Стать Варши. Рекрут

Размер шрифта: - +

4.4

Дрожащая полутьма в углах и скользящие тени от людей встретили меня молчанием и затхлым запахом пыли и плесени, едко сдобренные ненавязчиво-сладковатым душком разложения. Тело юноши лежало на ступенях первого этажа на животе. Схенти, спущенный до щиколоток, ненужной тряпкой опутывал тощие ноги. Костлявая спина с рельефной грудной клеткой пестрила большими уродливыми гематомами и царапинами. Голова юноши была отвёрнута к стене и волосы липкой паклей завешивали её часть. Тёмные сгустки коричнево-красной крови лужей разливались под его головой создавая жуткий ореол с потёкшим краем. По чуть скошенной ступени стекал подсохший багровый ручеёк. Но больше всего мне запомнились руки: длинные, тонкие, нелепо вывернутые назад. С розовой косточкой локотков выпирающей остриём пики, с длинными, чуткими пальцами, застывшими навек скрюченными лапками высохшей мухи. Очередная жертва не заслужившая такой страшной и мучительной гибели.

За спиной раздался шум и тяжёлые полы занавеси колыхнулись, пропуская сдавленные крики и оханье. Я услышала, как сорвался в бег стражник у входа, но не предала этому значения – на месте достаточно злых и не выспавшихся варши что бы разобраться с излишне любопытными.

Суета привела в смятенья людей из Комитета и те узким потоком поспешили на воздух оставив меня наедине с телом – как раз то что мне нужно. Я с замиранием сердца обошла труп вокруг по широкой дуге – запоминая положение тела, расположение конечностей, состояние одежды. Потом окинула взглядом помещение: кирпичная лестница без перил с деревянными подпорками-сваями алела наготой на фоне побеленных дешёвой известкой стен – охристых в ореолах огня факелов и грязно-серых в глубоких тенях. Грязь, пыль и пищевые отходы стоптанным ковром покрывали пол – чернушные доски из дрянной древесины уложенные на фундаментные балки. Лестница низкими ступенями начинающаяся в трёх шагах от порога ломанной линией вела к третьему этажу, давая жильцам девяти тесных комнатушек добраться до своих дверей.  Дешёвое однотипное жильё для малоимущих не блещет комфортом и отделкой, но предоставляет крышу и иллюзию защищённости.

Быстро законспектировав общий вид места преступления на глиняной дощечке-черновике, я перешла ко второму, более вдумчивому обходу. Приблизившись вплотную к телу пробежалась глазами от затылка к пяткам и обратно. Помимо проломленной головы (судя по ранам, несчастную жертву схватив за волосы били лбом об ступени) и следам побоев на торсе и бёдрах также наличествовали гематомы с отчётливыми следами пятёрни на запястьях – чернеющие синяки с полумесяцами красных следов от ногтей.

Так-так…

Припомнив отчёты по жертвам Рекрута я с каким-то облегчением заметила, что не вижу следов верёвки на шее, руках и щиколотках, наличествующих у пяти предыдущих тел, найденных прошлой зимой. Сто процентной уверенности это не даёт, но всё же.

Воодушевившись, я продолжила конспектировать увиденное. К записям добавились: отсутствия странгулярных полос на теле, общая «целостность» трупа (слава богу! – не уверенна, что смогла бы адекватно среагировать на вид вырванного кишечника) и явные следы изнасилования – кровь между ягодиц, характерные синяки и тому подобное.

Право слово, словно пуд с плеч свалила! Я опасалась что Северное Управление не сможет вести борьбу по двум франтам – неуловимый Рекрут существенно подкосил бы и силы варши и выдержку островитян. Паника, что могла поселиться на относительно тесном архипелаге имела возможности перерасти в кровавую бойню с линчеванием. В совокупности с «капризами» Раппи и возможной угрозе катаклизма с его стороны дела свелись бы к фатальному. Два маньяка на шесть островов – явный перебор!

Удостоверившись что ничего не пропустила (честнее – ни нашла нового) я перекинула кожаную «обложку» дощечки и сложила её в сумку. Как раз вовремя – откинув полог в помещение вошли трое: два служителя малого зиккурта Адиаппани (невозмутимые парни в кожаных передниках и повязках на лицах с носилками в руках) и стражник, что остался на улице и придерживал ковёр для удобства. Пропустив «лекарей мёртвых» варши указал пальцем на выход. Проследив за исполнением приказа, он потерял ко мне всякий интерес и позёвывая украдкой в мозолистый кулак стал наблюдать за погрузкой и выносом тела.



Натали Christmas

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться