Стеклянный купол

В поисках

Ирвин Аттвуд при первой встречи показался мне сдержанным и спокойным куратором. Я не чувствовала исходящего от него холода и ненависти, но сейчас всё изменилось. Я оцепенела от ужаса, лишь посмотрев в его налитые кровью обезумившие глаза. Я не понимала, от чего с ним произошли такие жуткие перемены? Неужели мой побег стал тому причиной? Я попыталась успокоить куратора.
— Простите, я не хотела сбегать, но всё навалилось на меня, — осторожно начала я.
        В эту же секунду Ирвин Аттвуд ударяет меня наотмашь, я отлетаю к дереву и сильно ударяюсь головой. Перед тем как потерять сознание, я вижу надвигающуюся прямо на меня фигуру моего бывшего куратора.
                                                                 ***
        Проснулась я в каком-то сарае. Голова раскалывалась от жуткой боли. Я долго не могла сфокусировать взгляд, но как только я смогла различать предметы вокруг себя, я сразу же поняла, что это место мне совершенно незнакомо.
        Дверь резко распахнулась, и я вновь увидела Ирвина. От страха я начала отползать назад и только сейчас я почувствовала веревку, которая больно сдавливала мои запястья. Уткнувшись спиной в стену, я остановила свои попытки сбежать отсюда и лишь подняла взгляд на озлобленного куратора.
— Ох, Лилит. Какая же ты обычная, — он сжимает мой подбородок рукой и заставляет меня смотреть на него, — ты бездарность и обыденность в одном лице. Я возненавидел тебя в то же мгновение, как ты переступила порог нашего интерната.
— Не скажи вы это, я бы и не догадалась.
— О, да! Я отличный актер. А еще я отлично владею магией, — в руках куратора появляется прозрачный шар, похожий на сферу, сотканную из энергии, — я бы мог убить тебя прямо сейчас…
        Я вижу, как по полу пробегает мышь, Ирвин Аттвуд бросает в неё невидимую сферу, и мышь отлетает к моим ногам. Она мертва.
— Так чего же ты ждешь? — в гневе кричу я.
— Оркус велел доставить тебя живой.
— Оркус? — недоумевая, повторяю я за куратором.
— Великий человек! Могущественный маг! Один из самых известнейших деятелей нашего общества.
— Если он такой великий, почему он сам не пришел и не забрал меня.
— Ты должна прийти к нему по своей воле. Он не любит насилие. А я не такой. Я решил ускорить процесс твоего посвящения.
— Зачем вам я?
— Мне кажется, твои посредственные родители тебе уже всё рассказали.
— Не говорите о них так, — яростно посмотрев на мужчину, произношу я.
— Почему же? Я лишь говорю правду. Они бы никогда не стали частью великого общества «Инфернум», если бы у них не появилась такая дочь, которая, судя по слухам, вобрала в себя множество видов магических сил.
— Ты можешь говорить, что угодно обо мне, — начинаю я злобным шепотом, — но о моих родителях говорить не смей, — переходя на крик завершаю я свою мысль.
— Да-да, злись, этого я и добиваюсь! Ты должна явить свои силы мне.
— У меня нет никаких сил, — слёзы от злобы сами собой льются по моим щекам. Мне трудно сдерживать свои эмоции.
— Если бы я только мог, — резким движением Ирвин Аттвуд хватает мою руку и ножом оставляет алый след на предплечье, — вырезать твою силу, достать изнутри, я бы сделал это не задумываясь!
— Просто убей меня, — устало произношу я.
— Я бы с радость, но не могу, — отбросив мою руку, говорит куратор, — без тебя нам не справиться. Внутри тебя скрыта невероятная магическая сила, и ты сама об этом знаешь!
— Это неправда, — жутким криком разражаюсь я. От моего голоса все стекла и зеркала в сарае превращаются в горстку пыли.
       Ирвин Аттвуд закрывается энергетическим полем и в него не попадает ни один осколок.
— Отлично, это уже что-то, — спокойно произносит он, — сейчас самое время выбрать, на какой стороне ты. Молча, куратор выходит из сарая и резким движением захлопывает за собой дверь.
                                                                 ***
        Я неподвижно сижу на том же месте и пытаюсь осознать все, что сейчас произошло. Я осознаю, что до сих пор вся моя одежда мокрая насквозь, а в сарае жутко холодно, я дрожу. Сколько я еще смогу здесь просидеть. Мне нужна помощь. Кричать бессмысленно, я даже не знаю, куда куратор привел меня. Поэтому единственное, что мне остается, это внушить мысли Рэю, чтобы он пришел и забрал меня. Хватаясь за этот вариант, как за спасительную соломинку, я стараюсь отчетливо произнести в голове: Рэй, спаси меня. Я повторила про себя эту фразу десятки раз, но вдруг почувствовала, что у меня не осталось сил. Сон овладевает меня, и я снова отключаюсь.
                                                                 ***
        Сквозь сон чувствую, как нежные руки гладят меня по щеке. Я, приложив все силы, осторожно открываю глаза и вижу перед собой испуганное лицо Рэя. Я хочу обнять его, но связанные руки не дают мне этого сделать.
— Подожди, Лилит, осторожнее. Давай я сначала разрежу веревки, — Рэй осторожно, стараясь не поранить меня, освобождает мои руки от оков, и я тут же бросаюсь парню на шую, крепко обняв его. По моим щекам текут слезы.
— Ты всё-таки услышал меня, я смогла внушить тебе…
— Да, ты смогла, — спокойным голосом, поглаживая меня по спине, произнёс парень.
          Вдруг я вижу, что за спиной Рэя стоит еще кто-то, прищурившись я понимаю, что это Стефан. Я вскакиваю на ноги, но от слабости снова валюсь на пол.
— Что он тут делает? — яростным шепотом произношу я, дрожащей рукой указывая в сторону Стефана.
— Он увязался за мной. Я не хотел терять время на споры с ним, — даже не обернувшись в сторону Стефана, произнес парень.
           С помощью Рэя, я встаю на ноги и подхожу к Стефану.
— Убирайся отсюда! Я не хочу смотреть на тебя, я не хочу стоять рядом с тобой. И, если бы ты пришёл спасать меня один, я даже не пошла бы за тобой, а осталась в этом чёртовом сарае! Ненавижу тебя, — я толкаю Стефана в грудь, он безэмоциально смотрит на меня и лишь делает один шаг назад, — между нами нет никакой связи.
        Я пытаюсь внушить ему, что я не его истинная пара, но меня как будто останавливает невидимая стена. Я не могу прорваться в его сознание.
— Ты самый никчемный человек, которого мне только приходилось встречать. Я не хочу иметь с тобой ничего общего, — кричу я, — ты пытался сбросить меня с крыши, а сейчас примчался спасать? Тебе самому-то не смешно?
— Что он пытался сделать? — яростно спрашивает Рэй. — Он пытался навредить тебе?
        Не говоря ни слова, Рэй взмахивает рукой и магическая сила отбрасывает Стефана назад в открытую дверь. Парень резко встает на ноги и принимает боевую стойку. Рэй выходит из сарая, навлекая магическую силу на Стефана, но тот раз за разом отражает нападение.
— Ты совсем больной? Что она тебе сделала? — между атаками кричит Рэй. — Я ненавижу тебя и хочу, чтобы ты умер!
        Стефан продолжает молчать, он отступает назад, но в скором времени ему это надоедает. Внезапным движением, разведя руки в стороны, он магией отталкивает Рэя от себя. В одно мгновение парни принимают обличие драконов и взмывают в небо. Сквозь тучи не видно их сражения, и мне остается лишь ждать исхода. Скрыть волнение невозможно, и я бы все отдала, чтобы сейчас у меня появились крылья, и я могла хоть как-то помочь Рэю. Вдруг я вижу, что один из драконов без чувств падает с неба.



Ксения Зайцева, Анастасия Анисимова

Отредактировано: 26.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться