Стажер

Размер шрифта: - +

Глава-2

Сознание не хотело возвращаться, ужасно тошнило, во рту явственно ощущался  железный привкус крови. Ник с трудом открыл глаза. Было ощущение, что ему  бросили в лицо пригоршню песка. Он попытался проморгаться и скривился от боли. Рубка двоилась и расплывалась. Ник попробовал  сфокусировать зрение на пульте управления. Там тревожно  мерцали красные огоньки. Пахло горелой проводкой и чем-то кислым. «Меня все-таки вырвало», — подумал он, и эта мысль, как ни странно, вернула его к действительности.   

— Умка, доложи обстановку, — прохрипел он, губы едва слушались, все лицо свело словно судорогой.   

— Системы жизнеобеспечения в норме, энергоемкость 2%,  наши координаты не установлены. Есть сбои  в работе 4-го, 7-го, 9-го и 12-го   контуров. Произвожу дальнейшую диагностику.

«4-й —  это эмиттер силового поля, — лихорадочно соображал Ник, — 7-й —батареи энергонакопителей, 9-й —  сканы дальней разведки, 12-й —  это аппаратура нуль-связи».    

— Так, а что у нас с навигационной системой?

— Все показатели в норме.

— Ты же сказала, что координаты не установлены?

— Навигационная система работает в штатном режиме.  Координаты не установлены, так как невозможно определить контрольные  точки отсчета.

— Что за ерунда? — Ник похолодел. — В таком случае, где мы находимся?

— Мы находимся в звездной системе, не зарегистрированной   ни в одном  каталоге. Продолжаю сканирование. Пытаюсь установить контакт с контрольными навигационными маяками.

Ник отстегнул ремни и тяжело вылез из кресла. «Надо привести себя в порядок и собраться с мыслями». Ужасно хотелось пить. Ник отправился в кухонный отсек. Только  выпив не меньше литра освежающего напитка, отдаленно напоминающего апельсиновый сок, он почувствовал себя лучше.  «Сейчас бы принять настоящий душ, смыть с себя липкий пот, кровь вперемежку с собственной рвотой», — Ник мечтательно представил, как стоит под холодными водяными струями, запрокинув голову. Но такой роскоши на челноке, естественно, не было, и ему пришлось ограничиться ионным душем. Поставив интенсивность на максимум, Ник через какое то время почувствовал себя несколько бодрее.    

«Будем действовать поступательно, — решил он, — первым делом установим, что же собственно произошло».

— Умка, дай запись рубки управления за минуту до последнего прыжка. В восьмикратном замедлении желательно, — добавил он.

На экране тотчас же  появилось изображение. Ник увидел себя сидящим в кресле пилота. Ракурс был взят  со стороны и чуть сверху, так что отчетливо можно было видеть показания всех приборов. Вот он беззвучно дает команду  о готовности, одновременно пристегивается. Умка начинает отсчет, это видно по меняющимся цифрам в правом верхнем углу экрана: 9, 8, 7, 6, 5… Вот экран  покрывается рябью, и одновременно изображение начинает вытягиваться, очень напоминая комнату смеха с кривыми зеркалами. 3, 2… Уже нельзя различить ни одного предмета, настолько они вытянулись в виде разноцветных линий. Последнее, что видно на экране, — это радуга и сразу чернота...

Нику не один раз доводилось просматривать запись нуль-перехода. Ничего необычного и в этот раз. Он знал, что через секунду все до мелочей повторится, но только в обратной последовательности. Экран начал проясняться, вот уже можно различить пульт управления,  очертания приборов, вот он сам, откинувшийся в кресле. Ник уже собрался ускорить воспроизведение, как вдруг центральный экран озарила нестерпимо яркая вспышка. Ник непроизвольно откинулся,   что есть силы зажмурив глаза.

— Стоп запись, уменьшить яркость, верни до вспышки, еще раз, стоп! — скороговоркой прокричал он.

Когда в глазах перестали  плясать радужные круги,  уже спокойнее скомандовал:

— Включай, Умка, и дай 16-кратное замедление.

На этот раз свет от вспышки медленно заливал рубку управления. Умка немного затемнила изображение, и сейчас глаза не резало ослепительной болью. Все внимание Ника было приковано к центральному экрану. Сейчас стало заметно, как системы жизнеобеспечения пытаются снизить яркость излучения, включая один за другим световые фильтры. Но автоматы явно не успевали. Один за другим на панели управления вспыхивали красным цветом тревожные индикаторы. Нику не надо было всматриваться в их показатели. Было и так понятно, что корабль подвергается мощнейшему внешнему воздействию. Хорошо, что запись производилась в замедленном режиме. Звука не было. Ник представил себе одновременный  вой датчиков тревоги, который еще недавно наполнял рубку, и поежился.

Весь экран как будто залило море огня, и ничего нельзя было различить в этом адском пламени. Но вот автомат стал отщелкивать изображения на удаление. Картинка постепенно уменьшалась, яростное сияние словно стекало с периферии к центру экрана.

— Вот это да! — только и мог выдавить Ник.

В центре экрана, взметая,  словно щупальцы,  огненные протуберанцы, величественно полыхала звезда. Зрелище было настолько завораживающее  своей красотой и нереальностью, что чувство опасности куда-то отступило. Ник в ступоре смотрел в огненную пучину, в которую со скоростью 500 километров в секунду неотвратимо погружалась «Валькирия». Он почти  физически ощутил, как гигантские гравитационные тиски звезды  пытаются смять защитное поле  челнока, чтобы потом в  один миг превратить его в короткую вспышку фотонов.



Igor Vlasov

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться