Стать эльфом, но остаться человеком

Размер шрифта: - +

24. Магические методы определения отцовства

Дверь распахнулась, приближая всех к трагическому финалу. Первым в аудиторию ввалился Фред с потрясённым выражением морды, а следом за ним вплыла каталка, созданная по образу и подобию, взятому из большого мира, но не людьми, а магией движимая. На ней в разоблачённом виде располагался труп. Слава богам, местными патологоанатомами ещё не раскуроченный. А вот одежды, прикрывавшей прижизненные достоинства, нигде не было. Видно, длиннорукие лекари растащили, распорядились чужим добром по-свойски.

Труп был оголён, обезглавлен, стазирован и угнетал своим видом психику почище любого кошмара, причём не только мою. Признаюсь сразу, магушников пятого курса, принявших участие в последней лабораторной, принято считать более подготовленными. Ошиблась на раз. Судя по всему, им до сих пор не приходилось трупы без портретных деталей опознавать.

Неравнодушные к зрелищу, нелюди мешкались, с трибун не спускались, примёрзнув к местам, да и вообще проявляли мало радости по отношению к предстоящему событию. Сразу видно, маги, а не лекари или травники какие. Те и к живым — помягче, и с трупами — на ты.

Зато маги вели себя как ясельная группа, только недавно оторванная от груди мамаш, — брезгливо кривились лицами, морщили чувствительные носы, глаза отводили, явно не желая опознавать убитого.

— Ну что же вы? — попыталась я раззадорить поскучневших студентов, — Налетайте! Причём лучше сворой. Нам уже -- знаете ли -- помирать пора, а вы всё тянете! 

Но все мои гостеприимные потуги покрошил одним ударом тот самый адепт, который Федотов:

— Предупреждаю всех, если кому не видно, — вставил он свою наглую хрюшку в чужой монолог, — Оно не дышит, и оно — безголовое.

— Попрошу с уважением к покойнику! — прикрикнула я на распоясавшегося хама, — Наловчились тут. Напрохвостились. Как убивать, так анонимно. А  как личность установить, так даже анонимных желающих нет. Эй, профессор, поспособствуйте дознанию! Не то заночуем мы тут у вас. А я, если честно, уже устала, своего демона за хвост держать. Того гляди, сорвётся, выскользнет, на адептов бросится, начнёт жрать...

В свете таких угроз, профессор смущённо сверкнул в нашу сторону роговыми очками, потом перевёл оглобли на аудиторию:

— Все, у кого были или есть магические доноры мужского пола, -- велел он, -- идут строем к каталке! Не злим профессуру и не заставляем ждать!

Народ, неохотно тронувшись, поплыл мимо трупа, брезгливо оглядывая и тихо возмущаясь. Мол, как же опознавать, когда никаких зримых примет в наличии, разве что родинка, да одинокий шрам.

Тем временем поток скорбящих повернул вспять, оставив труп трагически не опознанным.

— Ну что? Убедились? Не наш это донор! — не упустил возможность позлорадствовать профессор.

— А чей же тогда? Гвоздик — в ухе, кольцо — на пальце.

— Какое кольцо на пальце? — внезапно изумился старик. 

— Идентичное гвоздику — чёрное, эбонитовое. У Фреда в правом кармане лежит, появления на свет дожидается. А ну, гони вещдок! — велела этому вору с незаконченным высшим, — Тащи вучителю на стол. Пусть на ловкость твоих рук полюбуется. 

Раздосадованный адепт покраснел, но кольцо действительно вытащил, вкупе с гвоздиком поволок на досмотр. Эх! А ножичек заныкал, морда клептомагическая. Ну да ладно, основное отдал — и то победа.

Предметы брякнули по камню стола, и на миг под сводами пещеры установилась необычная тишина. А потом педагог сокрушённо покачал головой и, повернувшись к студентам, принялся сурово вещать:

— Что же теперь скажут господа адепты в своё оправдание? До меня доходили слухи  о том, что, не смотря на запрет постоянных связей и брачных уз, некоторые всё же тайком пошли на нарушение установленного порядка. И это под угрозой отчисления! Вам пять лет вдалбливали: настоящий маг не может иметь за спиной детей, мужа, жены, привязанностей! Он, воин-наёмник, вся сила его принадлежит служению магии. Вы даже клятву давали при поступлении. А теперь обо всём забыто?

Профессор, временно потеряв интерес к нам, принялся скучно рассуждать об основах магии и уставе академии.

А я, пользуясь моментом, чутко прислушивалась. Вдруг выживу? Так знание пригодится. Ведь ещё камнем по воде писано, что прям вот сегодня помирать придётся. Вон как профессура рассердилась, разошлась, глядишь, возьмёт, да передумает нас нонче кончать? А завтра случится завтра, к нему мы приготовим новое последнее желание... 

Но пока я устно конспектировала прямо в память, так как письменных принадлежностей по-близости не было. 

Во-первых, оказалось, что магическая энергия обратно пропорциональна эмоциональному фону обладателя.

Тоже мне, называется, Америку открыли. Да оно и в обычной жизни точно так. То, чего страстно хочешь, или не получишь вовсе, или достанется в таком виде, что ни к чему уже не применить. А вот ненужное, как правильно заметил Гнома, добывается за раз. То есть магичить без эмоций и слёз легче. Если полностью отстраниться от процесса, то такого навернуть можно. И наоборот — чем больше эмоций в игре, тем меньше смысла в колдовских или других каких манипуляциях. Ладно, с этим разобралась. Едем дальше.

Во-вторых, у не обученных существ влияние эмоций на владение магией практически незаметно. Скорее даже наоборот, инициация сил происходит чаще всего под действием чувств и переживаний. Ага, ну, так и со мной было. Как только жареный петух клюнул, сразу искры из пальцев и полетели. 

В-третьих, с продвинутыми магами всё иначе. Когда  включается необратимый процесс развития и углубления источника, сильные эмоции становятся полярны магии. И от чрезмерного накала страстей источник может временно закрыться. Просто затянет его, будто болото, ряской. И  — "привет ныряльщикам, ищите новый пруд".



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться