Стать своей

Размер шрифта: - +

Глава 1

Принять решение было гораздо проще, чем перейти к его исполнению. Ещё несколько дней назад Регине казалось, будто она с искренним нетерпением ждёт момента, к которому готовилась – точнее, её готовили – едва ли не с самого рождения.

Она не помнила, считала ли когда-нибудь услышанные от деда истории обычными сказками или всегда воспринимала их всерьёз. Сам он рассказывал о далёком и прекрасном неведомом мире, о магии и порядках, которым подчиняются её обладатели, о небывалых сражениях и заговорах так, словно всё это было реальнее, чем окружающая их действительность.

Дед уверял, что Регина принадлежит именно тому неизвестному, незнакомому миру из его рассказов, и однажды ей суждено туда отправиться. Он бы и сам охотно вернулся в края, откуда берёт начало их род, где по-прежнему обитают души их предков, но несколько бесплодных попыток подчинить пространство и добиться желаемого ни к чему не привели. Пытаясь объяснить причину неудач, он создал целую теорию, в которую с энтузиазмом посвятил внучку.

По его версии выходило, что шанс на перемещение между мирами есть только у обладателей магического дара – илкавов. Причём даётся он один раз в жизни – тогда, когда способности едва начинают пробуждаться и одарённый, ещё не знакомый с собственной силой, не всегда может с ней совладать. Неподконтрольные всплески магии опасны и для самого необученного илкава, и для его окружения, однако именно в этот период дар отличается наибольшими возможностями, не ограниченными разумом и волей владельца.

Дед Регины когда-то упустил подходящий миг. Проявил слишком большую осторожность, испугавшись, что не справится и погибнет здесь, на чужой земле, где чудесные способности являются такой редкостью, что люди чаще всего в них просто не верят. Это потом, снова и снова пробуя исправить ошибку, он понял, что в мире без магии илкаву не так-то просто умереть. Чуждая для этого места сила неизменно оберегала своего носителя, чувствуя, что, однажды утратив с ним связь, уже не сможет вновь проявиться.

- Бояться нечего, - раз за разом повторял дед, приучая внучку к мысли, что именно ей предстоит преодолеть последние трудности и вернуться во владения предков. – Для того чтобы побудить дар потянуться к истокам и отыскать дорогу домой, необходима опасность, настоящая угроза для жизни. Если всё пойдёт, как надо, то в миг, когда по всем физическим законам этого мира ты должна будешь погибнуть, ты перенесёшься на родину и окажешься там здоровой и невредимой. Если же и у тебя ничего не выйдет, ты останешься здесь и продолжишь искать способ попасть в наш мир. Никогда не забывай, где наше место на самом деле. И ничего не бойся – пока ты будешь обладательницей дара, в этом мире ты не умрёшь. Каким бы неизбежным ни казался конец, всегда случится что-то, что тебя спасёт. Уж я точно знаю.

Регина всегда слушала с восторженным ожиданием. Рядом с дедом она казалась себе особенной, значимой, могущественной и неуязвимой. Может, поэтому она никогда не чувствовала себя своей ни в какой другой компании. Воспитанники в детском саду, одноклассники, сокурсники, соседи и знакомые, случайные собеседники и немногочисленные приятели – все они были обычными, всех ждала простая и понятная судьба. А она… Она сама не заметила, когда мечты деда стали её собственной целью.

Регина искренне считала домом место, которого никогда не видела, в само существование которого не поверил бы ни один знакомый ей человек. Она не допускала ни тени сомнения в правдивости дедовых слов. Возможно, она могла бы заподозрить его в безумии, если бы не имела возможности лично убедиться в том, что деду действительно подвластно многое.

Он мог проникнуть в мысли любого человека, вызвать у того определённые намерения или заставить что-то забыть. Однажды Регина всё-таки подумала, что настолько необычные способности наверняка заставляют их обладателя чувствовать себя одиноко, обособленно от остального мира и, быть может, все разговоры об иных землях – лишь фантазия, порождённая этим тягостным ощущением.

В тот же вечер вместо того чтобы по обыкновению рассказать очередную историю на ночь, дед молча положил ладонь ей на лоб, словно пытался определить температуру. Регина поначалу даже не поняла, что случилось – просто в голове вдруг взметнулся рой воспоминаний – странных, незнакомых. Они явно не могли принадлежать самой Регине, но казались настолько достоверными, что невозможно было усомниться в их истинности.

Всё, о чём она раньше лишь слышала, словно замелькало перед глазами – невиданные, но на удивление родные места, суровые и гордые люди, чем-то неуловимо похожие на её деда, сражение и бегство, горечь потери, тоска и упорное желание вернуться к прежней жизни…

Прежде чем Регина успела испугаться за собственный рассудок, дед пояснил:

- Это воспоминания моего прадеда. С тех пор, как он был объявлен вне закона в своей родной стране и волей случая нашёл приют в этом мире, они вместе с магическим даром передаются в нашей семье от родителя к ребёнку, чтобы каждый знал свои корни и не забывал о том, что здесь мы нашли только временное пристанище. Теперь у тебя не осталось сомнений? Ты ведь уже способна отличить плод внушения от настоящих фрагментов памяти?

Регина полагала, что действительно может с этим справиться. Она ещё не владела даром, но знала, что однажды дед сделает её своей преемницей, а потому старательно запоминала любые объяснения и подсказки, которые он считал нужным дать. Дед не уставал напоминать, что когда дело дойдёт до практики, помочь ей будет некому – невозможно лишиться дара и сохранить жизнь, а значит, он угаснет, едва сила перейдёт к внучке. Она останется один на один с обретённым могуществом, и тогда усвоенные раньше уроки помогут ей приручить дар прежде, чем она невольно кому-нибудь навредит.



Рада Мурашко

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться