Стать своей

Размер шрифта: - +

Глава 3

Поручив заботу о нежданной гостье – а заодно и наблюдение за той – верной горничной, Кимена поспешила вернуться в зимний сад, где её супруг и сыновья уже напряжённо обсуждали неожиданные новости.

- Ты мог бы и не собирать всю семью ради этой особы, - в обыкновенной для него сухой манере выговаривал сыну Элбан. – Разве без этого было не ясно, что стоит делать? А теперь о её существовании знают и слуги.

- Она действительно представительница дома Тысячелистника, - негромко отозвался Вилхерд. – Я почти уверен, что весь её рассказ – правда, хотя бы потому что ложь никогда не звучит настолько бредово. Да ведь и ты, если сомневался, мог её проверить.

- И допустить, чтобы девица поняла, что я из себя представляю? – Элбан не повысил голос и даже не вложил в него явного неодобрения, но всё же всем, кто находился в комнате, стало ясно, что он недоволен несообразительностью сына.

- Какая разница, кто она? – нетерпеливо заговорил Вайерд. Как старший сын, он привык вести себя с отцом на равных и иногда пользовался этим, чтобы отвлечь последнего от промахов брата. – О ней никому не известно, и её исчезновения даже не заметят. Слуги не в счёт. Это куда безопаснее, чем перехватывать беглецов.

Вилхерд едва заметно поморщился, явно не посчитав такую поддержку уместной.

- Я не хочу отнимать её дар, - прямо объявил он. – Это бесчестно. К чему приведёт вся наша борьба, если мы станем поднимать руку на равных, которые не являются нашими врагами?

- Сейчас не время думать об условностях, - уже не слишком стараясь скрыть раздражение, обронил Элбан. – Девица может называть себя кем угодно, но если её род признан угасшим, почему мы должны считать по-другому? Её дар может принести нам пользу – вот о чём следует помнить!

- Она всего лишь вейсатка, - возразил Вилхерд, всё ещё не желая сдаваться. – Если бы она могла что-то большее, чем воздействовать на разум и эмоции, это стало бы заметно в момент утраты контроля. Всеобъемлющий дар лигдаров более ценен, так стоит ли спешить только из-за того, что нечто другое случайно попало в руки?

- Мне кажется, или ты просто заступаешься за свою новую знакомую? – ровно осведомилась до этого молчавшая Кимена.

Она догадывалась, что супруг готов вот-вот вспылить, и вовсе не хотела, чтобы обсуждение переросло в долгие бесплодные споры.

- Пожалуй, - немного подумав, не стал отпираться Вилхерд. – Она производит хорошее впечатление. Как обладательница дара, я имею в виду. Думаю, она может быть полезной, если останется жива.

Элбан нахмурился. Со стороны могло показаться, что он снова недоволен сыном, но Вилхерд слишком хорошо знал отца, чтобы всерьёз обеспокоиться.

- Разве никого из вас не впечатлило её самообладание? – спокойно продолжил он. – Часто ли встречаются новички, способные усмирить вырвавшийся из-под контроля дар прежде, чем окончательно обессилеют? Да и применять силу по своему желанию она кое-как, но тоже умеет. Всё указывает на то, что она действительно знает немало полезного, хоть ещё и не научилась применять всё на деле. Думаю, если бы каждый, получивший дар, был так же наслышан о нём, удалось бы избежать ряда трагических случаев.

Элбан и Кимена обменялись вопросительными взглядами. Обоим этого было достаточно, чтобы понять: каждый несколько обескуражен неожиданными рассуждениями сына и не готов сразу дать ответ.

Им постоянно приходилось иметь дело с илкавами – теми из них, кто не собирался бежать в поисках безопасного угла, но надеялся когда-нибудь изменить положение вещей в родной стране. Сами супруги не обладали врождёнными способностями, однако обрели их, отняв у скрывающихся одарённых из простонародья.

Владения семьи располагались недалеко от моря, к которому часто устремлялись те, кому не повезло обнаружить в себе дар, в надежде сбежать из страны. Выследить путешественников, которые сторонились людей и обходили стороной поселения, было не самой простой задачей, но всё же достаточно выполнимой, чтобы за несколько лет хозяева имения, их старший сын и с десяток ближайших единомышленников получили магические способности.

Дело было не в жажде могущества и власти – по крайней мере, сами обладатели отнятого дара в это искренне верили. Сила, превышающая человеческую, была необходима для борьбы. Борьбы, которую небольшой круг высокородных подданных империи считал неизбежной и необходимой.

Однако приручить дар, научиться им пользоваться для каждого оказывалось непростой задачей. Три столетия, на протяжении которых магия в империи оставалась под запретом и даже разговоров о ней старались избегать, не прошли бесследно. В стране не было наставников, которые могли бы помочь юным илкавам, как это делалось в южных государствах. Невозможно было даже отыскать кого-то, кто обладал бы теоретическими знаниями. Обретать необходимые навыки приходилось самостоятельно, полагаясь только на собственные ощущения.

Конечно, те, кто уже сумел чему-то научиться, старались помочь другим, но их умения были далеки от желаемых. Сам Элбан, который позаботился о том, чтобы получить самые многогранные способности из возможных, за несколько лет научился вмешиваться в движение стихий, создавать и бесследно уничтожать простые, зримые для человеческого глаза предметы. Однако почти всё, что было связано с воздействием на человеческий разум и дух, оставалось для него малопостижимой загадкой. Несколько слуг, на которых Элбан пытался опробовать эту грань дара, обезумели из-за его случайной ошибки, но он так и не приблизился к пониманию того, как действовать правильно.



Рада Мурашко

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться