Стать Варши. Рекрут

2.5

Служка с блаженной улыбкой наблюдал за моими медленными движениями: вот я поползла вверх, вот локти поравнялись с бортиками чаши, вот, кряхтя и стеная, я отворачиваюсь к дыму тлеющих на искрящихся углях порошков.

- Ты что задумала, стерва? – наконец сообразив, что что-то не так, садист широкими шагами поспешил к моей склоненной над чашей фигуре. Я, глубоко вздохнув одурманивающий, но притупляющий боль пар, ждала пока он не приблизиться. Когда разгневанный служка подошёл вплотную и, вцепившись в плечо, грубо развернул меня, я загребла в ладонь угли и впечатала их в лицо обидчику, придавив и размазав как румяна. К потолку взметнулись быстро погасшие искры.

Раб закричал и попятился, зажимая руками обожжённые веки. Ко мне рванули два стража Аппи, испугавшись я обогнула курильницу и, толкнув широкую чашу, рассыпала её пылающее содержимое по полу. Огонь весело взвился вверх, отрезав меня от мужчин, и тут же взялся в серьёз за обивку подушек, пуфиков и тюлей. Деревянный пол сдавался медленней, но пламя разгоралось ярче, откусывая всё больше матерчатой поживы.

Мужики запаниковали и дали дёру, ретиво скрывшись в изгибе лестничного поворота. Я же, рассеянно обвела взглядом горящее помещение – дым от наркотических порошком отуплял и вместо решительных действий я глупо хлопала глазами на пламя, что схватилось не на шутку; шёлковые занавеси вспыхивали как листы пергамента, отполированное дерево чернело, объятое алым пламенем. Гарь быстро наполняла чердачное помещение. Обогнув очаг возгорания по широкой дуге, я поспешила к софе, где лежало моё платье.  Натягивать его было некогда. Схватив шаль и надеясь, что его длины хватит, что бы хоть как-то скрыть наготу, я повернулась к выходу, и в туже секунду на верхний этаж ворвались люди в легком кожаном доспехе варши.  Возглавлял их высокий человек, которой прикрывал полой чёрного плаща половину лица, спасая дыхательные пути от угарного дыма. Я рванула прямиком к лестнице надеясь прорваться, но мой путь заградил варши с унтер-офицерскими нашивками, вцепившись мне в плечи и встряхнув как тряпичную куклу:

- Кто ты?

Я беззвучно хлопала ртом, надеясь, что под упавшими на лицо волосами, следами побоев и сажей меня не узнают.

- Путь бежит! Нам всем надо уходить! – приказал мужчина в плаще и, повинуясь его приказу, варши потащил меня вниз по лестнице.

На третьем пролёте в нас полетели стрелы. Варши, прикрывший меня, стал лёгкой мишенью.  Три арбалетных болта пробили ему грудь и, забулькав кровью, он осел. Мне осталось только взвизгнуть, и последовать его примеру, припав к ступеням. Сверху на выручку поспешили стражи, дав короткий залп из небольших луков.  Закипел бой. Я распласталась пузом по лестнице, и перебирая руками словно ящерица скатилась вниз по винтовым ступеням. Над головой просвистело и короткий болт с кожаным оперением вонзился перед самым носом. Я взвизгнула и взвившись на ноги заголопировала клеймённой свиньёй, перескакивая по три-четыре ступени. Так и неслась бы, но врезалась в чью-то грудь и повалилась на попу.

Падение отрезвило: паника приутихла, и я смогла более осмысленным взглядом осмотреться. Оказалось, я спустилась до третьего этажа. Вокруг в суматохе сновали люди, выскакивая из комнат и спеша скрыться за поворотом лестницы.  Иногда их перехватывали варши, но большинство просто уносило ноги, не встретив препятствий и не оглядываясь. Поднявшись, я последовала их примеру, стараясь не встревать в потасовки между вооружёнными рабами и стражей. Сверху теснил огонь, запустив смертоносные щупальца к перилам, плотоядно облизывая потолки и стены.  Я пробралась к самому выходу, когда с верхних этажей метнулась тенью фигура в чёрном, уводя за собой бойцов в доспехах. Потом раздался грохот, и из провала в середине башни посыпалась труха из мелких камней и сажи – горящая крыша просела, погребя под собой немало людей.

Я выскочила из оккупированного пожаром здания, и рискуя потонуть в море, побежала по прыгающей под ногами навесной дорожке, подражая улепётывающим из горящего здания людям. Храбрые моряки, прознавшие про налёт, шустро развели борта и увели судна в более спокойные бухты. Кое как выйдя к порту я наняла повозку, отдав возничему два золотых браслета с руки.



Натали Christmas

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться