Стать эльфом, но остаться человеком

Размер шрифта: - +

23. Особенности укрощения нечистого или убить за зачёт автоматом

Мир потерял равновесие, карусельно завертевшись в танце безумия. Где-то горели глаза той, что манила, звала и уводила, судя по ощущениям прямо из жизни. Но в данный момент у меня были дела поважнее. Сжав зубы до скрежета, я прижалась всем телом к лучшему другу, обхватила его руками, слепо ткнулась губами в ухо, предупредила:

— Прости, Петро, но надо, значит надо. Как там у нас, у людей? Сам погибай, а друга выручай? — и, не задумываясь о том, что там услышал, подумал и как вообще среагирует Гнома, я нежно взяла его лицо в ладони, провела дрожащими пальцами по бородатым щекам, затем опустила руки на сильные плечи и припала губами к недоуменно распахнутому рту.

Его тепло согрело, реальное человеческое тепло. А порыв удивлённого вздоха заставил чуть приоткрыть губы, и наши дыхания слились. То ли от того, что глаза в процессе спасения закрыла, то ли по какой другой причине, но мир вокруг внезапно прекратил качку с болтанкой, и время остановилось.

Публика за рингом пронзительно свистела и улюлюкала, радуясь внеплановому развлечению. Кто-то дико хохотал и, презрев торжественность ситуации, орал из передних рядов:

— Ну, Полинка, ну отличница! Да это же высший пилотаж подчинения! Четвёртый, ещё никому не известный вариант развития событий! Эльфа насилует гнома и в процессе убивает! 

Где-то за пределами видимости публика выла и рыдала. Аудиторию наполняли мерзкие комментарии и недоуменные призывы прекратить разврат одним ударом. Подозреваю, за последнее радели скромные магишки, всё ещё пытаясь изображать стыдливую невинность. Мужской же контингент магунов с сюжетом был полностью согласен и расслаблялся во всю.

Мысль о том, что Чёрная вдова скоро будет выведена криками из сомнамбулического состояния и сдаст нас всем скопом, подхлёстывала и гнала. Казалось, даже туман подчинения в голове немного рассеялся, пусть совсем чуть-чуть, но выпустил волю из цепких объятий.

Я целовала взахлёб и даже добилась пусть плохонького, но ответа. Ну, слава богам, допетрил тормоз, хоть подыгрывать начал, халтурщик бессовестный. Вот и бери таких в актёры, вот и ставь спонтанные студенческие постановки!

Итак, поцелуй получался всё лучше, но, вопреки ожиданиям, пока ничего магического или сказочного не происходило. А это было плохо, так как запасного варианта не было, а единственный возможный нагло не желал реализовываться. Нет, ну что же это такое? Ну как же шкурку свою ушастую спасать, когда даже магия не подчиняется? Да что же не так делаю?

Мысли проносились в голове сумасшедшей морзянкой, отбивая молоточками безумные ритмы в мозгу. Решение не назревало, отгадка запаздывала. 

Да, видно, чует магия, что всё это не взаправду, просекает на раз. Как тот Станиславский, не верит реалистичности актёров и естественности игры. 

Ну да ладно, мне не слабо, я усилий-то прибавлю! Да, прости Петро, друг сердечный. Завтра, может, в глаза смотреть откажешься, соберёшь свой жидкий скарб в котомку —  и айда домой. Но сегодня и сейчас я тебя всё-таки спасу. Даже если ценой нашей дружбы! Даже если живодёрско-садистским способом!

А потому, не желая ни на секунду откладывать момент окончательного падения в глазах гнома и друга, всем весом ломанулась на ослабевшего мужчину. Ну, конечно, крупноват по сравнению со мной. Но и мышь при условии неожиданности и достаточном разбеге, приложившись в нужном месте, слона свалить может. Или хотя бы попытается. А я-то — не мышь. Во мне три пуда мякоти, да две дюжины костей легко наберётся. Так что покажите только точку приложения сил, и завалю этого мамонта.

Потому примерилась, прицелилась, под дых вдарила, проследила за падением и удобно пристроилась сверху. В тот же миг Петро выпал из реала — губами хлопает, рот раскрывает, сказать что-то хочет, но диафрагма не даёт. Ладно, после извинюсь, сейчас план в действие приводить нужно, а не себя за грубость корить.

Провожу короткий осмотр поля деятельности. Да тут же работы — непочатый край! А у нас ещё зрители. А к зрителям я не привыкла. Одно радует — не вижу их почти. Зрение, того гляди, полностью свернётся, потому переходим быстро и сразу к тактильным ласкам и механическим приёмам.

Для начала скатерть-самобранку, в смысле, рубашку с тела долой. Рывком освобождаю торс от всего ненужного. А гном лежит, глядит странно, не подыгрывает, даже дышать перестал. Хоть бы только не помер!

Ну как работать с такими актёрами? Где это видано, чтобы постельные сцены с немыми или парализованными статистами снимать? Ладно, вижу, что напуган, физически истощён налётом злобных магушников, моим извращённым представлением о дружбе угнетён, телесным налётом оглушён. Лежит, глазами зыркает, стонать отказывается, реплик не подаёт, всё на слабые плечи переложил. Мужик называется! Да, придётся отрабатывать за двоих.

Эх, знать бы ещё, за что такое дёрнуть и к чему приложиться, чтобы печать, наконец, проснулась и о себе знать дала. Ладно, работаю интуитивно, начинаю с главного.

Мельком зарегистрировав прибалдевший взгляд друга, сорвала с себя пиджак, обнажив верхние девяносто в кружевной чёрной упаковке, и швырнула ненужную одёжку в толпу. Показалось, что далеко забросила, но, вполне возможно, недалечко. В меру сил, так сказать. Ну ничего. Вон, как публика бушует, скандирует и улюлюкает. Точно, на спарринг надеется. Уверена, они этот пиджачок в процессе представления на ленточки порвут, чтобы на память оставить. Так как хорошо играю, натурально. Сейчас вот только до главного рычага дорвусь, и всё станет на свои места.

Позволив этой прощальной мысли три раза прозвучать эхом под сводами черепушки, я рывком упала на предательски затихшего мужчину, впилась губами в полураскрытый рот и одновременно ухватилась рукою за то, что, по всем известной бабской логике, должно было стать рычагом нашего спасения.

Зал взвыл. Многоголосый "вау" заколыхался, отражаясь от стен и сотрясая пространство. В тот же миг реальность исказилась, пошла трещинами, зарябила, вздрогнула и осыпалась. К этому добавился какой-то пронзительный царапающий звук, будто тело гор сопротивляется, не желая подвергаться телепортальному разрыву. А потом из ниоткуда прямым попаданием на наш эротический пикничок вывалился кто-то третий, рыча по-зверски , матерясь по-демонски и выражаясь не по-царски.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться