Стать Варши. Рекрут

5.2

Рион ввалился ко мне домой за час до заката, воняя дешёвым спиртным и кислым табаком. Сказать, что я обомлела – ничего не сказать!

- Собралась? – раздражённо буркнул мужчина, оттеснив меня с дороги и пройдя в спальню.

- Да, - заинтересованно наблюдая как варши, остервенело ругаясь, сдирал с себя одежду ответила я. –ты это что делаешь?

- Я же говорил – не дождёшься! – и вывернув на кровать тряпичный мешок, повернулся ко мне, держа на вытянутых руках целый ворох разноцветных тряпок: – Ну, и как это надевать?

 

Через тридцать минут после прибытия варши в мои опочивальни мы уже брели по узким проулкам Нейрона. Я то и дело оборачивалась, пряча в уголках губ назойливую улыбку.

- Хватит, - шипел в бессильной ярости Рион, в очередной раз, одёрнув край рувры[1].

- Тебе идёт, - искренне похвали я мужчину нарвавшись на злобно сверкнувшие глаза.

А Рион похорошел. Ему весьма шли национальные одежды Раппи: тёплые пастельные тона рувры скрывали серость кожи, а приталенный силуэт как то плавно сгладил угловатость его тощей фигуры. С ним сочетался и шёлковый терис тёмно-синего цвета длинной по щиколотки. Светлые волосы варши распустил, удивив меня русой макушкой  и теперь непослушные пряди свисали по обе стороны его лица, прикрывая как небольшую залысину, так и впалость щёк. На фоне данного преображения, даже чёрные губы не портили его. Наверное, теперь он в праве был называться симпатичным, конечно если бы согнал с лица ворожение озадаченной растерянности пополам с лютой ненавистью ко всему живому что заставляли его поминутно дергаться, теребя тот или иной предмет одеяния или злобно щуриться, словно в прицел винтовки.

 

Рувра – часть национального одеяния островитян. Представляет собой длинную тунику из лёгкой непрозрачной ткани, достигающую длинны до колен, и с зауженными рукавами. Имеет вырезы по бокам от середины туловища до конца подола. 

 

- Ты весь извёлся, - посетовала я, гладя как варши, в очередной раз, дёргает широкую штанину териса.

- Замолчи и иди вперёд, - гадюкой зашипел варши, сутулясь при виде одинокого прохожего.

- Ты хоть знаешь, где они будут собираться? – растерянно обвела я взглядом перекрёсток.

- Нам прямо. До берега моря. Потом я поведу, - чуть успокоившись, ответил Рион.

Если с внешностью варши я определилась, то вот его внутреннее состояние вызывало во мне бурю недоумения. С момента его прихода поведение Риона не вязалось с окончательно закрепившимся образом самоуверенного бесчувственного сукина сына.  Варши срывался на мелочи, дёргался из-за пустяков, нервно закусывал губы и всячески показывал если не неуверенность, то, наверное, излишнее переживание или даже страх.

- Так как говоришь, называется эта секта? – пресекая широкую дорогу, спросила я.

- Дети чистой веры.

- Банальщина, - я фыркнула.

- Не будьте так наивны, Л’эрис, - презрительно сплюнул Рион, - название не определяет замыслов. Самые извращённые, самые жестокие сектантские сообщества имели наиболее бональнишие словосочетания в названиях – это располагает, так как понятно и доступно для большинства.

Широкая дорога осталась позади, а перед нами опять маячил узкий свод очередного проулка ширеной ровно на полтора человека. Я задумалась, перебирая в голове известные мне земные аналоги по данному вопросу. Выходило примерно так, хотя и шероховатостей хватало. Однако…

- Звучит так, будто вы вникали в суть вопроса, - хотела польстить я, но Рион, вопреки моим ожиданиям сильнее скривился, показав на свет от низких оконец дома жёлтые от курения зубы, словно в оскале.

- Лучше молчите. – Взбешённо прошипел он, задев меня плечом и вжав в стену так, что недавно полученные раны на спине стрельнули болью по всем мышцам, пустив спазм до самого позвоночника. – Когда ваш рот закрыт, вы кажитесь умнее!

Я прибилась к стене глотая воздух словно рыба выброшенная на сушу.

«Да мне фартит!» - с грустной иронией подумала я, от вечернего оптимизма не осталось и следа: - «Мне придётся терпеть общество садиста-варши до окончания расследования, если остаток жизни я не хочу провести в тюремной клетке. К тому же убить имперского варши я не смогу, как не мечтай,» – потоком холодной воды на дымящиеся нервные клетки обрушался внутренний голос: - «Я не убийца, мне просто не хватит смелости. К тому же, его присутствие мне пока на руку, так что придётся терпеть его хамство. Скоро он уедет, и я снова буду прозябать в скуке будней Нейрона, из-за дня в день, лелея мечту о новой игре в детектива».

«Но какого чёрта!» - подумалось мне. « Женщина всю жизнь платит болью – за юность, за зрелость, за материнство. Почему же мужчины позволяют себе обращаться с нами как со слабыми?»  Я вытерла рот рукавам, подобралась и на полной скорости влетела в спину Риона. Плевать что женщина априори физически слабее мужчины. Никто не должен считать, что насилие сойдет ему с рук. Никогда нельзя опускать руки и мириться с подобным. За своё счастье нужно сражаться, разбивать кулаки в кровь, что бы доказать – никто никогда недолжен упиваться силой в урон тебе!

Варши рухнул вперёд носом,  даже не успев выставить руки. Я повалилась следом, окончательно выбив из него дыхание. Скатилась на землю.

- Никогда! Слышите меня! Никогда не смейте поднимать на меня руку! – задыхаясь, скорее от нахлынувшего адреналина, прохрапела я, перевернувшись на бок.

- Чокнутая!  -  зажимая нос ладонью, Рион неуверенно поднялся и продолжил путь. Я улыбнулась. Эта была маленькая победа.

 

 



Натали Christmas

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться