Стать демоном, но не предать любовь

Размер шрифта: - +

2. Особенности демонической жизни

А через пару минут я усердно резала магией скалу, потея от собственного упорства и радуясь скорой встрече.

Решение, предложенное другом, оказалось до банальности простым:

— Понимаешь, — объяснял он мне, как какой-то глупой дурёхе. — Магия — это же энергия, только более насыщенная и умеющая изменять структуру любых предметов. Ну или разрушать — это уже обстоятельствам. Помнишь, историю с головой тёмного эльфа? Её ведь тоже без пилы отрезали — магическим лучом. Так что, напрягайся, давай! Пальцы до кучи собери. Да не раскидывай веером! От такого способа толку нет. Вот, а теперь всей внутренней мощью! Эй! Да не в меня! Сначала в сторонке потренируйся, а потом уже и к нелюдям лезь. Теперь повыше поднимись и тропинку пробивай под углом, чтобы камнями или лучом своим смертоносным не задела. Так как я жить ещё хочу. Не собираюсь богам представляться. Вот! Молодец! Можешь, когда захочешь!

И дело действительно пошло. Магия не подвела, камень крошился, и тропинка оформлялась в скале. А уж следом по проложенным рельсам и я двигалась, до жути радуясь, что есть у меня такой наставник. Вот же, чумной гном! А говорил — ни школ, ни учителей. Теперь сам туда подался. Оно же в любой педагогике так — сначала найди, кого учить, а звания, опыт и слава сами подтянутся.

В процессе рассуждений я и не заметила, как тропинка стала реальностью. Петро придирчиво оглядел сверху сей продукт моего дилетантского творчества, уверенно кивнул, мол, принимаю стройку века, конечно, не перфект, но для простейшего спуска сойдёт. И, не желая больше на скале бесполезно обретаться, выдвинулся тылом в сторону спасительной тропинки.

Мелкие камешки шумно осыпались, музыкально сопровождая скольжение гнома на пузе вниз по скале. Будто гигантский паук, он цеплялся конечностями за крошечные уступы и выпуклости, ничуть из моей позиции не различимые. Просто скалолаз-самоучка, в естественных условиях новые трюки отрабатывающий, прямой потомок горных коз и иже с ними.

Да, хочешь жить, научишься даже по вертикальной стенке ползать. А этот точно с жизнью расставаться не собирался — ногами камень на твёрдость проверял, руками скалу объять старался, чувствительными пальцами пульс планеты искал. Спешил, торопился гном ко мне и даже не догадывался, какой такой проблемой я в данный момент озабочена была.

А подумать-то стоило глубоко и хорошенько, так как в лице друга надвигалась на маленькую и беззащитную меня неразрешимая дилемма — как совместить несовместимое и объять необъятное, чтобы никем не пожертвовать и никого не предать. Да, вот такая я моралистка, в сомнениях извращаюсь, стараясь никому не навредить. Но получалось пока никак.

Быть лояльной одновременно к другу и к любимому — да на такой шпагат мне в жизнь не разорваться. И, если раньше решения чаще принимались в пользу гнома, то теперь на весах стоял демон, любовь и наш будущий ребёнок, физическое присутствие которого во мне я всё сильнее ощущала.

Само собой, эгоистичный отпрыск голосовал активно в пользу папаши. Переполненное любовью сердце тоже предлагало с дружбой и сыском завязать, да на домашнее хозяйство незаметно перекинуться.

Пусть гнёздышко уже в наличии, но обустроить-то его никто не запретил. Тут свою тряпочку положила, там — гребешок пристроила, поделку какую резьбой по камню, салфетку необычную, моллюском по ткани. И вот уже территория помечена, осталось только дождаться вступления в права владелицы. Глядишь, когда-нибудь, не сегодня, так после рождения ребёнка, мне демон руку-то и предложит вместе с хвостом и рогами. Да, несбыточные, но такие сладкие мечты.

В противовес всему этому выступало утомлённое лаской тело, тихонько намекая, что дьявольские страсти и нежности не всем на пользу идут. Такого же мнения был и рассудок, требующий освободить его от засилья любви и дать хоть немного свободного пространства. Настойчивость доводов этой пары меня сильно напрягала, не давая на мечтах сосредоточиться.

Потому я нерешительно стояла на распутье и разглядывала изорванные Петровы штанцы, что маячили метрах в трёх над моей тропинкой. Они самозабвенно и трепетно парусили на ветру, как затёртый и выгоревший стяг всех освобождённых гномов.

Выбеленная солнцем джинсовая ткань и висящие бахромой грязные штанины служили явным доказательством того, как нелегко приходится всем низшим существам в мире демонов. Да, пообносился и пообтрепался друг мой самый лучший за последний месяц нашей недолгой разлуки. Опять же, если судить сзади, изрядно отощал. Сразу видно, страдал и голодал пока я отсыпалась и отъедалась.

Что же это получается? Я тут наслаждалась, отдыхала, на шезлонге раскинувшись, а он жил впроголодь, мылся через раз, спал где придётся? Кошмар, а не дружба магических народов.

Ну, ладно, подводим черту под душевными метаниями и переходим к главному вопросу. Что для меня важнее — дружба или любовь, преданность или гостеприимство? Вести ли мне друга в дом или оставить за порогом?

Да, тяжела проблема, с налёта не решается. Была бы я здесь хозяйкой, ни минуты бы не парилась. Но ведь живу пока сама на птичьих правах — то ли демону гостья, то ли подруга, то ли рабыня ,то ли секс-игрушка. Ничего не понять.

Никита тоже особо не распространяется. Никуда не вывозит, ни с кем не знакомит, посадил под замок в своём поместье, а сам по советам разъезжает, друзей навещает, насыщенной светской жизнью живёт, домой только на поспать возвращается.

В общем, типичное развитие межполовых отношений. Романтика сменилась прозой, веселье — скукой, а скоро для новобрачной и последние развлечения погрязнут под грудой пелёнок. Счастливое будущее и я вся такая одинокая в нём, сижу в четырёх стенах, пёрышки чищу, на мир с высоты гляжу, да потомства ожидаю.

Кстати, о демоническом гнёздышке. Всё чаще оставаясь одна и страдая от скуки, я изучила его практически досконально. Оказалось, как и все мужчины в их мире, Никита осваивал премудрость магического строительства самолично.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться