Ставка на любовь

Размер шрифта: - +

3.4

 

– Столик, как всегда, на террасе, Михаил Петрович? – улыбнулась милашка-Сонечка, хостесс дорогого ресторана, расположенного прямо под крышей нашего здания.  

С офисом нам повезло. Генеральный лично звонил собственнику бизнес-центра и перебивал ставку ближайшего конкурента. Кто наш конкурент? «Олимп», конечно. Другие и в подметки не годятся. 

Вот так, языком без костей и солидной котлетой из зелени, мы и заполучили лучший вид из окон и «корпоративную столовку», как мы шутя называем ресторан, бизнес-ланч в котором обходится в какую-то смешную десятку баксов. Вечерами здесь мест хватает, а вот днём пробиться можно только с боем или двухчасовым ожиданием. И только у элиты финансового рынка, то есть высшего руководства «Эвереста», всегда есть зарезервированный столик. И ещё у меня. 

– Надеюсь, там не занято, – дежурно пошутил я и пошарил взглядом по сторонам. 

В укромном уголке, где не так слышен гул, обедали генеральный и Герман. В самой гуще столиков, прямо под пальмой, сидела Леночка с дочкой нашей главбухши. Обе звонко щебетали, а Леночка страсть как была хороша, румяна и весела. Будь я сейчас по другую сторону стола, так бы и протянул руку и ущипнул Гончарову за то место, где мягко. Она бы кокетливо ойкнула и попросила добавки. 

– Там никогда не занято. – Соловьиная трель милашки Сонечки заставила меня повернуть голову и посмотреть в направлении летней веранды. – Специально для вас столик держим. 

Я кивнул и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. 

Обед – святое время. Время, когда можно расслабиться, откинуться на спинку мягкого диванчика, выкурить сигарету-другую, сожрать приготовленного на углях и в острых специях цыплёнка и залить бушующий внутри пожар чашкой ядрёного эспрессо. Ещё иногда я позволял себе прикорнуть минут на десять: свежий воздух был подспорьем крепкому сну на сытый желудок. Но этой слабости я поддавался только, когда обедал один. Сегодня же мне компанию составил Костя. 

– Неудобно с Родкиным вышло... – пробормотал он, когда пиджаки были отброшены в сторону, заказ сделан, и по первой сигарете выкурено. 

– Забей, – бросил я, стряхивая пепел в малахитового ежа. 

Костя смотрел на меня, как на дебила. 

– Петрович, это же Родкин...

– Ну, Родкин и что? 

– Да рядом с ним все дышать боятся, а ты встречу на неделю перенёс. 

– Я ничего не переносил. – Я чиркнул зажигалкой и затянулся второй сигаретой. 

– А звонок? 

Я фыркнул так громко, на обедавшие за соседним столиком дамочки оглянулись. 

– Родкина на этой неделе нет в Москве. Умотал утром на футбол в Барселону, а жену в Милан на шоппинг отправил. А звонок... Хорошо я всех разыграл, а? Даже ты поверил! 

Костя потёр переносицу. 

– Но зачем? 

Я затянулся и выпустил подряд несколько сизых колечек. 

– Чтобы Почуеву напугать. 

– А она прилично струхнула, – зашёлся смешком Константин. 

– Угу. 

Ещё одно колечко полетело прямо к фонарикам под навесом, которые зажигали, когда начинало смеркаться. 

– А презу по холдингу сам восстанавливать будешь? Могу помочь и пересчитать коэффициенты прибыльности. 

– Чё её восстанавливать-то? – хмыкнул я и кинул бычок в пепельницу. 

Мне принесли цыплёнка, а Косте – шницель. Пора было хвататься за вилку и нож. Измученный макдаковскими гамбургерами желудок требовал срочно забить его вкусной едой. В противном случае угрожал развитием язвы. 

– Петрович, ты чего-то темнишь... – промычал Костя с набитым ртом. 

Я хрустнул поджаристой корочкой и ответил, тоже мыча: 

– Родкин вернётся, я её ещё раз на печать выведу, и всего делов. 

Чёрт, в этот раз повар переборщил с чесноком – весь остаток дня буду вонять. 

– Ты говорил,  копии не сохранилось. 

– Костя... – застонал я, а цыплячье крыло чуть не встало поперёк горла. – Я похож на идиота, который ваяет презу для вип-клиента и не сохраняет её? Ладно наша уральская наивняша поверила, но ты? Ты же не с Урала. 

– Я с Иваново, – сказал Костя, продолжая поглощать шницель. 

– Тоже не фонтан. 

– И что теперь? Тайка потратит неделю на бесполезную работу? 

Я снова чуть не поперхнулся цыплятиной. 

– Бесполезную? Костя, запомни, для этих... – я постучал костяшками пальцев по деревянному столу, наглядно поясняя, из чего сделаны мозги у стажёров, – бесполезной работы нет. А презентацию Почуевой не осилить. И, глядишь, через недельку заживём, как раньше, сугубо мужским коллективом.



Лана Каминская, Fern Flore

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку