Стать демоном, но не предать любовь

Размер шрифта: - +

13. И досталось каждой сестрице по серьгам

— Слушай сюда и не говори потом, что не слышала. Пусть Камень Выбора станет свидетелем, ты получишь ответы на все вопросы. А добавкой ещё кое-что. Что же касается твоего друга, — посланник мазнул мимолётным взглядом по застывшей фигуре гнома, — ему достанется дополнительный бонус — он увидит кусочек того настоящего, о котором не знает, и толику будущего, про которое не догадывается. Думаю, это не только никому не повредит, но даже упростит ваши партнёрские отношения. Представляешь?

От таких наездов я насторожилась. Что-то в его голосе слишком много сарказма и слишком мало нейтральных нот. Или он со всеми так неучтиво? Или только с ушастыми? Или моя наглость перестаралась и сейчас будет пожинать долгожданные плоды? Ладно, молчу, молчу. Привелось попасть в мирок менталистов, отучайся мыслить принелюдно — из пустой головы нечего украсть.

— Итак, — приступил бойкий кузнечик непосредственно к оглашению приговора, — зовут меня Магнус. Как видишь, имя содержит благородную фамильную приставку, означающую приближённость к магии. И раз уж любопытства тебе не занимать, на всякий случай уточню, мы — тоже нелюди, но только другого толка. Нас никто не превращал, не вакцинировал, не создавал искусственным путём. Мы — настоящие дети магии, в то время, как все вы, на земле живущие, — только пасынки и падчерицы. Да, нас ещё немного, ведь наше развитие зависит от того, сколько свободного волшебства витает в эфире. И да, мы уродливы, потому что при недостатке этого самого волшебства не можем достичь совершенства. Ах, да, ещё мы — гермафродиты, то есть по мере необходимости воспроизводим самих себя. Ведь чем больше приёмных детей, тем больше нужно посредников.

От последних откровений меня передёрнуло. Даже скрыть не удалось. Нет, ну конечно, можно было тихонько порадоваться, что кузнечик однажды превратится в бабочку, а не в противную голенастую саранчу. Но подробности процесса размножения однополых свели всякую радость на нет. Даже не хотелось представлять, как он там будет делиться почкованием, четвертованием или отложит яйца.

 —Это не обязательно знать посторонним, — собеседник передёрнулся лицом, но всё-таки  продолжил. - А теперь — о местонахождении Марии. Смотри внимательно и запоминай! Чем больше деталей отложится в твоей любопытной головке, тем точнее будет телепортационный прицел, — и, не говоря больше ни слова, Магнус три раза хлопнул костлявой ладонью по каменному выбору.

В ту же секунду пространство между нами дрогнуло, будто сверху упал занавес, оставив посредника на той стороне, а меня — на этой. Сразу вспомнились прошлые беседы с Никитой по визуалке. Тот же полупрозрачный светящийся эфир, та же яркая картинка. Только на этот раз не к носителю печати собственности мы зашли на огонёк, а к пропавшей демонессе. Почему мы? Да потому что так называемый сын магии тоже не преминул ситуацией воспользоваться и сейчас наблюдал интимный процесс с другой стороны экрана в зеркальном отражении. И, судя по выражению его голой черепушки, проблемы размножения многополых бесполого не радовали. Зато мне, как сыщику и любопытной бабе, многое удалось узнать наглядно.

                                                          *****************

В комнате было сумрачно, только чуть приглушённый магический огонёк теплился под потолком. Бревенчатые стены, деревянная мебель — всё говорило о том, что дом этот — или оригинал работы гномов, или эльфийская копия. Значит не в демонических землях держат пленницу.

Как вдруг на заднем плане раздался стон, потом второй, потом третий, а дальше я уже и считать устала. Но зато вывела две аксиомы. Во-первых, невозможно того пленить, кто сам в плен сдался и от этого процесса удовольствие получает. Во-вторых, даже если магия и даёт подсказку, то только в границах непричинения вреда. Нет, ну а чем же ещё объяснить, что обнажённые непотребства Марии были выставлены на показ, а тело её партнёра полностью запикселёвано.

Эх, погибли надежды на помощь свыше, снова придётся расследовать самой.

Вот поэтому, пока убийца и его сообщница брыкались и извивались, я углубилась в изучение окружающей обстановки. Что бы такое в памяти сохранить, как привязку к месту? Грязные кружки на столе? Нет, не пойдёт, такие у каждого гнома найдутся. Перемещусь по-глупости сразу по нескольким адресам, телепортанусь на мелкие кусочки — и на поминках можно сэкономить. Зачем поминать, если нечего хоронить?

Хотя стоп! А что это на подоконнике за безделушки?  Мерцают, светятся, внимание сорочье привлекают… А ну-ка спрошу. Вдруг повезёт.

— Я, конечно, прошу пардону, господин Магнус, но нельзя ли чуток приблизить изображение?

Кузнечик натужно вздохнул, видно устал от просьб и вопросов, но всё же желание исполнил. Вытянул к экрану нескладные руки, произвёл невнятную отмашку, будто пасом отправив картинку ко мне, — и вот уже желанные предметы как на ладони.

Эх, хороши вещественные доказательства. Колечко, цепочка, медальончик… Не тонкой работы, без камешков. Но откуда на этом богами забытом острове взяться человеческим ювелирам? Так, копируют по мелочи то, да сё. А под заказ вынуждены обходиться своими силами, даже если получается грубо и аляповато.

Ну что? Оглядела, запомнила, причём не отдельные игрушки, а всё, что в куче лежит. Теперь уж точно перемещусь без ошибки. Так что ждите меня, уважаемая Мария, завтра в гости поутру. Вот выберусь из этого демонического холодильника, храмом называемого, прихвачу размороженного партнёра — и будет вам внеплановый арест с последующим обыском.

— Ну всё! Отключайте порнографию, — сообразив, что стоны в ближайшее время не прервутся, а трюки с хвостами и рогами не вызывают ничего кроме рвотной реакции, я утомлённо прикрыла глаза.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться