Старый новый мир

Глава 2. Лекарь

Место, где Фантасту могли помочь, было не так уж и далеко от той злосчастной площади, но тащить его приходилось девочке, а это замедляло путь в разы. К тому же, два рюкзака провизии тоже легли на её плечи. Рядом с ней шумно хромал высокий темноволосый парень. В городе много таких, как он, отмеченных болезнью от рождения, но именно он такой один. Болезнь нанесла увечья телу, но не сумела даже прикоснуться к его чистой душе.
В этой части города его знал каждый. Его не любили, но уважали, некоторые даже боялись, приписывая колдовские умения, но большая часть людей, просто отдавала должное его существованию и не трогала его. Этот слабый на вид калека обладал даром врачевателя, и горожане прозвали его Лекарем. Он один из немногих во всём мегаполисе, кто умел читать. Он вёл жизнь отшельника, посвятив всего себя изучению древнего искусства медицины, и безотказно помогал всем, кто нуждался в его помощи. В мире, где от простуды можно запросто умереть, такой человек, как он, просто необходим. Неизлечимо болен сам, но всеми силами старается помочь другим. Это избранный им путь, его жизнь и философия.
Девочка чувствовала, что силы покидают её. Блюм хоть и был немного ниже ростом, но всё же был тяжёлым. Вдобавок ко всему, после недавних слёз забился нос, и было трудно дышать.
– Ещё немного. Ты молодец, – сказал Лекарь.
У него был очень приятный низкий голос и он немного расходился с его внешним видом. Девочка, не смотря на всё напряжение и концентрацию, засмущалась. Она и так не часто слышала подобные слова, а тут их произнёс не кто-нибудь, а сам Лекарь. Она давно восхищалась тем, что делает этот человек, но лично встретилась с ним впервые.
Лекарь был старше её, но насколько именно она не могла определить. У него была странная походка, и плечи находились на разном уровне, но он выглядел чудно́ не только из-за своей манеры ходьбы. Он придумал себе довольно необычный способ поддержания равновесия. Для одной стороны он использовал подмышечный костыль, который немного выравнивал плечи, а второй рукой он опирался на трость.
Наконец-то мучениям девочки подошел конец.
– Поворачиваем.
За поворотом было здание, которое выделялось на фоне всех остальных. Оно не было изуродовано безвкусными граффити или каракулями, на его стенах были нарисованы прекрасные цветы, хоть и выцветшие.
Лекарь будто прочитал мысли девочки:
– Один из пациентов нарисовал это после того как я вылечил его. Я ему очень благодарен, мне нравятся эти цветы.
Новое слово для девочки – «пациенты». Она никогда его не слышала раньше, но спросить, что это или кто, не решалась.
Лекарь со скрипом отодвинул входную дверь и вошел первым, чтобы быстро зажечь свечи. На улице было ещё довольно светло, но солнце не спеша приближалось к горизонту, и в помещении было хоть глаз выколи.
– Положи его на кушетку. То есть, на вот ту кровать, – сказал Лекарь, указывая на небольшой, сбитый своими силами, деревянный лежак.
Она старалась как можно аккуратнее уложить Блюма, придерживая голову. Лекарь тем временем уже зажег достаточное количество свечей и поковылял к избитому парню.
У девочки ужасно ныла поясница, горели уши и щёки, надоедливая стучащая боль в висках притормаживала понимание происходящего. Очень хотелось отдохнуть, и она бестактно уселась на другую кровать – уже более цивилизованную, застеленную синим покрывалом.
Лекарь с укором глянул на неё, и она молниеносно подорвалась.
– Это моя кровать, на неё не садись, пожалуйста, но можешь присесть на любую свободную кушетку.
Она решила никуда не садиться и стала в сторонке, чтобы не мешать.
Лекарь отставил в сторону костыль и трость, снял верхнюю чёрную кофру с капюшоном, и поковылял мыть руки. Пока он был занят этими приготовлениями, девочка могла мельком посмотреть на самого загадочного жителя мегаполиса.
Волосы были цвета вороньего крыла, подстриженные неровным каскадом до плеч. Лицо было спрятано за прямой длинной чёлкой, падающей на глаза, – ему пришлось сколоть её заколкой назад, чтобы не мешала работать. Из кармана брюк он достал очки в тонкой металлической оправе и надел их.
На самом деле, это был красивый человек. Конечно, если не считать впалых щёк, синяков под глазами и высоченных уставших век болезненно серого цвета. Лицо было вытянутым, черты лица острыми. Он был очень бледным, и даже по местным меркам, он выглядел слишком худым. Вещи висели на нём, как на огородном пугале. Старые чёрные ботинки, чёрные потрёпанные штаны, тёмно-серая футболка, всего лишь несколько неприметных браслетов на тощем левом запястье – вот и вся одежда Лекаря.
Проковыляв к тумбочке, сделанной тоже самостоятельно, он стал доставать разные баночки с какими-то жидкостями. Он торопливо подносил ёмкости к горящей свече, и своими тёмно-серыми глазами внимательно читал надписи на этикетках.
Девочка же стояла в сторонке и нервно мяла ладони. Она знала, что Блюм в хороших руках, но даже так, он всё ещё без сознания.
– Как тебя зовут? – голос Лекаря выдернул её из омута самобичевания.
Девочка стояла в ступоре. Она вернулась в реальность, но стук в висках, всё так же не давал сконцентрироваться.
– У тебя имя есть?
– Да, конечно… – она закусила губу, не зная, что ответить. Вдруг её взгляд упал на тряпку на полу. – Тря…пи. Тряпи!
Лекарь оторвался от пациента и в полном недоумении посмотрел на девочку.
– Ладно, я стараюсь ничему не удивляться… – он легонько улыбнулся и вернулся к своему делу.
Девочка смутилась и тоже еле заметно улыбнулась. Действительно странное имя она назвала, но что было делать – тянуть паузу дальше было нельзя.
– Так, Тряпи, куда его били?
– В грудь. С ноги…
– Как всегда жестоко… – про себя сказал Лекарь. – Возьми на столе ножницы, нужно разрезать футболку. Мы так её не снимем.
Пару секунд она приходила в себя – ужасно рассеянное состояние, но потом рванула в сторону стола. На столе было столько всего, что ножницы она нашла не сразу. К тому времени, когда она наконец-то принесла инструмент, Лекарь уже осматривал Фантаста. Из-под задранной футболки виднелась большая синяя область. Девочке было больно смотреть на это – по всему телу прошел какой-то внутренний спазм. Видимо это и есть вина…
– Очень осторожно разрежь футболку, а я начну делать компресс, – скомандовал Лекарь.
Девочка аккуратно и не спеша принялась разрезать одежду. Ножницы были довольно тупыми, и ткань резалась плохо.
– Спасибо, дальше я сам.
Лекарь взялся руками за разрезанную до середины футболку и одним резким движением разорвал её до конца. Теперь можно было полностью оценить масштабы, нанесённого урона.
Лекарь прислонился ухом к грудной клетке Фантаста, которая еле заметно вздымалась, и с закрытыми глазами что-то внимательно слушал. Затем он принялся прощупывать рёбра, всё так же с закрытыми глазами.
– Рёбра не сломаны. Тряпи, возьми на той тумбочке самый большой бутыль и неси сюда.
Девочка послушно выполняла все его указания: доставала какие-то тряпки с полок, приносила флаконы с настоями, резала бинт. Когда всё было сделано, Лекарь очень тяжело встал, опираясь одной рукой на кушетку, второй на здоровую ногу. Затем, немного помяв колено, которое ныло после посиделок возле больного, произнёс:
– Ты не могла бы …
Не успел Лекарь договорить, как девочка уже схватила табурет, стоящий возле кровати и принесла ему. Он выглядел удивлённо:
– А как ты?.. Не важно, спасибо, – Лекарь устало улыбнулся и осторожно сел на стул, который, судя по всему, тоже был сделан руками этого бескорыстного гения.
– Это я должна тебя благодарить. Спасибо тебе, Лекарь… За то, что спас его… Спасибо… – еле слышно говорила она.
– На здоровье… – выдохнул Лекарь, и устало потёр свои глаза. – А ты молодец. У тебя выдержка настоящего врачевателя. Дотащила его, помогла раздеть и обработать раны.
Эти слова звучало добродушно. Девочке было очень приятно услышать такое от него. Она легонечко улыбнулась и опустила голову, чтобы Лекарь не увидел её моментально покрасневших щёк.
– У меня есть брат, которому я много помогала в детстве.
– Ну что ж, с сестрой ему повезло.
Лекарь снова добродушно улыбнулся и с немалыми усилиями встал. Затем принялся одевать свою чёрную толстовку.
Девочка смотрела на него, как зачарованная. Это и есть Лекарь. Совсем не таким она его представляла. Она слышала от остальных, что он жуткий, сгорбленный и мрачный, но этот человек не был жутким или неприветливым. Он много раз улыбался ей и несколько раз похвалил. Конечно, выглядел он не так, как обычно выглядят горожане, он, правда, был сутулым и его плечи находились на разном уровне, но это не мешало ему быть прекрасным человеком.
Как только Лекарь закончил работать с больным, очки тут же отправились в карман, затем он снял заколку, и чёлка снова упала ему на глаза.
– Он спит. Его жизни ничего не угрожает. Можно сказать, он легко отделался. Обычно, после Стража у меня больше работы. Со временем он поправится, сейчас главное для него – спокойствие и отдых.
Эти слова были как дождь после многолетней засухи. На лице девочки появилась улыбка – с Фантастом всё хорошо.
– Он останется у меня на пару дней, а ты можешь идти.
Эти слова вернули её с небес на землю.
– Идти?..
– Ну да. Куда тебе нужно, к друзьям или к брату.
Она вспомнила, почему пострадал Фантаст и что её брат сейчас неизвестно где. Вспомнила так же и слова Стража, о том, что он убьёт её брата, если тот вернётся. Она ничего не узнала о Парке, Фантаст не сможет двигаться ещё долгое время и ей нужно отправляться на поиски одной, но сейчас идти опасно, ведь Страж мог послать кого-то следить за ней.
– Можно я побуду у тебя ещё немного? Пока окончательно не стемнеет? Стражи просто так не выпустят меня из города, а если появлюсь сейчас, буду как на ладони…
Лекарь обеспокоенно посмотрел на неё.
– Стражи не выпустят из города? А зачем тебе вообще уходить из мегаполиса?
Что сказать? Ответ потянет за собой другой вопрос и выяснится, что тот, кто должен лежать на этой кушетке – она, а не Фантаст.
– Я не знаю, как это объяснить… – и снова затянувшаяся пауза.
– Если хочешь моей помощи, говори всё как есть и прямо сейчас, а иначе уходи.
Его серьёзный взгляд обжигал. Девочка не решалась посмотреть ему в глаза. Рассказать всё или уходить. Почему-то она подумала, что попасться стражам не самый худший исход. Намного хуже, если Лекарь узнает, что она виновата в избиении этого доброго человека. Но достаточно ей было посмотреть в сторону лежащего Фантаста, как тут же чувство вины одолевало её. Она должна рассказать, и если Лекарь её прогонит – он будет прав.
– Я виновата в том, что его избили, – она опустила глаза. – Мой брат пропал. Он пошел в… ему зачем-то понадобилось желание, и он отправился в…
– …в заброшенный про́клятый Парк Развлечений, – закончил за неё Лекарь. – Теперь я понял. Вы пошли к Стражу, чтобы разузнать про Парк.
– Да… – еле слышно ответила девочка. – Но я не смогла и двух слов связать при виде Стража. Поэтому Фантаст... то есть Блюм, спросил его про Парк, и Страж вышел из себя. Блюм вступился за меня и его избили… а я… ему нагрубила и он пообещал, что убьёт моего брата, если он вернётся, и мне покидать город запретил…
– Ты, конечно, даёшь… – Лекарю, правда, было жаль этих двоих. – Все знают, что тема Парка под запретом. Он никогда не рассказывает о нём, а любое упоминание о Парке приводит его в бешенство.
– Как бы там ни было, выбора у меня нет. Я должна идти. Должна спасти своего брата, должна догнать его и не дать вернуться в мегаполис…
Лекарь долго смотрел на неё, пытаясь понять, что она за человек и можно ли ей верить. Не каждый пойдёт на такое безрассудство ради кого-то. Девочка не знала, куда деть себя под таким напором. Она чувствовала на себе его изучающий взгляд.
– На мою кровать не садись. Можешь взять табурет или сесть на кушетку. Я пойду в мегаполис – кому-то ещё может понадобиться моя помощь. Уйдёшь, когда посчитаешь нужным. В пределах этой ночи, разумеется.
Лекарь взял костыль и трость, лампу с парой свеч, походную сумку через плечо и молча покинул свой дом. Девочка же стояла и пыталась понять, что он только что сказал. Он разрешил ей остаться. Лекарь не прогнал её и не осудил. Он помог ей.
– Спасибо… – обессилено прошептала она.
Девочка покосилась на табурет, стоящий у кровати спящего Фантаста, но садиться на него не стала. Она присела на пол возле рыжеволосого паренька и обняла свои колени. Девочка слышала его дыхание, и от этого становилось спокойней.
– Спасибо вам обоим…

За время, проведённое в доме Лекаря, девочка успела хорошо всё рассмотреть. У неё никогда не было дома, жили то там, то здесь, как и все в прочем, но это место было совершенно другим и оно ей очень нравилось. Находясь в его доме, она чувствовала безопасность и ощущала комфорт.
Было что-то необычное в этом месте, и совсем не змеи и жуки в баночках со странными жидкостями, и не запах чего-то незнакомого, а то непередаваемое чувство уюта, окружавшее её со всех сторон. Стены комнаты были увешаны полками и ни одна не пустовала. Где-то сушились травы, где-то стояли баночки или лежали какие-то странные металлические инструменты.
Девочка заметила у входа несколько висящих картин. Это было очень необычно. Зачем рисовать на доске, если можно нарисовать на стене?
Помимо кровати, на которой лежал Фантаст и кровати Лекаря, в комнате было ещё две кушетки, которые предназначались для больных. Сама комната была большой и просторной, поэтому даже такое большое количество мебели не мешало свободно передвигаться по ней.
И снова что-то необычное – позади двух других кроватей висела ширма. Было видно, что позади нет стены, ткань висела на натянутой верёвке. Любопытство одолевало девочку, но она не решилась проверить, что за ширмой. Она испытывала безмерное уважение к хозяину этого дома. Если он хотел, чтобы что-то было спрятано от любопытных глаз, значит так должно быть.
Ещё у входа стояла высокая вешалка, на которой висело несколько одинаковых халатов серого цвета. Девочка присмотрелась и увидела, что на одном из них была кровь. Ей стало не по себе. Не то, чтобы она боялась крови, в своей жизни ей не раз приходилось разбивать колени, получать порезы или рассекать губу во время драки, но это было довольно редко, а Лекарь сталкивается с этим каждый день. Сколько же он повидал…
Мысли одна за другой мягко обволакивали сознание, и девочку начало клонить в сон. Здесь было очень тепло, поэтому глаза сами начали закрываться. И хотя ещё какое-то время ей удавалось бороться со сном, но всё же слишком много произошло за этот день.
Она встретила странного парнишку на высоте, на которую редко взбираются здешние. Сразу ему доверилась, втянула его в неприятности и получила важный жизненный урок. Обрела друга и героя в одном лице, а потом, пусть и не лучшим образом, но познакомилась с самым загадочным человеком в городе, с которым давно мечтала встретиться. В глубине души ей не хотелось оставлять Фантаста и уходить на поиски самой – было страшно и тоскливо. Только она нашла человека, который был близок ей по духу, как тут же нужно отправляться в путь, который возможно приведёт её к гибели. Но даже не это самое страшное – куда страшнее потерять брата…
Так она и уснула, сидя у кровати Фантаста. Но поспать ей удалось не долго. Сон был прерван тревожным звуком мужского голоса.
– Ей, вставай! Просыпайся, скорее!
– А?.. что такое?.. – девочка не сразу поняла, где она и кто её будит.
– Быстрее!
Лекарь схватил её за локоть, чтобы помочь встать. Девочка очень тяжело приходила в себя и не понимала, что происходит. Неужели он её так резко выгоняет? Может она его чем-то обидела? Или ей нельзя было засыпать?
Она высвободилась от его рук и спокойно встала напротив него:
– Спасибо тебе большое, Лекарь. Ты спас замечательного человека. И прости за то, что я причинила тебе столько хлопот. Я всё поняла, я ухожу.
Она развернулась и пошла к выходу, стараясь ни на что не смотреть, чтобы не позволить тоске взять верх.
– Ты что, с ума сошла?! – шепотом прокричал Лекарь. – А ну вернись, живо!
И он очень резво поковылял к ней, снова схватил за локоть и потащил в обратном направлении.
– Тебя по всему городу ищут! Страж решил перестраховаться. Лучшие ищейки шерстят высотки, потому что кто-то из твоих знакомых дал наводку, что ты любишь бывать в высоких местах. Они заявятся ко мне с минуты на минуту, а ты уходить собралась!
На стене, прямо за кроватью Блюма висела мешковина, которая, как думалось девочке, выполняла декоративную роль, но Лекарь поспешно снял её, и там оказалась дыра. Она чернела и пугала, но врачеватель уже заталкивал туда девочку, и она понимала, что это единственный способ спасти её.
– Осторожнее! – он помог ей забраться в дыру. – Сиди тихо.
И мешковина закрылась, но уже совсем скоро снова открылась, и Лекарь протянул ей её рюкзак.
– Да, и смотри не чихни, здесь пыльно.
Ситуация более чем серьёзная, но ей стало смешно. Её ищут лучшие ищейки, а ей так спокойно не было уже давно. Она нащупала стену и медленно сползла по ней, обняла свои колени и закрыла глаза, чтобы не видеть темноты. Взамен она нарисовала в своём воображении ситуацию, когда она чихает и Лекарю приходиться придумывать смешные отговорки. Она легонько улыбнулась, хотя радоваться было не чему.
Девочка оказалась ближе к улице и могла отчётливо слышать шаги, кашель, чей-то смех и ругань, а ещё здесь было прохладней, но это всё были мелочи, на которые она совсем скоро перестала обращать внимание.
Ищейки не спешили к Лекарю. За несколько часов, проведённых в этом мрачном заточении, девочка успела заскучать и захотеть в туалет, но все её нужды померкли, как только она услышала чужие шаги в комнате за стеной.
– Ну, здравствуй, Альфред.
Холодок пробежал по её спине от ледяного голоса Стража.
Ей было очень страшно, но в то же время гнев потихоньку подбирался к ней. Мысленно она высказывала ему много интересного, но в реальности сидела тихо, как мышка.
– Здравствуй, Элай. Что привело тебя ко мне в столь поздний час? Неужели лекарство так быстро закончилось? – голос Лекаря был спокойным и ровным.
– Не смей называть меня так… – вожак проскрипел зубами и покосился на лежащего без сознания Блюма. – Ты прекрасно знаешь, зачем я здесь. Как малец, кстати?
– Ужасно! Ещё немного и он был бы мёртв, он не встанет с постели как минимум две недели.
– Не нужно, Альфред, ему не нужна твоя защита. Я его больше не трону, если он сделает кое-что. Когда проснётся, передай ему, чтобы выметался из моего города и не возвращался. Иначе отправится к богам.
Девочка услышала шаркающий звук и поняла, что вожак пододвинул табурет, на котором сегодня сидел Лекарь. Злость становилась ощутимей, но она ничего не могла поделать. Главное, чтобы он не тронул Лекаря.
– И так, – снова начал вожак, сидя на стуле, – где она?
– Кто?
– Не прикидывайся, Ал.
– Я, правда, не понимаю, о чём ты говоришь.
Страж постепенно терял самообладание.
– Белобрысая малявка, которая помогла тебе дотащить сюда мальца.
– А, ты про девочку. Ну, она вон под той кроватью. Когда полезешь за ней, протри пыль заодно, пожалуйста, – Лекарь сказал это таким же спокойным тоном, как и всё прежде, и поковылял менять компресс Фантасту.
В ту же секунду табурет полетел с грохотом в сторону.
– Ты что, думаешь, я шутить сюда пришел?! – его грубый голос заставил девочку вздрогнуть. Она напряглась всем телом, готовая в любую минуту выйти и сдаться, только бы он не тронул Лекаря.
– Не ломай мою мебель, ты не у себя в развалинах.
– Не зли меня… – прорычал вожак, скрипя зубами, стоя прямо позади Лекаря, мирно меняющего компресс Блюму.
Врачеватель закончил процедуру, встал и повернулся к Стражу:
– Ты знаешь лучше других моё правило не оставлять здоровых у себя. Её здесь нет! В очередной раз твои ищейки облажались! Здесь только избытый тобой до полусмерти мальчик, чью голову я сейчас бинтую! – Лекарь сказал это намного громче, с неприкрытым раздражением в голосе и прямо в глаза Стражу.
– А ты не боишься, что одной разбитой головой сейчас станет больше?..
– Только не о мебель, пожалуйста.
Девочка слушала их разговор с открытым ртом. Лекарь был просто бесстрашен! Его прекрасный голос играл интонациями, сменяя раздражение на ярость, ярость на спокойствие, а спокойствие на шуточность.
– Если это всё, что ты хотел узнать, то можешь идти, девчонки здесь нет. Я выставил её за порог, как только она дотащила сюда парня.
Они стояли напротив и прожигали друг друга взглядом. Сгорбленный Лекарь выпрямился, и они оказались почти одного роста. Один – массивный, дышащий здоровьем, другой – тощий калека, просто чудом дышащий. Для девочки было загадкой как он может так смело отвечать самому опасному человеку в городе. Она сидела там, в той тёмной дыре, и восхищалась им. Болен сам, но помогает другим справляться с недугами. Слаб физически, но всё равно заступается за других.
– Не забывай, кто я, а кто ты, Лекарь.
– Я всегда помню, кто я. Каждый новый день я просыпаюсь, чувствую боль в ногах и вспоминаю, что я – Лекарь. И помню это каждую секунду на протяжении всего дня. Но что насчёт тебя? Каким ты был тогда и кем стал сейчас – два разных человека. Я уважал того Стража, тебя же знать не хочу. Выметайся из моего дома!
Искаженное гневом лицо Стража было почти красного цвета, лицо девочки, сидящей в тайной комнате, было практически белым, ведь она ждала, что сейчас в него полетят удары. Зубы Стража сжимались, скулы выпирали всё сильнее. Высокие веки Лекаря выглядели оскорбительно для вожака. Ему казалось, что его глаза полузакрыты, как бы скучают. Вот-вот и он заснёт во время их разговора. Рука Стража сжалась в кулак, кожа заскрипела.
– Просто хочу, чтобы ты знал… я благодарен тебе за то, что ты помог мне тогда, но сейчас я близок к тому, чтобы убить тебя.
– Я могу предложить успокоительные травы.
– Замолчи.
– Ладно.
Лекарь снова сгорбился, безразлично отвернулся от Стража и закопошился на диване с Блюмом, укрывая его подранным старым покрывалом, которое достал из-под дивана. Затем взял старый компресс и поковылял его стирать. Страж всё так же стоял на месте, сгорая от гнева.
– Как нога, кстати? – невзначай спросил Лекарь.
Страж ничего не ответил. Он постоял молча ещё какое-то время, затем сказал:
– Как тебе повезло, что я человек слова.
– А тебе повезло, что я человек дела.
Вожак бросил на него яростный взгляд и двинулся в сторону ширмы, висящей за пустыми койками. Девочка по звуку поняла, что Страж сорвал ткань. За ней оказалось несколько ровных рядов кроватей, на которых Лекарь размещал больных. Но тканью Страж не ограничился. Он толкнул ногой одну из пустующих коек, и та со скрипом сдвинулась с места. Затем вожак прошелся между всех пустых кроватей, сорвав с некоторых покрывала, а напоследок он перевернул тумбочку, стоящую у входа. Она упала со звуком бьющегося стекла и из-под неё начала просачиваться жидкость бурого цвета.
– Тц! – только и вырвалось у Лекаря. – Вот придурок…
– Классно… ты его… – прохрипел пациент со своей кушетки.
– О, ты проснулся! – по голосу Лекаря было слышно, что он действительно рад, что его пациент пришел в себя.
– Ты спас мне жизнь… Мою благодарность не выразить словами... Спасибо тебе…
– На здоровье, – Лекарь устало улыбнулся своему пациенту и сразу пошел к двери, чтобы закрыть стальную задвижку. – Можешь вылезать.
– Блюм! – девочка выглянула из-за ширмы и неуклюже начала выбираться из дыры в стене. – Блюм, прости меня! Мне очень жаль! Я знаю, что слов тут не хватит, но мне, правда…
– Не вини себя в случившемся. Я пришел к вам именно из-за него... Хотел увидеть силу, но увидел только страх и боль... Извини, что не сказал сразу, – Фантаст тепло улыбнулся девочке, и она улыбнулась в ответ.
А Лекарь тем временем взял половую тряпку и пошел ликвидировать последствия гнева Стража, но как только он доковылял до тумбочки и стал неуклюже наклоняться, чтобы поднять её, тут же подбежала девочка и поставила её на место.
– Я помогу.
– Ладно, – сказал Лекарь, протягивая тряпку. – Вот держи.
Она не совсем это имела в виду – что полностью уберёт всё сама. Не то, чтобы она была против, скорее находилась в смятении, ведь не знала, куда всё это убирать. Куда отжимать тряпку, а куда выбрасывать битые стекла.
– Как самочувствие?
– Мне станет легче, как только взойдёт солнце, – голос Фантаста был полон оптимизма.
– Это скоро.
– Спасибо тебе. Я даю слово, я отплачу тебе.
– Перестань. Я занимаюсь этим не для того, чтобы мне платили.
Блюм улыбнулся Лекарю и тот почувствовал настоящее счастье. Улыбка, спасённого пациента, и была платой за его работу. Этот парень ещё так юн, ему ещё столько всего предстоит сделать в этом мире, и ты ему в этом помог. Это чудесно. Так считал Лекарь.
Вдруг он услышал шелестящий звук, – Блюм достал из кармана джинсов конфетку в красной обёртке и протянул её Лекарю.
– Будем знакомы. Многие зовут меня Фантаст, но моё имя Блюм. Так же можешь звать меня То́фос, Ри́ши или Эйл.
Лекарь осторожно взял конфету из рук Блюма.
– Зачем тебе столько имён?
– Наверно, старая привычка… – улыбнулся Фантаст.
– Странный ты, – Лекарь улыбнулся своему пациенту в ответ.
– Где-то я это уже слышал…
– Я буду звать тебя Блюм. Все зовут меня Лекарь, но моё имя Альфред или просто Ал.
– Очень приятно, Ал.
Лекарь никогда до этого не ел таких сладостей. Первая в жизни конфета, подаренная очень странным пациентом, который привёл с собой не менее странную гостью.
Блюм лежал на кровати с полуприкрытыми глазами и почему-то улыбался. Лекарь осторожно посмотрел в глаза Фантасту – такой цвет он видел впервые. Среди жителей мегаполиса немало отклонений от нормы, такое уж время, но цвет этих глаз был, что ни есть фантастическим. Цвет золотых, сияющих в ночи звёзд, цвет предзакатного солнца – магический и завораживающий. Лекарь не мог отвести свой взгляд от них. Ему казалось, что он вот-вот что-то поймёт, что-то очень важное…
– Не смотри в них долго, – сказал Блюм, глядя вперёд себя.
– Прости, – пришел в себя Лекарь. – Очень необычный цвет. Это линзы?
– Нет, – улыбнулся Фантаст. – Но глаза у меня, правда, необычные. Они могут видеть души.
– И какая она, моя душа?
Блюм повернулся лицом к Альфреду:
– Прекраснее души я в этом мире не встречал.
Воцарилось молчание. Лекарь, который в своей жизни никогда не применял к себе слово «прекрасный», был растерян и в то же время смущён. Скажи это кто-нибудь другой, он бы подумал, что это очередная насмешка, но глядя в эти золотые глаза, он чувствовал искренность.
– Спасибо, Блюм, но от прекрасной души мало толку. Люди судят за другое...
– Я тоже её вижу! – выпалила девочка.
Она стояла в углу комнаты с пылающими щеками, растрёпанными волосами и с мокрой половой тряпкой в руках. Эти слова буквально вырвались у неё. Конечно, она не видела его душу, но она видела, какой прекрасный человек перед ней. Столкнувшись с ним лично, она поняла, что все рассказы о его нелюдимости и мрачности – чушь. Это самый добрый и самый светлый человек из всех, кого она только встречала.
– Прекращайте говорить такое…
Альфред опустил голову и поковылял вглубь комнаты, поправлять покрывала на кроватях, которые сорвал Страж. Там в тени помещения, он хотел скрыть странное, не известное ему чувство теплоты, которое окутало его.
– У тебя замечательный дом, – сонно сказал Блюм. – Так приятно пахнет травами... Я посплю ещё немного... и вам советую отдохнуть. У нас впереди долгий путь…
Альфред, которому с трудом удалось усмирить бурю эмоций внутри, закончил поправлять покрывала и снова вышел на свет.
– У нас? – удивился он. – Ты никуда не пойдёшь после таких побоев.
Девочка тоже удивилась его словам. Неужели он до сих пор хочет ей помочь? Даже после того, как ему досталось из-за неё.
– Никакие травмы не страшны в дороге, когда с тобой рука об руку идёт такой талантливый врачеватель… – голос Блюма затих, он прикрыл глаза и уснул.
– О чём ты, Блюм? Эй…
Но Блюм уже не слушал. Он тихонечко сопел, пока Альфред и девочка молча стояли, переваривая его слова.
– Он всегда такой странный, Тряпи? – спросил Альфред.
– Я сама знаю его со вчера, – девочка поправила покрывало спящего Фантаста. – И… меня так не зовут… – она опустила глаза. Превозмогая стыд, она решила доверить этому человеку свой самый позорный секрет: – У меня нет имени…



Анна Катруша

Отредактировано: 29.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться