Стать демоном, но не предать любовь

Размер шрифта: - +

9. Если бы, да кабы...

— Ничего не понимаю! — я плакала, стонала, пытаясь биться головой о столешницу в той самой зале на четверти Антона, где мы недавно отметили четырнадцать дней. 

В комнате — сумрачно, окна затемнены, на тарелках перед каждым — пищевая копия, в полупрозрачном кувшине — что-то отдалённо напоминающее самогон, магические свечи в тяжёлых подсвечниках мягко поблёскивают, даже не собираясь по-настоящему гореть. 

А за столом восседают абсолютно живые-здоровые Владимир и Игорь, причём последний выглядит даже свежее давешнего, будто ему перед богами представляться — не резон. Ну а первый ещё до этого был бодрым. В общем, чудесные чудеса, опасные такие, многозначительные...

В придачу ко всему во главе нашего банкета расположились глав-демон и его слегка беременная жена. Зрительных признаков не заметно, словесных — хоть отбавляй. Да как же её зовут-то? Ах, да, кажется, Полина.

Эльфийка была не просто так приглашена, а в качестве поддержки для моей слабой психики. Так как та после бессонной ночи, проведённой в склепе с прахом несчастного Антона наедине, ни в какую не желала в спокойное состояние возвращаться, упиралась, бастовала, как могла.

Вообще-то глав-демон явился с благою целью — всё надеялся меня убедить, снять с гнома печать собственности, чтобы отдать того провосудию. Но очень сильно промахнулся. Предупреждала ведь заранее, а потому:

— Даже не просите, — я раздула ноздри и пару раз высморкалась в кружевной платок, — Да как у вас мозги поворачиваются предположить, что отца своего ребёнка отправлю на верную смерть?

— Отца? — подпрыгнуло всё собрание. — А разве отец — не демон?

— Да бог его знает, кто отец, — потупила глазки долу, — в тройственных союзах это порой только после рождения становится известно.

— Но демоны ведь демонов чуют, — неуверенно включилась Полина в наш гинекологический конгресс.

— Так это демонов. А в моём случае, если верить интуиции, температурному графику и другим очевидным вещам, ребёнок родится человеком. 

Мужчины покивали, то ли соглашаясь, то ли глубинно осуждая. Полина побледнела в очередной раз, пытаясь удержать содержимое желудка, а я вернулась снова к сыщицким делам, запутанным почище лабиринта. Нет, ну как же в таких условиях расследование вести, когда все всё замалчивают, друг другу не доверяют и умирают откровенно мне на зло. Вот чем теперь объяснить, что именно Антон с его регулярным питанием не только дома, но и на стороне, отправился к прародителям первым? И почему у остальных замедлился процесс? Нет, нужно брать свидетелей в ежовые руковицы и обращаться с ними, как с подозреваемыми. А то что же это? Так все заказчики перемрут. А куда деться безработному сыщику? Кстати.

Резко повернулась к повелителю демонов. Что же раньше эта идея в голову ушастую не пришла.

— А вы не хотите финансово поддержать расследование? Или главе не интересно, что творится в его стране? Или для вас важнее брачные повинности, а всё остальное — так, ерунда?

— Да я бы с радостью, — мужчина наморщил натужно лоб, — Но о какой финансовой поддержке речь? Поверьте, вы заблуждаетесь, в нашем мире денег не было и нет, — и глядит так преданно, будто тоже говорит правду.

Ну отчего у лгущих всегда такой наивно-простоватый вид? Вроде бы, со стороны обычный демон, а как дурачком прикинется — так бараном баран. Ничего у них нет, ничего он не знает. Вот прямо сейчас и поверила всему. Нет, меня не проведёшь так просто. Потому не слезаю с рогатого и активно продвигаю эльфийские идеи в демоническую жизнь.

— Ну вот смотрите, что мы имеем. Есть три демона, которые без сексуальной пищи не проживут. Причём, как утверждают они сами, на сторону им ходить не резон, так как по глупости оказались под печатью. Как быки проштемплёваны, только с теми попроще — у копытных в ухе номерок. А у магических рас хозяйская бирка припрятана. Так что есть она или нет — тот ещё вопросик. Едем дальше. С дня похищения демонессы уже тридцать дней прошло, но отчего-то погиб не тот, кто должен был кормиться по порядку следования, то бишь Игорь. И даже не тот, кто отказался магией клясться, то бишь Владимир. А сам несчастный Антон, который выступал против расследования, с Марией телесную привязку имел и даже, по словам свидетелей, на сторону кормиться ходил. Вот кто мне скажет, почему погиб именно он? И кстати, глупости по поводу питания прошу оставить при себе, так как может быть я и баба, но не тупая совсем, чтобы в таком бардаке расследовать.

Закончила. Демоны молчали, Полина даже перестала тошноту изображать.

— Хм, ну с этим всё понятно, — повелитель откинулся на спинку, в отверстии стула прошуршал хвост, — Но что вы от меня хотите? При чём тут финансовый вопрос?

— А вот при том! Тут и безрогим ясно, перед нами какой-то подлый трюк и кто-то из этих двоих всё стадо водит по кругу. Полагаю, они и сейчас откажутся поклясться, если попрошу?

Оба мужчины отрицательно покрутили каждый своей головой.

— Вот! А у эльфов в столице есть отличный рентгеновский прибор, лично мной испытанная модель, ни клятв, ни разрешений не нужно. Всё рассказывает, что было, что есть, кем задумано и кто приложил руку. Только как довезти голубчиков? По согласию они, поди, не захотят. А вот если бы у демонов были денежные единицы. Ну там, зарубки, артефакты, медальоны переноса, кольца и прочее на обмен. Возможно, и удалось бы с эльфами сторговаться. А если сумма хорошая соберётся, так ушастые сами товар приволокут. Глядишь, и в краткие сроки вопрос решится, причём бескровно и безболезненно.

Гляжу внимательно и вижу — все на моё трюк повелись. Глав-демон загорелся глазами, застучал пальцами по столу. Видно, решение проблемы с питанием обещало не только повышение качества и продолжительности жизни всего народа, но и частные привилегии правителю его.  Ну а как же иначе? Благодарный электорат наверняка перевыберет по сотому кругу. Или всё же руководящая должность передаётся у них по родству? Кто их знает, хвостатых, надо выяснить позже. А пока поубавлю прыть, так как необходимо дожать свидетелей.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться