Стать эльфом, но остаться человеком

Размер шрифта: - +

13. Деревянные рельсы прогресса

Вот так в одну чудесную ночь с лёгкой руки министра Кондратия я стала сыщицей и своим человеком при эльфийском дворе. Случайная жертва похищения, ни разу ничем и никем не владевшая, умеющая разве что в парфюмах разбираться, да на кассе собачий вальс отбивать, вдруг превратилась в государственное лицо, правда, с длинными ушами... Но если подъём по карьерной лестнице требует такой малости, я уж поднапрягусь, чтобы отрастить ещё пару сантиметров. Пусть завидуют зайцы. 

А сейчас я вспоминала вчерашний вечер, то есть его окончание.

— Понимаете, Алия, — объяснял мне министр по дороге, — В мире магии новое здание с полной меблировкой — не проблема. Но для доступа к оригиналам необходим придворный архитектор. А он, как и все нормальные нелюди, ночью спит, а не трудится. И поднять его с перин , скажу вам честно, даже первому министру — не под силу. Начнёшь под дверью неурочно молотить, плеснёт ещё чем-нибудь преотвратным за ворот. Оборотни, они такие — на ночную расправу скорые. А утром попробуй разберись, кому и за что досталось. Сами понимаете, после двенадцати хозяин — барин. Так что давайте, вы лучше завтра с министерским секретарём к архитектору отправитесь. Хорошо? Ну а теперь о ночлеге. К сожалению, под моей крышей вы остановиться не можете...

— Почему не могу? Очень даже, — скоренько согласилась я на всё, включая последствия, так как ноги были согласны нести куда угодно, лишь бы там была свободная кроватка.

— Нет, не можете! — упорствовал Кондратий.

Да что же это такое? Как министром, так пожалуйста, а как на постой — так не гожусь. Видно, для последнего не благонадёжна. Чего-нибудь прихвачу. Ищи потом без полиции. Пожалуй, умаешься. 

Но чтобы уж совсем быть в курсе, я спросила:

— Что? Не доверяете? Или опять печать виновата, чтоб её?

— Нет, Алия. Ни то, ни другое. Просто приличные женщины не ночуют под крышей посторонних мужчин. Последнее, чего мне хочется, — портить вашу репутацию.

— Ну ладно, раз не хотите, тогда конечно, — почти сдалась я, — А не хотите загадку?

Ну а почему нет? Напоил, хотя знал, что алкоголь все самые вредные бабские качества, как джина из бутылки, выпускает. А теперь на попятный не пойдёшь, теперь с ними нужно мириться, по крайней мере до протрезвления.

— Хорошо, давайте свою загадку. Поглядим, смогу ли отгадать.

— Ага. Ну ладно. Слушайте. Итак, что может ещё больше испортить бабскую репутацию, чем печать собственности? Молчите? Не знаете? Хотите скажу? — и громким шёпотом прямо в ближайшее ухо, – Вторая печать собственности. Представляете?

По какой-то непонятной причине эльф юмора не понял или поддержал, но в силу обострённой вежливости, натужно хихикнул.

Ладно. Идём дальше, ногами пыль поднимаем, пытаемся ничейные звёзды сосчитать. Через десять шагов снова на вопрос пробивает:

– А где же мне сегодня спать, раз сыскное агентство ещё в проекте не значится? К вам – нельзя, на улице – ночь. Не под кустом же? Не в канаве? Тогда где? В пансионе? А пансион – это что? Школа для благородных девиц? Так, вроде бы, стара я для науки. Не школа? Гостиница? Тогда понятно. Ведите меня в вашу гостиницу, пока сон не пришёл и колпаком не накрыл. Он может.

Но это всё было вчера.

А сегодня я проснулась в мягкой кроватке, немного покраснела при мысли о ночных излишествах, пообещала языку в следующий раз его откусить, если снова начнёт распыляться, и принялась рассуждать, в чём из вчерашнего эльф обманул.

Ну а что? Ведь бред же пьяного сумасшедшего, что глупую бабу, явившуюся оттуда сюда, кто-то назначит сыщиком, тем более придворным. Вот уж точно – хохма дня, казавшаяся, однако, вполне серьёзным намерением с закусоном, да под винцом. Но оно всегда так. Хороший алкоголь повышает коэффициент доверия к незнакомцам, а плохой – понижает процент доверия к близким. И со мной, судя по всему, случилась то же. В том смысле, что поверила, уши длинные развесила, позволила их лапшой от и до обмотать, аж головы за той чалмой не видно. 

Да, посмеялся эльф вчера, а сегодня небось проснулся и решил, мол, хватит, нашутился, нужно и честь знать. И как, однако, хорошо в свете возможного обмана, что не было договорённости, заявиться к нему поутру прямо в министерство. Стояла бы там сейчас перед закрытыми дверями и обтекала в надежде на аудиенцию, а потом бы секретарь при посторонних громко так спросил:

– А чего, собственно говоря, ожидает эта анонимная эльфа, которую никто не приглашал? Чего-чего? Назначения сыщиком? А, может, лучше сразу генеральным директором эльфийского королевства? Или заместителем короля? Нет, такие низкие должности – не для вас. Потому разворачивайте ваши глубокие уши в сторону выхода и пылите на улицу. Будете там министром всех бездомных.

Так я себя накручивала и заводила, пока хозяйка не постучала в дверь, намекая, что пора к завтраку.

Не знаю уж, было это сделано с какой-то тайной целью или нет. Возможно, здесь у них за пансион без завтрака только полпункта оплаты полагается. А гномиха хотела получить целиком. Оттого и колотила отчаянно, опасаясь, не съехала ли эльфа без ведома, не поставив зарубки в домовой книге.
 
Об особенностях этих самых домовых книг я узнала ещё вчера, когда трактирщик, услыхав, что мы желаем расплатиться, подтащил и громко брякнул на наш стол здоровый кусок полена, а рядом приспособил долото с молотком. Под непрекращающиеся благодарности гоблина, мой сопровождающий самолично выбил одну зарубку, как оплату за ужин, а затем и я своей рукой приложилась.

По ходу очень хотелось спросить, что же мешает гоблину самому понаставить нужное количество зарубок и по-быстрому смотаться в их местный магический магазин. Но Кондратий разъяснил сам. Дескать, только пункты, выбитые лично представителями высшей расы, имеют вес. С низшей же самодеятельностью могут не только из магазина турнуть, но даже навешать для лучшего понимания. 



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться