Стажировка в Северной Академии

Глава 11

Разбирать покупки не стала – смотрела на коробку и свёртки, испытывая глухое раздражение. Простая прогулка обернулась сущей катастрофой. Зачем я приняла приглашение на ужин? О чём я могу рассказать? О том, сколько капель необходимо для одного из экспериментальных зелий? Как нужно хранить реактивы? Или как вывести яд из организма с помощью магии?! О чём?

Опрометчиво и несказанно глупо.

Ещё и Райт со своими издевательскими речами. Будто девушка в принципе ничего не может знать, помимо модных тенденций этого сезона! Что за чушь?

Сама теряюсь, что меня больше рассердило – маячивший на горизонте ужин или подначивания профессора. Хотя, если подумать, второе задевает сильнее.

Шумно выдохнула, нехотя поднялась и направилась к шкафу.

***

Вечер я всё же провела за чтением книги. Правда до этого сходила в столовую, набрала с собой разной снеди, и только потом, заперлась в комнате, не желая больше никого видеть.

А на утро, оставив все переживания и плохое настроение в прошлом дне, взялась за обустройство собственного гнёздышка.

Коврик занял полагающееся ему место у двери, полотенца и постельное белье – полки в шкафу, и в ванной, чашки – тумбочку у стола, туда же поставила вазочку для сахара. Заменила потрёпанные пододеяльник, простыню и наволочку, а сверху постелила светло-зелёное покрывало, которое тоже приобрела вчера.

Развернула последний свёрток и нахмурилась. Там лежали шторы для спальни, и если в кабинете их повесить не составило труда, то, как тут дотянутся до карниза – загадка. Со стула мой рост не позволит, да и с подоконника тоже. А подвинуть стол самостоятельно просто не хватит сил.

Вот ведь незадача. И к кому обратиться за помощью? Кроме Райта на ум никто не приходит, ну не профессора Проса же просить, в самом-то деле!

И что делать? Дилемма.

А так хорошо начиналось… Остался последний штрих и моя квартирка перестала бы выглядеть как пустотелый аквариум.

Коротко выдохнула, чётким шагом меряя свободное пространство. В любом случае, даже если бы очень захотела обратиться к моему якобы куратору, я не знаю, в какой комнате он живёт. Не буду же я ломиться в каждую дверь? Боюсь, за вопрос – «Где живёт Винс?», близняшки мне этого не простят.

Вышла в кабинет, поправила и без того идеально составленные колбы, банки, и штатив. Переложила стопку конспектов с места на место. Принялась перекладывать книги, как услышала в коридоре уверенные гулкие шаги – и принадлежать они могли только Райту.

Позабыв обо всём на свете (и о вчерашней обиде, и о том, что вроде как просьба прозвучит неудобно), рванула к двери и, распахнув её настежь, столкнулась почти лицом к лицу с профессором.

- Аделия? – первым пришёл в себя.

Задохнулась, попыталась взять себя в руки, несмотря на то, что лицо обдало жаром смущения:

- Светлого утра, Винсент, не мог бы ты мне помочь? – протараторила быстро, пока остатки смелости не покинули меня, испарившись в неведомом направлении.

Удивился, да ещё как – брови взлетели вверх, а глаза стали похожи на два огромных блюдца. Но, тем не менее, совершенно спокойно, деловым тоном, осведомился:

- Конечно, что нужно сделать?

Стараясь держаться так же по-деловому, пояснила:

- Шторы в спальне повесить хотела, - запнулась, - а до карниза достать не могу, - закончила тихо, с трудом выдерживая прямой взгляд и улыбку, что дрожала в уголках его губ.

Кивнул, сделал шаг в мою сторону. Застыл. И я застыла, боясь сделать лишний вздох. Как же сложно, оказывается, просить у кого-то помощи, особенно если этот кто-то не самого приятного о тебе мнения.

- Можно пройти? – всё же усмехнулся, заметив мою растерянность.

Покраснев ещё больше, отошла, пропуская его в комнату.

К смущению добавилась неловкость - совершенно чужой человек рассматривает аккуратные стопки книг на краю стола, шаль, брошенную на стуле, покосившуюся дверцу шкафа из-за которой было видно край полотенца. Моё личное пространство пошатнулось от его вмешательства.

- Скучаешь? – уточнил участливо, но я не поняла вопроса.

Нахмурилась, пытаясь сообразить, что он имеет в виду.

- По зелени, - пояснил тут же, обводя рукой коврик у двери, шторы и чайный сервиз.

Недоумённо моргнула, медленно осмысливая сказанное.

Шторы насыщенного зелёного цвета, края чашек увитые зелёной каймой, да даже коврик для ног, и тот красовался болотной темнотой. А ведь действительно, я неосознанно выбрала цвет, которого мне так не хватало в окружающей природе.

Столица располагалась ближе к югу, зимние месяца не баловали жителей обилием снега, поэтому столько белого, ничем не разбавленного искристого оттенка для меня в новинку.

Усмехнулась собственным мыслям и неопределённо пожала плечами:

- По всей видимости, да.

Винс как-то странно на меня посмотрел, но тут же перевёл тему:

- Где вешать?

Рост профессора с лёгкостью позволил ему достать до металлических крючков со стула, так что ничего двигать не пришлось. А стоило расправить ткань аккуратными воланами, как между нами повисла неловкость.

- Спасибо за помощь, - наконец пробормотала, разрывая настороженную тишину.

Обернулся ко мне в пол оборота, рассматривая незамысловатое убранство комнаты. И этот взгляд почему-то вызвал нервную дрожь, а не привычное раздражение. Никогда не любила, чтобы кто-то так откровенно оценивал МОИ вещи.

- Обращайся, всегда рад помочь, - насмешливый ответ немного разрядил обстановку. – Я пойду?

Кивнула. Проводила до двери, и только оказавшись одна, шумно выдохнула. Несколько долгих мгновений так и стояла на месте, оглушённая стуком собственного сердца.

Вот так… утро. Под стать всем прошлым дням – своевольное и шокирующее.



Настя Королева

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться