил свой мешок без присмотра.
Девочка была довольна собой, а парень же не скрывал восхищения. Украсть что-то у знаменитых перекупщиков было действительно выдающимся поступком. Торговцы славились своей жестокостью и суровым нравом – они не прощали краж. А об этих двух торговцах вообще складывали легенды.
– Но всё-таки, давай сперва зайдём в гипермаркет. У меня нет рюкзака, твоя кофта без рукавов, да и вдруг повезёт, найдём что-то съедобное и… мало ли, к чему приведёт наш поход к Стражу. Возможно, придётся спасаться бегством!
И хотя Фантаст сказал это в шутку, они оба понимали, что смешного тут мало. Такое развитие событий вполне реально.
– Ты прав, пошли, – согласилась девочка. – Кстати, а почему у тебя нет рюкзака? Ты же путешествуешь.
– Если вкратце – его укрыли, – беззаботно улыбнулся Фантаст.
– И ты так спокойно говоришь об этом?
– Ну конечно! Это всего лишь вещи. Я не переживаю по таким пустякам.
Девочка снова покосилась на этого удивительного странника.
– Кстати, а откуда ты знаешь про Стража? Ну, в смысле, ты ведь не отсюда.
– В первый же день, когда я пришел к вам, меня сразу встретили эти парни в чёрном – стражи. И как они только узнали, что я пришел?.. Здесь же куча народу!
– Да, Страж следит за теми, кто приходит и уходит из города. Не пойму, какая ему разница. Хотя я вообще его не понимаю…
– Странные ребята. Спрашивали откуда я, где уже бывал, и куда иду. Я рассказал всё, как есть и они меня отпустили. Уже позже один добрый человек рассказал мне, что это были «стражи» и у них есть лидер по имени Страж. Видимо проблем с фантазией у них не меньше, чем с воспитанием.
Девочка пропустила шутку мимо ушей и опустила голову. Страж – это истинное воплощение ужаса для всех горожан. Не лютые холода, не вспышки болезней, не голод, а Страж. От страха неприятно засосало под ложечкой. Неужели она и, правда, собирается встретиться с ним?..

Чтобы добраться до гипермаркета, нужно было свернуть с главной улицы и идти всё время прямо. Это было значимое место в мегаполисе, но далеко не лучшее для пополнения запасов. В мегаполисе все сделки проходили посредством обмена чего-то на что-то, и бартер тщательно контролировался стражами, но гипермаркет был местом, где обмен происходил не из рук в руки, и меняли не конкретные вещи, а просто приносили то, чем добровольно хотели поделиться.
Они всего лишь свернули с главной улицы, но по ощущениям попали в совершенно другой город. Здесь не играли дети, не шумели музыканты, никто не травил свои истории. Те не многие, кто всё же вышел на улицу этим погожим днём, рылись в мусорных баках в поисках неизвестно чего, или стирали вещи в дождевой воде, собравшейся в ржавых ёмкостях. Были и те, кто просто сидели на ступеньках в полном одиночестве, покуривая самокрутку. В общем, атмосфера полного безразличия к такой прекрасной погоде.
Какой-то вредный ребёнок бросил что-то плохо пахнущее с верхнего этажа, но девочка и Фантаст ловко увернулись от вонючего неопознанного летящего объекта и продолжили свой путь. Они ускорили шаг – хотелось как можно скорее пройти эту улицу.
Спустя какое-то время людей наконец-то стало больше, и уже совсем скоро они добрались до гипермаркета. Это место находилось довольно далеко от главной улицы, поэтому в этой части мегаполиса были свои музыканты, свои рассказчики, свои шумные дети и их не менее шумные питомцы.
Заходя в гипермаркет, Фантаст поздоровался с каким-то лысым бородатым стариком. Девочку этот факт удивил, ведь Фантаст совсем недавно пришел в мегаполис, и уже успел обзавестись знакомыми, с которыми можно так просто здороваться.
В самом гипермаркете оказалось не много народу. Кто-то перебирал вещи, в поисках чего-то нужного, а кто-то наоборот подыскивал подходящее местечко для своих «даров».
В гипермаркете было три этажа, но все оставляли свои вещи на первом. Сразу у входа стояли две огромные белые колонны, на которых были нарисованы правила этого здания – стрелка вверх и стрелка вниз, как символы равного обмена.
– Что мы оставим здесь взамен? – спросила девочка, озадаченно глядя на правила.
– Ну… мы не сможем оставить столько, сколько возьмём, но мы собрались в очень опасное путешествие, нам простительно.
Фантаст улыбнулся ей и пошел к первой же куче вещей. Он снял с себя ремень и положил его туда.
– Не спадут? – шутливо спросила девочка.
– Ну, буду надеяться, что нет. В крайнем случае, подвяжу верёвкой, всё равно за толстовкой не видно.
Девочка решила оставить здесь несколько браслетов и поломанный смартфон, найденный некогда её братом. Она решила, что если он не взял его с собой в поход, значит, старый гаджет ему не особо нужен. Девочка осторожно положила свой взнос в общую кучу и пошла на поиски одежды.
Долго выбирать кофту она не стала. Девочка схватила первый попавшийся трикотажный гольф серого цвета и одела его поверх бежевой майки, которая уже была на ней. Водолазка была немного больше нужного размера, поэтому села, можно сказать, идеально.
Фантаст не стал тратить время на вещи, и пошел сразу на поиски рюкзака. Он долго перерывал кучи пожитков в поисках чего-то подходящего, и вскоре удача улыбнулась ему: прямо у стены лежал только что залатанный красный рюкзак. Латки были сделаны тканью разных цветов и, видимо, в разное время и разными людьми. Это говорило о большой истории этой, невзрачной на первый взгляд, вещицы, поэтому рюкзак сразу приглянулся Фантасту.
Переодевшись, девочка пошла на поиски более практичных для похода вещей. Она озадачено присела возле кучи хозяйственных принадлежностей и с мрачным видом принялась перебирать её.
Фантаст, запихивающий в рюкзак верёвку, заметил это и виновато опустил глаза.
– Эй, слушай… – нерешительно начал он, – а ты… злишься на меня? За то, что я вдохновил твоего брата пойти в Парк…
Девочка перестала паковать рюкзак.
– Твоей вины здесь нет. Он давно рассказывал мне о Парке и тайком планировал поход. Он ещё в начале весны зачем-то начал стаскивать в здание разные вещи. Я тогда не придала этому значения, а теперь всё понимаю… Они нужны были ему для похода. Ты не виноват. Он рано или поздно пошел бы туда. Это просто случайность.
– Случайностей не бывает, – серьёзно произнёс Фантаст. – Все наши действия, решения, слова, и даже сама наша жизнь – не случайны. Значит так нужно. Мы догоним его, и он не пострадает, – уверенно сказал парень.
Девочка легонько улыбнулась Фантасту и продолжила напихивать рюкзак всякими полезными вещами. В кучах старого добра они каким-то чудом нашли пару фляг, очень маленький котелок и две ложки, вилку с покорёженными зубцами, лезвие от ножа, почти пустую зажигалку, несколько спичек и коробок к ним, погнутые кружки, изоленту и другие вещи, которые, по их мнению, могли бы пригодиться в походе.
Дальше они пошли на поиски провизии. В гипермаркет редко приносили еду, ведь она была в большом дефиците, но в мегаполисе помимо бродяг-собирателей, были и те, кто еду выращивал. Эти люди жили здесь, как короли, потому что у них всегда было что-то для бартера, да и со стражами у них были совсем другие отношения, потому что даже эти дикари не решались кусать руку с едой.
Довольно редко, но всё же случалось, что кто-то по доброте душевной приносил сюда что-то съедобное, но после длительного поиска подобного акта милосердия, девочка и Фантаст поняли, что сегодня им не повезло – еды здесь не было. Этот факт их очень огорчил. Достать еду в мегаполисе можно в разных местах, но везде нужно иметь хоть что-то для обмена.
– Я могу достать пару сигарет с блока. Может Большая Мо даст нам за них пару картошек, – предложила девочка.
– Может ей сгодится что-то отсюда?
– Вряд ли. У её пса игрушек больше, чем здесь вещей... К тому же, это всё старое и никому не нужное.
– Никому, кроме нас, – с улыбкой подметил Фантаст, чтобы хоть как-то подбодрить девочку. – Отчаянным путешественникам всё сгодится!
Она и, правда, немного повеселела. Этот паренёк был, как луч солнца и ему невозможно было не улыбнуться в ответ.
Здесь им больше не чего было делать, и они поспешили покинуть гипермаркет. Когда Фантаст и девочка спускались по ступенькам, тот лысый бородатый старик всё ещё сидел и грелся на солнышке.
– Прощай, Гуру, – учтиво сказал Фантаст.
Старик поднял только одно веко, чтобы посмотреть, кто сказал эти слова, но когда увидел, что это Фантаст, то открыл второй глаз.
– Собрались куда-то? – добродушно поинтересовался тот.
– Да, идём на очень опасное дело, – гордо ответил Фантаст.
– А оно точно опасное?
– Ещё как!
– Отлично! Я жду историю!
И он засмеялся во весь голос, широко открыв свой беззубый рот. Паренёк тоже засмеялся, девочка же только слегка улыбнулась, и то из вежливости. Знал бы этот старик, куда они собрались, то не смеялся бы…
Фантаст пожал ему на прощание руку и уже почти сошел со ступенек, как вдруг старик окликнул его:
– Эй, погодь! Ходи сюда!
Он достал из кармана своей порванной курточки несколько небольших сморщенных картошек и протянул их парню. Фантаст удивлённо посмотрел на старика.
– Мо принесла сегодня утром, ну я и взял себе немного. Ну как немного – почти всё! Но я как чувствовал, что нужно было брать с запасом! Держи, вам пригодится.
Фантаст с благодарностью принял эту картошку и положил её к себе в рюкзак. Девочка тоже подошла к старику сказать спасибо. Он снова громко засмеялся и закрыл глаза, продолжив принимать солнечные ванны.
– Это уже что-то, – улыбнулся Фантаст. – Это добрый знак.
Девочка тоже была рада такому повороту событий, но всё же ребята решили наведаться к Большой Мо. Та была торговкой с опытом, и им пришлось отдать все сигареты с пачки, которую они курили вчера. Зато их съедобные припасы пополнились ещё сморщенной картошкой и какой-то неизвестной им крупой в особо маленькой упаковке.
Девочка и Фантаст вернулись на главную улицу и спекли пару картошин у общего костра. Бездумно расходовать припасы было нельзя, поэтому пришлось довольствоваться этим малым.
Дальше нужно было наполнить флаги водой. Источников питьевой воды в мегаполисе было много: начиная от скоплений дождевой воды в любой ёмкости, заканчивая небольшими озёрами. Они решили прогуляться к ближайшему водоёму. Ещё был не сезон купания, поэтому вода в озере была относительно чистой. Им снова пришлось свернуть с главной улицы и немного прогуляться между домов. Вдруг внимание Фантаста привлекло одно необычное здание.
– А это ещё что?..
– А, это Пик Страха. Местная достопримечательность, – безразлично сказала девочка.
А вот Фантаст не мог быть так спокоен при виде этой высотки. В мегаполисе много разрушенных построек, но эта была уникальной. Часть здания была будто откушена гигантским животным, которое оставило в конструкции овальную брешь. Уцелела большая часть здания и крыша, под которой на несколько десятков этажей вниз образовалась пустота в форме полукруга.
– Как оно ещё стоит? – удивлялся Фантаст.
– По легенде часть здания откусил дух Белого Пса, но даже я в это не верю. Духи намного меньше в размерах, – после этих слов девочка дважды хлопнула в ладоши и дунула в них.
– А это зачем? – удивился Фантаст.
– В смысле? Это же обряд, чтобы плохие духи не пришли. Тебя старшие не научили?
– Нет, – улыбнулся парень. – Там, откуда я родом, таких традиций нет.
– Ты серьёзно?.. Как же вы тогда злых духов прогоняете? Давай научу тебя. В наших краях без таких знаний не выжить, – важно сказала девочка и с энтузиазмом принялась учить Фантаста обряду.
Когда важнейший для выживания урок был выучен, Фантаст снова посмотрел на здание.
– Так значит, крыша этой высотки называется Пик Страха? Там настолько страшно?
– Крышей никого не удивишь, тем более это не самое высокое здание в мегаполисе. Пиком Страха назвали ступеньки, которые проходят прямо над обрывом!
– Ты врёшь!
– Нет, чистая правда! Там есть этаж, который разрушен сильнее всего, и на нём уцелели только одни ступеньки, которыми можно подняться выше. Только самые смелые смогли пройти там и забраться на крышу! У неё, кстати, тоже есть название – Вершина Блаженных.
– Ничего себе… И ты была там? На крыше? Поднималась по Пику Страха?
– Нет, конечно! Я была на том этаже, но просто чтобы посмотреть. Там жуть, как страшно! Эти ступеньки как будто висят в воздухе! От одного вида ноги подкашиваются, и ты уже никуда не хочешь! – засмеялась девочка. – Его не зря так назвали. Хотя поговаривают, что там есть какая-то шахта, но в ней нет ни пожарной лестницы, ни выступов, так что Пик Страха – единственный способ подняться на крышу.
Фантаст задержал свой взгляд на этом здании. Его внутренний голос пытался что-то сказать, но пока что он не понимал, что именно. Им снова пришлось свернуть, и Пик Страха пропал из виду, и вот за новым поворотом показалось небольшое озеро. Раньше, по всей видимости, здесь был парк, но сейчас от деревьев остались только пеньки.
Девочка набрала полную флягу и разом выпила её, жадно глотая воду. Она присела на весеннюю лужайку с молодой травой и задумчиво смотрела на водную гладь.
Фантаст тем временем снял толстовку и принялся запихивать её в рюкзак, после чего тоже присел рядом с девочкой.
– У воды всегда спокойнее, – улыбнувшись, произнёс он.
– Я как раз не о спокойных вещах думаю. Знаешь, у нас всё равно мало еды для такого длинного пути. Может, стоит… зайти в бункер?..
– Мне говорили, что туда лучше не соваться.
– Ну, мы же всё равно собрались к стражам.
Фантаст ничего не отвечал, он обдумывал их перспективы.
– Я боюсь, что там нас могут попросить открыть рюкзаки и показать содержимое. Блок сигарет станет большой проблемой.
– Тут ты прав…
– А у вас нет больше мест торговли? Свободный рынок или ещё кто-то, как Мо.
– Из тех, кто сам выращивает, сейчас торгует только Мо, а рынков у нас нет. Если хочешь что-то, то нужно идти в бункер.
– Это очень странно. Везде, где я бывал, люди свободно обмениваются товарами.
– Мы – не везде. У нас стражи разнесли все свободные рынки, когда начали наводить «порядок». Бункер – единственное место, где можно что-то раздобыть. Есть ещё перекупщики, но и они приходят только по определённым дням по договорённости со Стражем.
– Тогда я сам спущусь туда. Только дай мне пачку сигарет. Постараюсь наменять как можно больше на неё.
Девочка обеспокоено посмотрела на него.
– А ты уверен? Стражи отличаются от горожан, они не рады чужим.
– Не волнуйся за меня. Я сговорчивый, – улыбнулся он.
Попасть в бункер было не сложно, сложнее выбраться оттуда.
Бункер представлял собой сложную подземную сеть коридоров и туннелей, которые вели к огромным большим комнатам со странными дверьми. Люди толком не знали для чего он строился, но были очень рады тому, что эти комнаты были до отвалу наполнены продуктами в жестяных банках. Имена героев, сумевших открыть те огромные двери, по сей день произносят с огромным уважением. Они подарили горожанам шанс на выживание в те далёкие времена, когда люди были ещё не так умны, чтобы разводить голубей или выращивать картошку, но их труды пропали даром, когда до бункера добрался Страж. Не без помощи, но он со своей сворой открыли двери в остальные комнаты и прибрали к рукам всё, что там нашли.
Входов в бункер было много по всему городу, и ещё остались не открытые комнаты в других частях мегаполиса. Поэтому стражи замуровали большинство входов, оставив только несколько в центральной части, чтобы проще было контролировать свою сеть.
Девочка осталась на главной улице и присела около Короля Ступенек, делая вид, что внимательно слушает его рассказы, хотя всё о чём она могла сейчас думать – это бункер и Фантаст. Но вопреки её опасениям он очень быстро вернулся и даже без единой царапины.
– Ты всё? Ты как? У тебя получилось? – она набросилась на него с расспросами.
– Да, всё прошло хорошо, – улыбнулся Фантаст. – Мне рассказывали жуткие истории о бункере, но ребята там довольно приветливые. Мы поторговались немного и за ту пачку сигарет мне дали две банки тушенки, при чём, довольно большие. И ещё одну поменьше я выиграл в карты, – гордо произнёс Фантаст.
– Удивительно… Я была там всего один раз с братом, нас обобрали до ниточки, и вышли мы оттуда, прикупив всего лишь малюсенькую банку бобов! Паршивых бобов! А ты с тремя банками тушенки вернулся. Ты просто волшебник!
– Я не волшебник, я Фантаст! – просиял парень, довольный собой.
Теперь все приготовления были завершены, и оттягивать дальше было нельзя – пора идти к Стражу. Удачный поход Фантаста в бункер прибавил им немного сил и настроения, но чем ближе становилась площадь, тем ощутимей сосало под ложечкой.
Девочка заметно нервничала, а Фантаст был сосредоточен. После всех рассказов о Страже ему хотелось лично увидеть этого человека и посмотреть ему в глаза.
Но добраться до площади было не так-то просто. Со стороны главной улицы она была забаррикадирована разным хламом. Баррикада была настолько зыбкой, что любой, кто пытался перелезть через неё, падал в этот хлам и шумно барахтался, не в силах выбраться самостоятельно. Так стражи ловили любопытных проныр и своих врагов. Поэтому те, кто хотели попасть на площадь, были вынуждены ходить в обход. Вот только эта дорога была не из приятных… Она проходила через отдельный город в городе, если можно его так назвать. Всеми ненавистный район изгоев.
Если стражей боялись, отшельников обходили стороной, то этих просто ни во что не ставили. Их ровняли с мусором, обзывали, нередко даже били, набрасываясь толпой. Всему виной – прошлые обиды.
Раньше, когда ещё и самого Стража не было в живых, источником всех бед были изгои. Грабители, насильники, торговцы увеселительными препаратами и чем похуже получили свою дурную славу заслужено. Такие негодяи всегда сбивались в кучи и промышляли свои грязные делишки вместе. К ним быстро приклеилось имя изгоев, что только прибавило остроты конфликту. И хотя со временем всё поутихло, а от старых изгоев почти ничего не осталось, но если кто-то чем-то не понравился мегаполису, его клеймили таким прозвищем, обрекая на вечную дурную славу. По старой привычке такие ребята собирались в свою отдельную стаю и курили самокрутки днями и ночами напролёт, проживая свои жизни намного быстрее остальных горожан. Их улицы славились грязью, инфекциями, высокой смертностью и жестокими правилами, а с появлением стражей их и без того нелёгкое положение стало хуже некуда. Так конфликт разгорелся с новой силой.
Изгои не просто так поселились вокруг площади стражей. Они взяли в кольцо их логово в надежде, что однажды смогут задушить их подобно удавке, но стражи побеждали и количеством и силой. Заняв выжидательные позиции вокруг площади, они не оставили девочке и Фантасту другого выбора, кроме как пройти через их район.
Ребята неуверенно переглянулись и шагнули в другой мир – холодный и не приветливый. Вместо музыкантов улицы штурмовали дилеры, продающие или меняющие наркотики, различные расслабляющие препараты с неизвестным сроком годности или выпивку, от которой запросто можно было умереть. Всё, что могло прибавить красок серой уличной жизни, было здесь. Дилеры шныряли из одного угла в другой, лениво высовывались из окон первых этажей или открытых дверей. Они внимательно рассматривали пришедших, и на их лицах была огромная палитра эмоций: от удивления до отвращения.
Кто-то особо невоспитанный нагло провёл рукой по ярким волосам Фантаста. Парень резко отшатнулся и удивлённо посмотрел на того, кто это сделал. Тот бродяга застыл, смотря на свою руку, и не двигался.
– Чего он хотел?.. – прошептал Фантаст.
– Не знаю… – ответила девочка дрожащим голосом. – Пошли быстрее.
Но только они попытались двигаться дальше, как вдруг какой-то не высокий щетинистый дилер с самокруткой во рту преградил им путь.
– Что ищите, детки? – насмешливо спросил тот.
– Ничего… – неуверенно ответил Фантаст.
Мужчина мерзко улыбнулся одним уголком рта.
– Здесь так не бывает. Все сюда приходят за чем-то, – он выпустил струю вонючего дыма на ребят. Фантаст медленно завёл девочку за себя.
– По правде говоря, мы идём к Стражу, – более уверенно сказал парень.
– К Стражу? Аха-ха-ха! – разразился громкий, скребущий барабанные перепонки, смех. – К этому сосунку? Вы слышали это, парни, детишки идут к самому Страаааажу!
Все дилеры, находящиеся вблизи начали тошнотворно посмеиваться.
Девочка и Фантаст думали, что имя Стража немного припугнёт их. Последнее, что они ожидали услышать, как бродяга в изорванном тряпье назовёт Стража «сосунком».
– Хорошие детишки, у меня к вам просьба. Выполните маленькую просьбу для хорошего дяди из улицы Вонючей Пасти?
Фантаст и девочка неуверенно кивнули.
– Передайте Стражу наилучшие пожелания от Оскала и скажите, что мы не забыли ту холодную осень, когда они покрасили «свою» площадь в красный цвет… кровью наших братьев… – его голос был ледяной, а взгляд полон ненависти. Девочка знала, о чём говорит этот дилер, Фантаст не имел ни малейшего представления. – И скажите, что мы обязательно отомстим.
Оскал начал медленно топать ногами, призывая своих товарищей присоединиться к нему. Один за другим, изгои подхватывали этот ритм, пока весь их район не загудел. Кто-то стучал, кто-то хлопал, но большинство топали, грозно и чётко.
Этот плотный звук как будто сдавливал. Девочка и Фантаст прижались друг к другу, чтобы пережить этот дьявольский шум. Она уже слышала его и не раз, но никогда не была в эпицентре событий. Так эти люди проклинали стражей, и поселились они вокруг площади неспроста, ведь раньше именно изгои жили там…
Наконец-то топот прекратился. Ребята открыли глаза, и Оскал стоял перед ними с безразличным видом.
– А теперь убирайтесь отсюда. И не забудьте передать Стражу послание.
И все изгои снова попрятались в дома или скрылись за ближайшими высотками.
Спустя пару минут ребята снова начали дышать, ещё через несколько – продолжили идти на дрожащих ногах.
Фантаст больше всего на свете сейчас хотел узнать, что же произошло той осенью, но место и время было не подходящее, чтобы вести подобный разговор, поэтому он оставил эти вопросы на потом.
Они ещё долго петляли этими дилерскими лабиринтами, время от времени натыкаясь на любопытных торговцев, которые так и норовили припугнуть детей.
С каждым новым поворотом, людей становилась всё меньше, и вот наконец-то они вышли на главную площадь. На этом месте всё обрывалось, всё теряло смысл. Дыра в пространстве и времени, место-призрак, которое существовало, но все делали вид, что его нет. Место, которое обходили десятой дорогой, и о котором упоминать было плохой приметой. Как ни странно, это был центр мегаполиса. Огромная по размеру площадь, окруженная высотными сооружениями. Что было в тех домах – уже давно позабыто, для чего строилась эта площадь – никого не интересовало. Сейчас от этого места отнимало дыхание.
Высотки, окружающие площадь, были бы рады рухнуть на это место, похоронить его под грудой железобетона, лишь бы люди больше не страдали здесь. Они были готовы пожертвовать своей многовековой историей, чтобы это место перестало быть «этим местом». Чтобы исчезло навсегда, или хотя бы поменяло своё значение.
Но это всего лишь дома, громоздкие и неподвижные. Стражи долгое время уродовали облик этих сооружений, рисуя на них символику своего братства. В основном это были свирепые волки или огромные глаза. Таких изображений по всему городу тоже хватало. Всё это было неотъемлемой частью их жизни, культуры и философии.
Конечно, это всё было чистой воды варварством, но когда Страж показывался в мегаполисе и толкал свои громкие речи, никто не осмеливался возразить ему. Все, как будто под влиянием магии, слушали вожака, и никому даже в голову не приходило перебивать его или спорить. Это было колдовство, чары Парка, – другого объяснения у горожан не было. Некоторые даже признавались, что после его выступлений подумывали примкнуть к нему. Так велика была сила этого жестокого лидера.
Но вожак и его стая просто так не покажутся. Есть негласный зов стражей. Вначале этот зов и правда, служил людям. Если по каким-либо причинам тебе нужна была защита, то ты звал боевым кличем стражей, и они приходили на помощь, чтобы справедливость восторжествовала, но это давно в прошлом. Стражи свято верят своему предводителю, который внушил им, что все их деяния на благо города. Что все те истязания, расправы, налёты, избиения – это к лучшему и что таким образом они вершат правосудие.
– Ну что, ты готова? – спросил девочку Фантаст.
Она не стала отвечать, просто поднесла ладони ко рту, создавая рупор и набрав побольше воздуха в лёгкие, завыла по-волчьи. Стражи не заставили себя ждать.
Со всех сторон лавиной начали приближаться человеческие силуэты, одетые в чёрные лохмотья. Ковыляющие, чертыхающиеся, звенящие фигуры приближались. Они окружили этих двоих, и круг был отнюдь не спасательный. Это больше было похожу на удавку, которая вот-вот затянется у тебя на шее. Дышать, правда, было не чем. Не только из-за страха, но ещё из-за ужасного зловонного запаха перегара. Грязные, не бритые, уставшие. Далеко не все были похожи на бойцов. Даже не так, мало кто вообще смахивал на «защитников». Бо́льшая часть людей была здесь, потому что это гарантировало им безопасность, в частности от самого Стража. Некогда хилые и загнанные уличные мальчишки теперь стали частью стаи и принялись гордо исповедовать «ценности», которые с ценностями ничего общего не имели.
Гематомы на лицах, красные потёки в глазах, желтые зубы и хорошо, если они есть. Почти у всех были скверные, тёмные, смазанные татуировки на руках. Обмотанные звенящими цепями, они смотрелись весьма нелепо. Больше похожи на узников, чем на членов банды, но сказать им это никто не осмеливался.
Цепи опоясывали всё: были вместо ремней, наматывались на руки как браслеты, свисали с бёдер, вились вокруг сальных шей. Пирсинг везде, где только можно и, конечно же, кольца – отличительная черта стражей. На всех десяти пальцах рук обязательно должны быть кольца. Это своего рода кастеты, которые так же были подтверждением того, что ты в стае.
Ни у кого нет одинаковых колец. Стражи были помешаны на этих атрибутах. Днями и ночами они мастерили их, придумывая, как и из чего они будут сделаны, а воплотив в жизнь свои задумки, обязательно хвастались на общих собраниях. Они различают друг друга по этим железкам на пальцах, – на лица можно даже не смотреть. Главное, чтобы твоё кольцо было уникальным. За повторение избивали и как следствие выгоняли из стаи.
Эти смотрины затянулись. Фантаст и девочка, уже давно пожалели, что ввязались в это. Всего каких-то пару минут, но им казалось, что они застряли здесь в бесконечной временной яме. Ужасное колдовское место, а не центральная площадь, но их мучения наконец-то подошли к концу. Толпа начала затихать и податливо расступаться, чтобы всеми уважаемый вожак мог подойти к этим чужакам и решить их судьбу. И вот наконец-то сам Страж предстал перед ребятами собственной персоной.
Полная противоположность своей стаи. Конечно, он тоже был увешан цепями и носил десять колец на всех десяти пальцах рук, но энергия, которой он обладал, была совсем иной. От него исходил ужасающий, покоряющий дурман. Он был воплощением силы и уверенности. Так и хотелось склониться перед ним.
Высокий, стройный, темноволосый. Его широкие плечи были облачены в чёрную косуху с множеством металлических вставок. К шее подступали языки чёрного пламени – татуировка, берущая начало в глубинах его сокрытой ото всех души. Густая тёмная щетина росла в разные стороны. Рукава были по локоть закачены и не скрывали его знаменитые на весь мегаполис татуировки. Говорят, они сами появились на его теле после того, как он прошел испытания Парка.
На левой руке Стража был изображен образ человека, разрушающего всё, на что он обратит свой взор. На правой руке был образ противоположный – человек-творец, дающий жизнь всему, к чему прикоснётся. Добро и зло, правда и ложь, жизнь и смерть. «Создатель и Разрушитель» – так прозвали эти татуировки в мегаполисе. О них ходило много слухов, но абсолютно все были уверены в том, что у них мистическое происхождение, ведь не мог человек нарисовать что-то настолько реалистичное, поражающее и пугающее одновременно.
Страж скрестил руки на груди и вопросительно посмотрел на незваных гостей. Как только девочка заглянула ему в глаза, она тут же отшатнулась назад – такого ледяного взгляда она в жизни не видела. Цвет его глаз был настолько блеклым и пустым, что казалось, будто у них и вовсе нет цвета. В точности, как у северного волка.
Девочка окончательно потеряла волю, при виде Стража воплоти. Дыхание перехватило, сердце колотилось так громко, что звуки любопытной толпы звучали приглушенно. Инстинкты вопили убегать, но она не могла даже пошевелиться, а вот Фантаст внимательно смотрел на человека перед собой.
На самом деле он немного слукавил перед девочкой, сказав, что узнал про Стража в первый день своего прибытия сюда, ведь именно Страж был истинной целью его визита в этот мегаполис. Слава о человеке, подчиняющем себе сердца и которому по силе нет равных, вышла далеко за пределы даже этого города. Фантаст, в своём поиске не мог обойти стороной такого человека. Возможно, ему под силу изменить мир. Так или иначе, золотые глаза Фантаста уже изучали его душу и вопреки ожиданиям не нашли ни малейшего намёка на свет.
Вожак настойчиво молчал. Он вопросительно приподнял левую бровь.
– Нет, я вас не тороплю, – его голос был низким и хриплым.
Фантаст покосился на девочку – она была безумно напугана. Нужно выручать её.
– Приветствую тебя, Страж. Я странник и зовут меня Блюм, хотя чаще меня называют Фантаст. Я здесь, чтобы помочь ей. Мы не отнимем много твоего времени.
Выражение лица Стража никак не изменилось после этих слов – на нём всё так же была маска полного безразличия.
– Почему нужно ей, а говоришь ты?
– По всей видимости, она боится тебя.
– А тебе разве не страшно?
– Ни капли, – Фантаст тоже старался сохранять невозмутимость на своём лице.
– Странник значит. Не знаешь, кто я такой?
– Я понял кто ты, как только увидел тебя.
– Значит, ты знаешь, что любое неверное слово может стоить вам жизней.
– Да.
– И даже так ты не боишься?
Толпа поутихла. Все внимательно слушали беседу их великого предводителя с этим ребёнком. Редкое удовольствие наблюдать нечто подобное, ведь к Стражу давно перестали приходить с просьбами.
– Мне нечего бояться.
– А как же смерть?
– Её нет.
– Что же случится, если я убью тебя?
– Моё тело вернётся к земле, а душа переродится в новом теле.
– Глупый юный странник. Это и называется смерть.
– В любом случае, меня это не пугает.
Блюм и Страж внимательно смотрели друг другу в глаза.
– Что ж, по какому делу вы пришли?
– Прежде чем задать вопрос, я должен передать тебе послание от изгоев. Мы были вынуждены пройти через их район. Они просили передать наилучшие пожелания и сказали, что не забыли ту холодную осень, и что обязательно отомстят. Я не знаю вашу историю и обычаи, прости мне эти слова, но не передать их я не мог.
Толпа возмущённо начала шуметь: «Опять эти изгои… Как они посмели… Не простим… Этот малой уже мёртв…»…
Все были уверены, что этот парень сейчас поплатится за свою дерзость, но на всеобщее удивление Страж поднял руку в знак того, чтобы все успокоились.
– Тише. Я тебя понял, продолжай.
Девочка постепенно начала приходить в себя. Фантаст спокойно разговаривал со Стражем, и было не похоже, что тот настроен агрессивно. Хоть его внешний вид и внушал смертельный страх, но пока что он вёл себя вполне обычно.
– Спасибо. У нас к тебе два вопроса. Платим блоком настоящих сигарет.
Толпа зашумела с новой силой: «Блок настоящих сигарет… Откуда у них сигареты… Врут… Точно врут…»…
– Интересно, блок один, а вопроса два, – высокомерно сказал Страж. Затем добавил: – Покажите.
Не удивительно, что вожак захотел доказательств, ведь настоящие сигареты настолько редки, что слабо верится в то, что какие-то дети могли принести целый блок.
Блюм начал стягивать с плеч девочки рюкзак. Та молниеносно спохватилась и продолжила искать блок самостоятельно. Они предусмотрительно положили его на самое дно, поэтому достать его теперь было не так-то просто. Она нервно искала блок, переворачивая всё содержимое вверх дном.
Наконец-то она нашла его и протянула Стражу, показывая, что не врёт. При виде таких сокровищ, стая начала шуметь и сходить с ума. Кто-то даже нагло попытался забрать сигареты, но Страж властно и громко приказал:
– Руки прочь. Этот блок ещё не наш, – после этих слов толпа поутихла. – Один блок – один вопрос.
– Но у нас два вопроса, – заметил Блюм.
– Ты играешь с огнём.
– Я и есть огонь.
Такая наглость заставила Стража почувствовать лёгкую ностальгию. Его власть была настолько крепка в этих краях, что такую дерзость местные давно перестали себе позволять. Его немного позабавила эта ситуация.
– И всё же, один блок – один вопрос.
– Хорошо, – сдался Блюм.
Он не знал что важнее: узнать подробности дороги, или спросить какие именно испытания там были. С одной стороны все знали, что идти нужно всегда прямо-прямо в сторону захода солнца, но этого, мягко говоря, не достаточно. С другой стороны, если они не успеют перехватить брата, то им тоже придётся проходить испытания, чтобы спасти его, и было бы неплохо знать, что их ждёт, но всё потеряет смысл, если они не доберутся туда.
– Как именно добраться до заброшенного про́клятого Парка Развлечений в соседнем мегаполисе? Нам нужны точные ориентиры.
Маска безразличия Стража треснула в ту же секунду, как только Блюм упомянул Парк. На этот раз толпа не зашумела – все стражи знали, что все вопросы о Парке под запретом.
– Пошли вон… – Страж старался говорить, как можно спокойнее, но было видно, что он вот-вот сорвётся.
Блюм удивился, а девочка, растерявшись, необдуманно начала:
– Но как?.. Мы же принесли блок… и…
– Я сказал, пошли вон! – прорычал Страж. – Я ничего не скажу про это место даже за сотню блоков сигарет!
Шум толпы медленно начинал нарастать. Они стали с большим любопытством рассматривать пришедших безумцев. Теперь им точно не уйти отсюда живыми. Наконец-то достойное зрелище.
– Но мой брат пошел туда один! Ему не выжить! Я должна догнать его и спасти! Пожалуйста, Страж… – её голос дрожал, как и вся она. Самый дорогой для неё человек в смертельной опасности. – Помоги, умоляю!
Скулы Стража яростно сжались. Его настрой изменился за считанные секунды. Холодный и безразличный лидер, вмиг превратился в безумца, от одного лишь слова «Парк». Он обжег девочку испепеляющим взглядом и двинулся в её сторону, но внезапно Блюм встал перед ней, заградив собой. На миг Страж остановился, – золотые глаза мальчика и правда, были лишены страха. Вожака это просто вывело из себя. Он кивнул головой кому-то из толпы и тот незамедлительно принялся с честью выполнять приказ своего предводителя. Он попытался схватить девочку за горло, но Блюм успел вовремя её оттащить.
– Руки прочь! – Фантаст крутил головой, ожидая новый выпад с любой стороны.
Стражи наконец-то получили возможность продемонстрировать свою преданность и умения вожаку.
– Так ты и есть тот самый Страж! – Блюм с презрением посмотрел на лидера. Он знал, что ему не защитить её от целой толпы. – Весна сменила весну прежде, чем я пришел сюда, чтобы увидеть тебя лично. Я искал силу, но нашел лишь слабость… Далеко за пределами вашего мегаполиса ходят слухи о человеке, чей дух так силён, что ослушаться его невозможно. Тот, кто прозвал себя Законом и Справедливостью. Но что я вижу? Человечка, который кивает головой, чтобы девочку избили. В чём здесь сила?
Толпа уже не спешила расправляться с ними. Новая дерзость от рыжего парня должна была повлечь за собой реакцию Стража.
– Хочешь ощутить на себе мою силу? Хочешь узнать, что даровал мне Парк за тот ад, через который я там прошел?
– Страж, я вызываю тебя на честный бой! – юный голос Блюма не дрогнул и был полон решительности, но все здесь присутствующие понимали, что это его конец. В особенности девочка.
– Что?.. Не… надо… Не смей! – она вцепилась в его руку и боялась отпустить, ведь девочка знала, как только она сделает это, он погибнет.
Блюм наклонился к её уху:
– Все расступятся, когда начнётся бой. Тогда всё внимание будет приковано ко мне, воспользуйся этим и беги, что есть силы.
– Что?.. – с её глаз потекли слёзы. – Почему ты готов умереть ради меня?..
– Без таких, как ты, этому миру придёт конец, – он заботливо улыбнулся и вытер ладонью горячие слёзы.
– Я принимаю твой вызов, – прервал их Страж. – Я так понимаю, ты хочешь каким-то чудом выиграть для неё возможность сбежать.
Блюм старался не подать виду, но на какое-то мгновение он запаниковал. Неужели это так очевидно?
– Я не знаю в чём здесь причина, может там, откуда ты пришел другие порядки, но здесь – это бесполезная жертва. Видишь ли, в этом мегаполисе каждый сам по себе. Здесь ни чем не обладают, ни с кем не строят связи, но вот мы ценим наши узы братства. Я нахожу твой поступок достойным, чтобы исполнить твоё желание. Уходи, девочка, и напомни всем в городе, что случается с теми, кто нарушает Закон.
Она была в ступоре.
– Но…
– Иди! Иди же! – заорал Блюм.
Его голос будто толкнул её и она, спотыкаясь, начала движение в сторону выхода.
Блюм послушно подошел к вожаку и встал напротив. Страж демонстративно развёл руки в стороны, чтобы толпа расступилась, как можно дальше.
Блюм закрыл глаза. Всё замерло: толпа стояла неподвижно в ожидании боя, девочка застыла на полпути к выходу, и только ветер гулял по площади, взъерошивая всем волосы.
Наконец-то Фантаст открыл глаза.
– Сейчас ты убедишься, что смерть есть, – холодно сказал Страж.
Блюм ничего не ответил. Он даже не собирался уклоняться или бить в ответ. В этом мире ему столько раз доставалось, что и не сосчитать. Где-то его встречали радушно, как в этом мегаполисе, где-то проклинали и клеймили несусветным идиотом, попутно нанося телесные раны. Что же будет в этот раз?..
Это так странно, спокойно принимать свою участь. В памяти Блюма вдруг начал всплывать закат. Столь прекрасный и чарующий. Он сидел на высоком холме под ветвистым деревом и смотрел на горизонт, залитый красно-розовыми красками. Рядом с ним сидел ещё один человек. Кто же это был и почему именно это видение – он не знал, но невероятное тепло окутало сердце Фантаста. Это сон или воспоминание? Где же он мог его видеть? Точно, в далёких-далёких странствиях, которые повезло пережить его душе. Те закаты ему ни за что не забыть…
Страж небрежно засунул руки в карманы своей кожанки, давая понять, что он не считает Блюма противником равным по силе.
«Значит, будет бить ногой…», – подумалось Блюму. Будет ли нанесена смертельная рана, что подарит ему освобождение или он выживет и продолжит идти? Он порядком устал за эти годы. Может уже и правда, пора уходить. Тем более он спас хорошую душу, которой рано умирать. Что же сейчас произойдёт? О, магия неведенья – одна из величайших сил этого мира.
Удар и правда, был нанесён ногой. Не сказать, что это был удар чудовищной силы, просто сильный толчок в грудную клетку, после которого темнеет в глазах и появляется странный шум в ушах. Не то, чтобы дышать невозможно, но как-то тяжелее. Тело предпринимает отчаянные попытки поймать воздух, а лёгкие не слушаются.
Шумно и жадно Блюм всё-таки схватился за новый глоток воздуха. Громкий кашель нарушил тишину, царящую на площади, и толпа удовлетворённо взорвалась:
«… Да так его! … Страж сильнее всех! ... Как он отлетел! …».
Блюм с немалыми усилиями начал пытаться снова встать. Не подобает мужчине принимать смерть лёжа.
– Ну, как тебе моя сила?
– Да разве ж… кхем-кхем…это сила?.. – стоя на четвереньках процедил Фантаст.
– Блюм… – девочка сжимала свои руки в молитвенной позе и сквозь слёзы умоляла Духов и Богов спасти его. Она так и не сдвинулась с места, находясь на полпути к выходу.
Страж небрежно подошел к Блюму, который всё ещё был на земле. Он наконец-то достал руки из карманов и опустился на присядки напротив него. Положив руку Блюму на затылок, он поднял его голову так, чтобы тот посмотрел ему в глаза, а затем нанёс ещё один удар рукой в живот. Этот удар причинил какую-то особенно острую боль. Неужели Парк и правда, выполнил такое гнусное желание – быть сильнее всех, чтобы причинять боль?..
– Тогда узри же, силу дарованную Парком.
Здоровенная рука Стража обхватила горло паренька. Блюм не сильно понимал, что происходит из-за последствий предыдущего удара. Страж встал, подняв Блюма, держа за горло одной рукой, вторую же снова спрятал в карман.
– Посмотри мне в глаза!
Ненависть, что Фантаст увидел в них, заставила его тело содрогнуться от боли осознания, что на земле есть те, кто смотрят так. Пока есть такие глаза, мир будет стремительно идти к своему концу. Нельзя умирать.
Блюм вдруг схватил руку Стража в попытке убрать её от своего горла, но безуспешно. Даже обеими руками он не смог ничего сделать.
– Моя смерть… будет концом и для тебя… – процедил Блюм.
Страж ухмыльнулся одним уголком рта.
– Подчинись мне! Перестань сопротивляться! – громко и отчётливо прокричал Страж, дабы вся его свора услышала.
Блюм всё равно пытался убрать его руку и не понимал, почему у него это не выходит. Он мог свободно дышать, а значит горло сжато не сильно.
Вдруг какая-то слабость начала появляться в его теле. Блюму ничего не оставалось делать, кроме как разжать ладони. Руки безвольно повисли и он больше не сопротивлялся. Всё тело, клеточка за клеточкой, начало погружаться в какое-то неизвестное ему чувство. Его сознание окутала пелена, а тело стало ватным. Блюм не понимал, что происходит, но он точно знал, что перестал сопротивляться, как и приказал Страж. Он изо всех сил хотел бы продолжить сопротивление, но никак не мог – тело не слушалось. Он замер в иступлённом оцепенении.
Страж отпустил горло и спрятал вторую руку в карман. Снова эта небрежная поза, говорящая, что никто не сравнится с тем, кто прошел испытания Парка.
– Падай.
Сам того не осознавая, Блюм упал, как и было велено.
– На этом и закончим.
Он достал из своего кармана нож и был уже готов пролить очередную кровь на эту площадь, как вдруг срывающийся женский голос остановил его:
– Нет! Не делай этого, умоляю!
Девочка упала на колени и закрыла глаза руками, чтобы не видеть того, что происходит.
– Убей меня! Не его! Умоляю! Прошу! Не отнимай его жизнь!
Страж удивлённо смотрел на неё – странное поведение для горожан.
– Теперь, когда я вижу, насколько сильно ты желаешь сохранить ему жизнь, я определённо заберу её, а твою оставлю. Чтобы ты помнила, к чему порой приводят желания.
– Что?..
– Можешь плакать, сколько влезет над телом этого идиота, но вынеси что-то полезное для себя из его смерти. Кому можно дерзать, а кому нет. Это важный жизненный урок, который я тебе дарю.
Страж сделал первый шаг навстречу неподвижно лежащему Блюму. Девочке казалось, что он шагает очень медленно. Видимо время было на её стороне и дало ей шанс выйти из транса, чтобы под конец её короткой и не содержательной жизни сделать что-то безумное, но правильное.
– О да, я много чего вынесу из сегодняшнего дня… – она процедила эти слова сквозь зубы. – Ты… ты…Ты! – её голосом снова овладели слёзы, но она прокричала это так громко, как только могла. Ей всё-таки удалось отвлечь Стража от Фантаста. – Сколько бы у тебя не было желаний, сколько бы у тебя не было твоих шавок, ты и волосинки Блюма не стоишь! Не он идиот, а ты! И можешь избить меня за это, можешь убить, мне не жаль свою жизнь! Но я надеюсь, что с моей смерти ты вынесешь что-то полезное для себя, например то, – она набрала побольше воздуха в лёгкие, чтобы со всей силы прокричать эти слова, – что ты не особенный! Ты такой же, как и все, брошенный своей вечно пьяной мамашей на произвол судьбы, жалкий, напуганный и голодающий ребёнок! Ты смертный! И рано или поздно тебя кто-то прикончит!
– Глупое создание! Никто не смеет даже подумать об этом! Мы – Стражи! Мы – единое целое! Мы изменим этот мир, сделаем его лучше! Мы и только мы искореним из этого гниющего города эгоизм и предательство! И не важно, сколько людей будет против нас, я своими собственными руками расправлюсь с каждым!
Толпа воинственно взорвалась. Эта свора бродяг свято верила в своё предназначение хранителей порядка и правосудия. Глядя на это всё, девочка поняла, что действительно вынесла урок, но не благодаря Стражу, а благодаря Блюму. Она поняла, что жизнь может закончиться в любую минуту, и если в твоих силах сделать что-то, чтобы этот мир стал лучше, ты должен бесстрашно рискнуть.
Девочка встала с колен и гордо выпрямилась. Ораторство не её конёк, но ей было, что ответить Стражу.
– Вы – единое целое? – произнеся это, она поняла, что её никто не слышит. Тогда девочка подошла немного ближе. Толпа, конечно же, утихла. – Предательство всегда там, где много людей называют себя единым целым. Или ты думаешь, никто не хочет на твоё место?..
Вожак слушал всё это, и его грудная клетка вздымалась тяжело и часто. Он был зол ещё сильнее прежнего, а лицо было искажено отвращением и гневом к этому уличному существу. Он посмотрел на неё с такой смертельной ненавистью, что казалось, только этим взглядом он способен убить, но она ни о чём не жалела. Это то, что она могла сделать для мира, чтобы он стал немного лучше – посеять яблоко раздора. Ведь без стражей мегаполису будет лучше.
Затем она отвернулась от вожака и, глядя на толпу, сказала:
– Или вы думаете, что он бессмертный? У него было одно желание. Быть сильнее всех, не значит жить вечно!
Страж медленно начал движение в её сторону. Его глаза пылали ненавистью, а нож был крепко зажат в руке.
Но вдруг Страж почему-то остановился.
– Что здесь происходит? – спросил высокий темноволосый парень.
Его громкий голос ужасно испугал девочку. Все её мысли были о предстоящей смерти, поэтому она не заметила, как кто-то подошел сзади.
Обернувшись, она увидела троих высоких крепких парней. Они тоже были одеты во всё чёрное, увешаны цепями и носили кольца на всех пальцах, но очень отличались от той толпы стражей впереди. Девочка сразу поняла, что это трое из знаменитой семёрки Последователей Стража. Его приближенные.
В отличие от самого Стража, эти ребята никогда не появлялись в людных местах, не говорили пламенные речи и не агитировали вступать в их ряды, и уж тем более не марали руки, выполняя жестокие приказы Стража. В мегаполисе поговаривают, что эти ребята всё планируют, а Страж приводит это в исполнение благодаря своей нечеловеческой силе, но, по правде говоря, выглядели они совершенно не устрашающе для людей, которые стараются всегда держаться в тени. Их глаза были лишены той ненависти и злобы, переполняющей Стража. В то же время они имели большой вес в этих кругах, и в их появлении девочка увидела блеклый луч надежды на спасение Блюма.
– Кто ты? – обратился к ней один из Последователей.
– А? Я?.. – только и смогла выговорить она.
– Страж, что происходит?
Но главарь ничего не ответил, только бросил разраженный взгляд на своих Последователей.
– Почему ты держишь нож? Намереваешься убить её? Парень, я так понимаю, уже мёртв…
– Посмотри, у него ярко рыжие волосы. Это что, Фантаст? – с настоящей тревогой спросил другой из Последователей.
Наконец-то Страж соизволил говорить:
– Я не запомнил имя этого глупца.
– Да, это Фантаст! Это он! – выкрикнула девочка в надежде, что знаменитые Последователи как-то изменят ситуацию, и она оказалась права.
– Страж, я не знаю, что здесь произошло, но этот странник обладает талантом рассказчика. Я встретил его пару дней назад и не смог оторваться от его истории.
– Так вот почему ты тогда опоздал?
Страж выглядел недовольно, но судя по всему слухи не врали, и эти парни действительно могли оказать на него влияние. Ненависть постепенно уходила и лицо вожака снова обретало человеческие черты.
– В любом случае, есть дела поважнее. Один из наших ищеек сказал, что видел, как какой-то изгой пробирался в бункер с южного входа, – сказал один из Последователей.
– Мы же замуровали его, – серьезным тоном сказал Страж.
– Вот именно. Стоит пойти проверить.
Разговор привёл его в чувство и, казалось, что он уже и позабыл про своё намерение убить.
– Отряд «Кости», со мной на разведку! Отряд «Клыки», найдите всех остальных Последователей и передайте, чтобы ждали нас в главном здании!
Страж безразлично начал идти в сторону выхода. Призванный отряд тоже пошел следом за ним. Остальные же начали постепенно расходиться, кто куда, но один из Последователей остался и опечалено смотрел на лежащего Блюма.
– Как жаль, что Фантаст убит. Это был хороший человек.
– Он не убит… – еле слышно ответила девочка.
– А? Что ты говоришь? – парень уже и забыл о том, что на площади был кто-то ещё.
– Он не успел. Спасибо вам. Спасибо тебе… – она подняла на него глаза полные благодарности и слёз.
Последователь же ничего не ответил. Он смотрел на приближающегося Стража. Когда тот подошел к ним, он покосился на девочку.
– Если твоему брату суждено вернуться оттуда живым, в чём я весьма сомневаюсь, я убью его у тебя на глазах. Это будет справедливым наказанием за твою дерзость, а если попробуешь покинуть мегаполис и отправиться за ним, твоя собственная жизнь оборвётся в ту же секунду.
Договорив это, Страж продолжил свой путь к выходу.
– Поспешила ты с благодарностью, – сказал тот Последователь и направился в нужном ему направлении.
Когда на площади не осталось никого кроме девочки, лежащего Блюма и самой Смерти, спокойно стоящей в сторонке, она медленно пошаркала к Фантасту и присела рядом с ним. Вытерев рукой снова навернувшиеся слёзы, она размазала их по лицу вместе с грязью. Девочка не услышала, что приказал ему Страж. Она только видела, как тот упал. Да и сам по себе удар в грудь с ноги вещь опасная.
– Фантаст… Фантаст… – голос девочки срывался, но она настойчиво повторяла его имя в надежде, что тот очнётся. – Ну же открой глаза… Блюм…
Она опустила голову ему на грудь, и горе захлестнуло её.
– Прости меня… – прошептала она. – Прошу, прости … Я не хотела. Я, правда, не хотела…
И она осознала себя здесь. Девочка раньше уже испытывала подобное чувство, но не понимала его. Теперь поняла, и ей стало по-настоящему страшно.
Она здесь. Она на земле. Она это она. Положив руку к груди, она почувствовала, как дышит, как колотится её сердце. Стало ужасно страшно. Она здесь. Перед ней умирающий человек, далеко за стенами этих домов убийца и его приспешники. Над ней небо, которому нет дела до их бед. Под ней земля, которая впитала в себя кровь многих смертных.
Она шмыгнула носом и заплакала с новой силой, склонившись над телом. И снова, как в детстве, ей стало страшно – никто не придёт на помощь.
Издали начал доноситься цокающий звук, вперемешку с шарканьем, но она была не в состоянии думать об источнике этого звука.
– Хватит реветь, его ещё можно спасти.
Она резко обернулась на голос и застыла от удивления.
– Это ты… – прошептала она. – Помоги ему…



Анна Катруша

Отредактировано: 29.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться