Стеклянный голос

Размер шрифта: - +

18

Каждый – творец собственной трагедии. Каждый несет ответственность за собственный выбор. Пока вдали разворачивалась трагедия по имени Хилл, в студии звукозаписи Elf Corporation случилось пополнение. Гордо вышагивая по коридорам высокого здания так, словно оно уже принадлежало ей, Одри Миккельсон задрала нос, рассматривая мелькающие лампы. Она ловила на себе удивленные взгляды, с удовольствием вслушивалась в перешептывания персонала. Девушка обожала внимание. И на деле ей было просто все равно, каким образом она его получала.

— Эй, Райдер, как я выгляжу?

— Отлично, — буркнул парень, активно с кем-то переписываясь.

Он был высоким и широкоплечим. Несколько лет в вольных боях сделали свое дело, и сейчас, хмуря рассеченные брови, Майкл устало выдохнул.

— Ты даже не посмотрел. Эй. Кай? А ты как считаешь?

— Мне плевать, — флегматично ответил гитарист, пряча лицо от любопытных взглядов работников за полями широкого капюшона.

— Эва?

Клавишница и вовсе не ответила, лишь мило пожала плечами. Стиль Одри – яркий и вызывающий, шел в полный резонанс с ее – пастельным и легким. Улыбаясь каждому встречному и застенчиво приветствуя работников студии, девушка тут же создавала вокруг себя теплую и пушистую атмосферу домашней кошки.

— И от тебя никакого толка. А где Дэмиан?

— Как раз переписываюсь с ним. Говорит, что в пробке застрял на Флит Роуз стрит, — буркнул ударник, широкой пятерней убирая волосы назад – ему нравилось демонстрировать публике светлые шрамы на лице.

— Походу пили всю ночь на пару с Фа..

— Одри.

— Ой, да. Я такая рисковая, — протянула солистка, театрально закатывая глаза.

Все же с информацией о том, что Джейсон когда-то был в их команде лучше пока что скрыть. Хотя… Учитывая, что группа находится в полушаге от своей цели, а конкретно в нескольких пролетах от кабинета великого Фицроя, не стоит терять бдительность. Один неверный шаг и месяцы работы и планов пойдут коту под хвост.

— Скорее безбашенная, — буркнул Кай, пряча руки в карманы. На таких как он говорят «человек-футляр». Высокий, худощавый. Постоянно завернутый в длинные балахоны и бесформенные ткани. Никто не понимал, откуда взялась подобная замкнутость – Кай был настоящим принцем из какой-то Диснеевской сказки. Он запросто мог бы стать лицом альбома, если бы не прятался за капюшоном и очками. А еще парень часто носил марлевые маски, чем нередко выбешивал Одри и остальных ребят. Но играл от отменно, за то и держали.

— Следи за языком, пока я тебе его не откусила. Все равно он тебе не нужен, а мне приятно будет, — протянула Одри, вызывая лифт.

Вокруг мельтешили слишком много людей, и все они, как один, считали нужным осмотреть каждого члена группы с головы до ног. Оценивающе. Предвзято. Где-то в толпе незнакомых лиц Эва заметила одно — знакомое. Образ этого парня давно запал в сердце. Будучи девушкой легкой и романтичной, она влюблялась в незнакомцев так же легко, как и перебирала черно-белые клавиши синтезатора. Она знала его – Шон Барнс – ударник ненавистной ими группы. Только вот в отличие от остальных ребят, Вайнберг не разделяла столь ярких эмоций. Просто играла в свое удовольствие и шла за красной нитью, что должна привести ее к тому, кто послан судьбой. Она не знала почему, но впервые взглянув в глаза Шона на экране старенького телевизора, ее сердце забилось чаще.

А Шон, казалось, был взбешен. Разговаривая с кем-то по телефону, парень активно жестикулировал. Ожидая лифт, Эва неотрывно смотрела на него, читала по губам обрывки фраз, безмолвно проговаривала их собственными.

«Ты опять… не в первый… тебе на меня плевать…»

Он точно с кем-то ссорился. Эве так хотелось подойти к нему, положить руку на высокий локоть, поговорить, успокоить. Негативные эмоции разрушают, она-то точно знала.

— Эва, ты идешь? – требовательно спросила Одри.

— Опять в облаках витает, — хмыкнул Майкл, придерживая створку лифта.

— А… да… — отрывисто ответила клавишница, срываясь с места. Вскоре группа скрылась. Серебристая коробка разгонялась все быстрее, словно стремясь избавиться от тех, кто внутри. Здание Elf-Corporation не так легко принимает новеньких в свои стены.

Но этого нельзя сказать о Фицрое. Мужчина улыбнулся самой искренней и широкой улыбкой, когда ребята неспешно вошли в кабинет. Крепко пожав руки Майклу и подоспевшему Дэмиану, мужчина коротко кивнул Каю, который отпрянул от него и галантно поцеловал руки Одри и Эвы.

— Безумно рад с вами познакомиться, — энергично начал мужчина, — присаживайтесь. В ногах правды нет. Чай? Кофе? Энн-Мари варит отменный эспрессо, не так ли, Энн?

Но ответа не последовало.

— Энн?

Обернувшись на помощницу, Фицрой нахмурился.

Саммерс стояла за его столом. Всегда одетая с иголочки, с идеальным макияжем и прической. Он привык к ее непоколебимому лицу, но сейчас во взгляде читался страх. Открытый страх. Женщина едва ли дышала, а темные глаза неотрывно смотрели в одну точку – на Майкла. Переведя взгляд на парня, который вел себя так, словно не замечал это, Элайджа встал.

— Видимо вам повезло. Сам сделаю. Так кому что?

Непрерывно говоря что-то о свойствах зеленого чая, мужчина прошел к столу и коснулся руки Энн, отвлекая ее внимание на себя. В глазах читалось беспокойство. Женщина сглотнула и покачала головой.

— Да.. я сделаю кофе, — еле слышно прошептала она, отворачиваясь к окну.

От ужаса она готова разрыдаться. Но нужно держать себя в руках. Необходимо… она уже не та маленькая Энн, которая не могла себя защитить. Она – Энн-Мари Саммерс – PR-менеджер успешной группы. Она уже не та… не та… но Майкл… это чертов… урод. Как так... Как так получилось, что судьба свела их?!



Катрина Уайлд

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться